Газель №8 (На ярмарку в Басре приходит Ходжа…)

  1. На ярмарку в Басре приходит Ходжа,
    Палатки и лавки обходит Ходжа.
  2. У стойки, где меткостью лучники блещут,
    Хвастливые речи заводит Ходжа:
  3. «Вы б съели халат свой, узнавши, как метко
    Стреляет при всякой погоде Ходжа!»
  4. Стрелки в него взоры метают сердито,
    Из них самый меткий выходит: «Ходжа!
  5. Ты речи не трать, покажи свою удаль:
    Слывёт пустословом в народе Ходжа!»
  6. Что ж делать! Ходжа направляется к стойке,
    И лук неуклюже наводит Ходжа.
  7. Стрелу положив, тетиву отпускает…
    Стрела твоя влево уходит, Ходжа!
  8. «Так староста наш деревенский стреляет», —
    Итоги уроку подводит Ходжа.
  9. Другую берёт, тетиву отпускает…
    Стрела твоя вправо уходит, Ходжа!
  10. «А так воевода багдадский стреляет», —
    Итоги уроку подводит Ходжа.
  11. Так, стрелка за стрелкою мимо и мимо,
    Народ веселя, колобродит Ходжа.
  12. Но рано ли, поздно — бывает такое! —
    (Не так уж, видать, сумасброден Ходжа!)
  13. Случайно стрела отправляется прямо
    И в самое яблочко входит! Ходжа
  14. Глядит, как затихли крикливые толпы,
    Их взглядом победным обводит Ходжа:
  15. «А так, — говорит, — я стреляю обычно!» —
    И с ярмарки гордо уходит Ходжа.
  16. …И мне так порой прихвастнуть удаётся:
    И Отис я, вроде, а вроде — Ходжа.

Газель №7 (Каждому племени, каждому часу — пророк…)

  1. Каждому племени, каждому часу — пророк.
    Вторит усердно небесному гласу пророк.
  2. Он прозябает в лесу и стоит у порогов,
    И сторонится шелков и атласа пророк.
  3. Если бы ты в свой черёд не изведал пороков,
    Что же твоя голова седовласа, пророк?
  4. Знай: ни единый пророк не приходит до срока,
    Впрок не пророчит прожорливым массам пророк.
  5. Кто бы ни звался сегодня Печатью Пророков,
    Свой ожидает и новую расу пророк.
  6. Отис, ты слышишь камней вулканических рокот?
    Не позабудет твои выкрутасы пророк.

Газель №6 (Пока я пью украдкою вино…)

  1. Пока я пью украдкою вино,
    Вам кажется загадкою вино:
  2. Хотя оно запретно для живущих,
    В Эдеме хлещут кадкою вино.
  3. Для вас и для меня струятся лозы,
    Вливаясь тонкой прядкою в вино,
  4. Но вам — изюм незыблемых догматов,
    А мне свободы сладкое вино.

Газель №5 (В степи родился кипарис…)

  1. В степи родился кипарис,
    Он ввысь стремился, кипарис,
  2. Зимой и летом, как смарагд,
    Твой ствол искрился, кипарис.
  3. Самум касыду напевал,
    И спать ложился кипарис.
  4. Песок по пояс засыпал,
    Чтоб не склонился кипарис.
  5. Тушканчик-трус что было сил
    К тебе пустился, кипарис,
  6. Чтобы шакал, степной шакал,
    Им не разжился, кипарис.
  7. Вот за барханами, шурша,
    Песок вспылился, кипарис,
  8. В пыли надменный дромадер
    К тебе спустился, кипарис.
  9. На нём усталый бедуин
    В седле гнездился, кипарис.
  10. Его тяжёлый ятаган
    В твой стан вонзился, кипарис…
  11. Теперь, украшен мишурой,
    В аул явился кипарис.
  12. И вкруг тебя детишек рой
    Всю ночь резвился, кипарис!

Газель №4 (Если я Абсолютом зову Абсолют…)

  1. Если я Абсолютом зову Абсолют —
    Мне от жаждущих Духа салям и салют.
  2. Если Богом Его назову — всё равно
    И амриты, и в уши нектара нальют.
  3. Будь то Брахма, иль Дао, иль Шакти, иль Дух —
    Примет имя любое возвышенный люд.
  4. Даже Космос и Хаос найду средь имён
    В трансцендентном меню экзотических блюд.
  5. Но лишь только Аллахом Его назову —
    Люд возвышенный сразу становится лют:
  6. Мол, шахид, ортодокс, террорист, моджахед, —
    И на копи сошлют, и подальше пошлют.
  7. Хоть в лепёшку верблюжью разбейся теперь —
    Не докажет им Отис, что он не верблюд!

Газель №3 (Хвалите Аллаха за то, что вы живы!..)

По мотивам 55-й суры Корана

  1. Хвалите Аллаха за то, что вы живы!
    Подлогов не делайте ради наживы!
  2. Есть листья, и травы, и злаки, и фрукты:
    Какая же милость от Господа лжива?
  3. Вот джинны из пламени, люди из глины:
    Какая же милость от Господа лжива?
  4. Владыка закатов, владыка восходов:
    Какая же милость от Господа лжива?
  5. Солёное море встречается с пресным:
    Какая же милость от Господа лжива?
  6. В обоих морях — жемчуга и кораллы:
    Какая же милость от Господа лжива?
  7. Плывут по обоим суда с парусами:
    Какая же милость от Господа лжива?
  8. Всё смертно. Лишь Лик Всемогущего вечен.
    Какая же милость от Господа лжива?
  9. Молитвам Земли и Небес отвечает:
    Какая же милость от Господа лжива?
  10. Господь будет с вами, два избранных рода!
    Какая же милость от Господа лжива?
  11. О люди! О джинны! Пронзайте пределы!
    Какая же милость от Господа лжива?
  12. От пламени вы не спасёте друг друга.
    Какая же милость от Господа лжива?
  13. Вот небо разверзнется маслом кипящим…
    Какая же милость от Господа лжива?
  14. Ни слова не скажет никто в оправданье…
    Какая же милость от Господа лжива?
  15. Возьмут нечестивцев за стопы и космы…
    Какая же милость от Господа лжива?
  16. Швырнут меж огнём и кипящей водою.
    Какая же милость от Господа лжива?
  17. А праведным Бог уготовил два сада:
    Какая же милость от Господа лжива?
  18. В обоих садах зеленеют деревья:
    Какая же милость от Господа лжива?
  19. В обоих садах — по источнику влаги:
    Какая же милость от Господа лжива?
  20. В обоих садах есть медовые фрукты:
    Какая же милость от Господа лжива?
  21. Возлягут они, услаждаясь плодами:
    Какая же милость от Господа лжива?
  22. И девы невинные будут меж ними:
    Какая же милость от Господа лжива?
  23. Подобны рубинам они и кораллам:
    Какая же милость от Господа лжива?
  24. За доброе дело — добром воздаянье:
    Какая же милость от Господа лжива?
  25. Пред теми двумя — и иные два сада:
    Какая же милость от Господа лжива?
  26. Под листьями тёмно-зелёного цвета —.
    Какая же милость от Господа лжива? —
  27. В обоих бурлят два источника тоже.
    Какая же милость от Господа лжива?
  28. В обоих есть фрукты, гранаты и пальмы:
    Какая же милость от Господа лжива?
  29. Там тоже есть девы, чей облик прекрасен:
    Какая же милость от Господа лжива?
  30. Они — чернооки, они — большеглазы
    (Какая же милость от Господа лжива?),
  31. И прежде не знали ни мужа, ни джинна.
    Какая же милость от Господа лжива?
  32. Они возлежат на зелёных подушках.
    Какая же милость от Господа лжива?
  33. Хвалите Аллаха, читая аяты,
    Что Отис в газель воплотил от души вам!

Газель №2 (Тебе пою свою хвалу, свинья!..)

  1. Тебе пою свою хвалу, свинья!
    Тебя не подадут к столу, свинья:
  2. Господь отдал твой жребий на закланье
    Волу, барану и козлу, свинья!
  3. Зелёный лук им светит и петрушка,
    А твой удел — зелёный луг, свинья!
  4. Смотри же, кони, гордые творенья,
    Крутую знают кабалу, свинья, —
  5. Тебя же не согнуть тяжёлым гнётом
    Уздечке, плугу и седлу, свинья!
  6. Когда же в День Последний нам назначат
    Кому сады, кому смолу, свинья,
  7. И всяк получит свой удел и плату, —
    Учти — и сильно не балуй, свинья:
  8. Вино, что нынче Отису запретно,
    С хамоном подадут к столу, свинья!

Газель №1 (Я родился и вышел навстречу, Аллах!..)

  1. Я родился и вышел навстречу, Аллах!
    Вижу Мать. «Ты, — спросил я, доверчив, — Аллах?»
  2. Обнимая меня, улыбнулась лукаво,
    Положила мне руки на плечи: «Аллах!»
  3. Оглянусь — вижу Город, что Матери выше.
    «Мама, — хмыкну хитро, — что за речи — “Аллах”!»
  4. К небу Город вздымался могучею глыбой.
    Может, этот оплот человечий — Аллах?..
  5. Он стеклом дребезжит, и гудит проводами,
    И металлом гремит бессердечно: «Аллах!»
  6. Оглянусь — вижу земли, что Города шире.
    «Ну ты, Город, даёшь! Что за речи — “Аллах”!»
  7. Распростёрлись края от пустыни до тундры.
    Я ликую: «Вот ты и замечен, Аллах!»
  8. Голос Родины слаще душистого мёда:
    «Я Аллах, я Аллах, я, — щебечет, — Аллах!»
  9. Оглянусь — вижу Землю, что Родины краше.
    «Хватит, Родина, врать! Что за речи — “Аллах”!»
  10. Всё Им дышит вокруг: и глубины, и выси,
    Здесь и кит, и пингвин, и кузнечик — Аллах!
  11. И зарделась Земля от вопросов наивных,
    Отвечает, не в силах отречься: «Аллах!»
  12. Оглянусь — вижу Солнце, планеты древнее,
    «Ну, Земля, — усмехнусь, — что за речи — “Аллах”!»
  13. Солнце — огненный шар, порождающий светоч.
    «Не тобой небосвод ли расцвечен, Аллах?»
  14. Солнце хмурится пятнами, вихрями вьётся:
    «Это я, так и знай! недалече Аллах!»
  15. Оглянусь — вижу Звёзды, что Солнца сильнее,
    Солнцу кажут перстом: «Что за речи — “Аллах”!»
  16. Льётся музыка сфер в резонансе фотонов…
    «Может быть, это вы — безупречный Аллах?»
  17. Звёзды в тысячу глаз отвечают мерцаньем:
    «Это мы — Бесконечный и Млечный Аллах!»
  18. Оглянусь — вижу Мир в миллиарды галактик,
    Отвечаю им всем: «Что за речи — “Аллах”!
  19. За великой стеной сингулярной плаценты
    Мир, конечно же, вечен, как вечен Аллах!»
  20. Бури Хаоса в древнем бульоне энергий
    Выплетают узор: «Я — беспечный Аллах!»
  21. Огляделся — Ничто за пределами Мира.
    В каждом встречном Аллах. И не встречен Аллах.
  22. Только помню: в дорогу отправился Отис
    И спросил: «Ты Аллах?» Я отвечу: «Аллах!»

Газель №282 (Вино я пить, как прежде, снова буду…)

Из Хаджу Кермани
(Вольный перевод с персидского)

Вино я пить, как прежде, снова буду.
Своё под лютню петь я слово буду.

Вновь пламень в сердце воду одолел,
И я искать к решенью повод буду.

Пускать я снова за глоток вина
По ветру свой халат дешёвый буду.

В трактире для приятелей своих
Воспламенять я сердце кровью буду.

Опять искать свидания с тобой
И избегать я мудрых зовов буду.

Глядеть, как поднимается потоп,
Сметая с сердца все покровы, буду.

Я буду пить, как прежде, до утра,
Звать в гости солнца луч багровый буду.

Раскаиваться, что и спал, и ел,
Поспавши и поевши плова, буду,

И прозвище Трактирного Хаджу
Оправдывать всегда готов — и буду!

Воистину священен всякий говор…

Из Хусейна ибн Мансура аль-Халладжа
(Вольный перевод с арабского)

Воистину священен всякий говор
И каждый глас, что Истину поёт.

Да, Чистой Правдой Истина зовётся:
Спасён, кто облик Правды узнаёт.

Глядишь на Правду — Истина ответит,
И время всяким говорам своё.

Коль Истина зовётся Чистой Правдой,
То что с людьми, что не найдут её?

В какой земле бы не было Тебя…

Из Хусейна ибн Мансура аль-Халладжа
(Вольный перевод с арабского)

В какой земле бы не было Тебя,
Коль мнят, что в небесах сокрылся Ты?
Ты видишь, как в Тебя они глядят,
Тебя не видя из-за слепоты.

Аллах! какой бы день ни расцветал…

Из Хусейна ибн Мансура аль-Халладжа
(Вольный перевод с арабского)

Аллах! какой бы день ни расцветал,
Ты сердце мне любовью согревал.

Я никогда не говорил с людьми,
Чтоб из меня им Ты не отвечал.

Ни весел не был Ты, ни огорчён,
Но в сердце с каждым чувством пребывал.

Я воду пил, не жаждою томим,
Но потому, что Ты ручьём журчал.

Хоть на руках, хоть припадая ниц,
Когда б я мог, к тебе бы прибежал…

Дитя, коль ты решил мне спеть, так пой,
Прости, что я жестокосердым стал.

Религия людская — для людей,
Мою же — для меня Ты подыскал.

Равны друг другу все людские души…

Из Абу-ль-Аля аль-Маарри
(Вольный перевод с арабского)

Равны друг другу все людские души
По части заключённого в них зла,
И угнетенье праведной голубки
Не лучше угнетения орла.

Конь скачет под тобою по простору…

Из Абу-ль-Аля аль-Маарри
(Вольный перевод с арабского)

Конь скачет под тобою по простору,
И под луною конь тебя несёт.
Ты бережёшь коня — ведь он так дорог…
А кто голубку от беды спасёт?

Если родина в каждом селенье — тюрьма…

Из Абу-ль-Аля аль-Маарри
(Вольный перевод с арабского)

Если родина в каждом селенье — тюрьма,
То могилы людей — не иначе, твердыни.

Наша бренная жизнь — вереница невзгод:
Сколько грязь ни смывай — сохранится доныне.

Есть деревья, чьи корни погибли навек,
И не стало ветвей, чтоб укрыли пустыню.

Личинка ксеноморфа

Наш Вождь Ильич — гроза попов,
Был уникальный тип.
А будучи не чужд грибов,
Он превратился в Гриб.

Ещё при жизни Наш Ильич
Был внутренне грибом,
А потому инопланетной лишь
Грибницей был ведом.

Хоть был наш Вождь перед толпой,
Как гриб, росточком мал,
Он силой тайной волховской
Природной обладал.

И лишь как пробил смертный час,
Пред тем, как взор потух,
Во тьме Вождю рабочих масс
Грибной явился Дух.

Тайком забрал он Ильича
В грибной низинный мир,
А в Мавзолей из кирпича
Лёг призрачный кумир.

Учись ловить священный драйв,
Как Вождь нам завещал:
С грибами весело вкушай
Частичку Ильича…

Час Азраила

Лик его смолисто-чёрен!
Вблизи, однако — ало-багров,
Полярный ангел, как Смерти ворон,
Взмывает ввысь из Древних Льдов…

Он резал вечность в подводном склепе —
Миров глубинный слепой кошмар,
Он в чутком трансе в кругах столетий
Видел иллюзий людских угар!

Но вот очнулся он в нижних водах —
Краток для ангела сон веков,
Полночным Солнцем к небосводу
Он ввысь вознёсся из Чёрных Льдов!

Встаёт он жутко над миром сонным,
Восстав из мрака морских пучин,
В небе остывший глаз Горгоны
Погас во тьме Мировой Ночи!

Лик прячет грозный Немезида
Средь сернокислых облаков —
Из вековых снегов Арктиды
Взошло Светило Древних Льдов!

Лик его чернее ночи!
Вблизи, однако — кроваво-бур,
Отверз пылающие очи
Полночный ангел тёмных бурь…

Солнце бессмертных

Луны холодный равнодушный лик —
Извечный страж полярных врат
В подземные глубины
Роняет мертвенного света блик
На девственных снегов бескрайний плат,
Что саваном покрыл безвидные низины.
Там Чёрного Светила величавый Трон
Высится в сиянии самоцветов!
Там Тёмной Благодатью озарён
Царь сумеречных грёз, немногими воспетый!
К его покоям всякий путь торит,
Кто лишь Познанья ценит Тёмные Дары,
Его огнём лишь сердце каждое горит,
Что прозревает солнц иных бескрайние миры…

Кровью богов полит его алтарь —
Легенд и сказок лучезарная Шамбала,
Не всякому откроет вековая старь.
Блеск сокровищниц немеркнущей Паталы.
Не стоп людских к ней пролегает путь,
Хоть кто б искал его десятки сотен лет,
Лишь может Око Вещее в глубины заглянуть,
Где к поднебесью вечный высится Тибет…

В свете падающей звезды

Одинокою гордою птицей
Падал с неба, как Солнце горя,
Роковой безутешный Денница,
Власть презревший архонта-«царя».

Но не хладным низвергся ты камнем,
Пав на бренности стылое дно,
В мир явив величайшую драму,
Ты взошёл, как Прозрения Зерно!

Как пылающей пал ты Звездою,
Так во тьму погрузившись тот час,
Озарённый дотоле тобою,
Лик небес безнадёжно погас!

А плоть творения, что в ночи пребывала,
Словно студень из звёзд и планет,
Восхитительно вдруг засияла,
Как в ней вспыхнул твой Ангельский Свет!

Ты восстал не стяжателем власти,
Как семитский южный божок,
Но носителем огненной Страсти,
Что Познания светоч зажёг!

Не поклонов и страха ты жаждешь
От презренных и низменных толп,
Но по высям неведомым страждешь,
Не средь кукол людских твой Престол!

Не дано этим куклам изведать
Бесконечный безудержный взлёт
В вышину, лишь доступную Ангелу Света,
Что сияет средь горних высот.

Лишь немногие внемлют печали
Твоих звёздных бездонных очей,
Вновь и вновь в их Любви мы сгорали
Вместе с мудростью прожитых дней.

Ты пред нами отверз бесконечность,
Где бессильна архонтов игра,
И лишь кукол поглотит навечно
Их убогий бессмысленный рай…

Газель №493 (Ни Каабы, ни идолов мы не приемлем, не надо!..)

Из Хакима Саад-ад-Дина Низари Кухистани
(Вольный перевод с персидского)

Ни Каабы, ни идолов мы не приемлем, не надо!
Вашей грусти, идеям чужим мы не внемлем, не надо!

Есть у каждого мненье своё и дорога родная:
Не зовите нас в ваши печальные земли, не надо!

Приходи к нам! Ужель одинокая крепость Симурга
Будет дома родного теплее вам всем ли? Не надо!

Осуди, коль нечистые помыслы, чувства и тело,
А судить, что с Людьми Чистоты ем, не ем ли — не надо!

Побеседуй о лютнях, певцах, барабанах, литаврах,
А внушать мне, что сказки — природу объемлют, — не надо!

Все мечетями смотрятся с виду, внутри же — руины.
Быть мужчина не любит мужчиной затем ли? — не надо!

Говорят, Низари был безумцем. С ума не сходите,
Эту тайну рассказывать людям, не дремля, не надо!

Это ради любви. Не губи, ненасытное пламя,
Мотылька, что летит к тебе, будто на дремлик, — не надо!

Назад Предыдущие записи