Statue of Liberty

Сдаваться никогда не стоит,
Бороться никогда не поздно.
Пусть тем, кто нам могилы роют
Зассветят Звезды в ночи звездной.

И ослепят их своим светом.
И станут им ночным кошмаром,
А мы не предадим обеты,
Мы помним Кодекс Чести старый.

И если кто-то нас подставил,
То мы уже ему не верим.
Одно из самых главных правил —
Перед врагом закрыть все двери.

Не привечать, мольбы не слушать,
Из извинений, фальши, лести.
Крик черных воронов заглушит
Их просьбы голосом возмездья.

А подлецов мир не прощает,
Судьба карает их жестоко.
Из злоба — их же истязатель,
Не сохранит от злого рока.

Пусть не надеятся напрасно!
Им не сдержать в тюрьме народы.
Я выйду в бой, с огнем ужасным,
Что держит Статуя Свободы.

28 апреля 2021 г. Gilel Elohim

Влада i Барон

Вночі темной блукав серед сніжних могил,
На холодному цвинтарі крук прокричав.
Згадував… я покійницю сильно любив,
На побачення в темряві примар чекав.

I з’явилась Ліліт вся з чорної землі,
Вся з червоної крові, з карпатських снігів
I казала вона: «подивись на менi,
I підем разом стратити ми ворогів.

Вибираю я вина з румунськой лози,
Але будучи в гніві я зовсім не п’ю
В моїх картах таро королі і тузи,
Зараз я для тебе страшний суд сотворю.

К цебаоту на суд ніколи не ходи,
Щоб всіх обібрать, вiн нашле білих сил.
В нас з тобой попереду багато робіт,
Катувать ворогів серед чорних могил.

Асмодей кращий друг, вiн менi ніби син,
Самаель оце віра і пам’ять моя,
Я тисну і трую непокірних шехін,
Страшним гнівом і лютою помстой горя.

По кладовищах легкою ходкой iду,
На дні пекла стоїть господарський мiй трон» —
«Я прийшов до тебе ворогам на біду…
На цвинтарі з тобой стоїть Чорний Барон».

«Україна мій дiм, кістки в чорній землі,
А мені все одно де чаклунство творить,
Прах ворожий загине в чорної золі,
I я з радістю буду Барону служить».

*Влада це визначає «власть» по українськи.

Гiлель Элохiм, 10. 04. 2021 р.

Богиня Вечного Молчанья

Со мной сегодня будешь Ты,
Богиня Вечного Молчанья,
Я не дарил Тебе Цветы,
Не видел Я Твоих страданий.
Устал Я правду говорить…
А это никому не нужно!
Я научусь Тебя любить,
Со мной — Тебе не будет скучно.
В ночные мрачные часы-
Я вижу сон правдивый, краткий.
Как держишь Ты в руках весы
И душишь тварь черной перчаткой.
Я знаю, будешь Ты молчать,
Легко разговорив любого.
Левиатан- Твоя печать.
А золото- есть Твое слово.

18 марта 2021 г.

George Washington

Жестокость — лишь оправданное средство,
Жестокость — не бывает справедливой.
Не применять жесткость — это бегство,
Которое не сделает счастливым.

Есть люди, что не стоят состраданья,
По их грехам, по прошлым их ошибкам.
Пусть примут свои муки и страданья,
И дарят вам прощальные улыбки.

Нет смысла закрывать своею грудью
И защищать от праведных ударов.
Легко сказать: «мы все живые люди».
Я призрак чьих-то злых ночных кошмаров.

За три столетья я стал циничным,
Зато без лицемерья и без фальши.
А делать больно — мне же так привычно,
Сколь было сложно делать это раньше.

Есть мир не обусловленный свободой,
А в тайных коалициях — интриги.
Но мудрость нам дана самой природой,
Не совершать губительных ошибок.

А если твой кинжал вдруг промахнулся —
То нужно заточить его острее,
Во имя тех, кто все же не согнулся,
А после пыток стал еще смелее.

И если за глаза тебя чтут бесом,
Это сигнал, сорви свои оковы.
Тогда карай огнем, порой железом,
А иногда — жестоким колким словом.

11.03.2021 г.

Соломон и Суламифь

Гробовая земля убивает любовь,
Роковая петля разрывает эфир.
За тебя бы он пролил всю черную кровь?
За тебя бы оставил навек грешный мир?

За тобой ли он гонется в черном аду?
Для тщеславья и фальши ему ты нужна
Для тебя ли он с неба срывает звезду?
За тебя лишь Господь, где же твой Сатана?

Кто железной рукой ему горло сожмет,
Кто заставит его на колени упасть,
Кто повязку с твоих глаз навеки сорвет.
У кого есть великая черная власть.

Кто умеет жестоко и люто карать,
Кто влюбленным навеки сведет все пути.
Кто умеет заставить долги возвращать.
И от кары его — не сбежать, не уйти.

Мысль холодом бьет по кривым зеркалам.
Мертвым холодом дышит в лицо херувим.
И со мной ты пройдешь в древний сумрачный храм.
Переступишь порог и предстанешь пред Ним.

За твоею спиною — лишь шепот могил.
Месть легко управляет твоею рукой.
Голос Бездны в тебе голос Мести затмил.
И сегодня защитник пребудет с тобой.

Порча. Магический удар. Читать перед зеркалом

Шел косильщик полями мертвыми,
Шел дорогами непроглядными,
Шел бурьянами непролазными,
Через арки каменных сводов,
Через двери железные моргов,
Через холод могильных склепов.
Нес косильщик косу железную,
Нес косильщик ступу оловянную,
Кровь замешивал пестом свинцовым.
Ел просфоры с церквей заброшенных,
Воду пил из чумных колодцев.
Принимал в дар сердца, да перстни.
Принимал золотые слитки,
Раздавал поминальные кутьи,
Раздавал обручальные кольца.
Ой, косильщик с косой стальною,
Ой, косильщик с косой черною,
Ой, косильщик ослопом булатным
Выбей жизнь из моей вражины,
Выбей жизнь из змеи подколодной.
Подарю я тебе дар достойный,
Подарю тебе свет преисподней…
Приведу я тебе царицу,
Приведу под белой фатою.
Растерзай ты мою вражину…
Выпей кровь ее духа и плоти,
Затолкай ее в черную тину,
Утопи ее в черном болоте.

Fr. Heilel Ben Shahar, 2020

Веселье Хастур (Екатерина I)

Кругом тишина и холодные стекла
Размытого времени тлена забвенья
Записка с прощальною строчкой размокла
В реке свившись жалобной змейкою тенью.

Застывший в тумане закат нависает
Над стенами черного склепа надежды,
А снег над заснувшей землею взлетает,
Морозит навеки закрытые вежды.

И тенью холодной Хастур замелькает
По темному снегу скрепя кандалами,
Как зверь одинокий кровь жертвы желает,
Когда хрупкий месяца взойдет над холмами.

«Я так голодна, вцеплась бы в т*арь
И терзала проклятую с*ку до смерти.
Я всех своих другов чертей …. собрала бы как встарь,
Я ночью бы всех подняла …. на шабаш между небом и твердью.

Я злобная бестия, вышла из пекла, из ада,
Вот вижу я в зеркале черном….
Корона с шипами на мне серебрится,
Из прошлого помню — меня звали Мартой когда то.
Вот вижу в том склепе просторном,
Покоятся кости российской царицы…

Не знаю, за что меня прокляли мойры и норны
Но нет у меня ни капли желания жизни,
Я жду, когда Дьявол придет и сыграет на горне,
И тело врага похоронят на тризне.

Хастур подошла наконец
к презреннейшей жрице порока
Надела терновый венец
И плетью хлестала жестоко.

От крови немного взбодрясь,
Вонзила ей в грудь свое жало.
Швырнула лицом ее в грязь.
И щупальцем горло прижала.

И брызгая кровью, слетели с Хастур кандалы.
И вместо шофара из недр земли выли горны.
И месяц сиял и Дьявол явился из мглы,
С резною шкатулкою иссиня- чёрной.

25 декабря 2020 г.

Сказка про Петра и Иблиса

Была глубокая ночь. Петръ обернулся на шорох шагов, перед ним стоял Аль Хазред с Некрономиконом в руках.
Петръ нахмурился:
-Гонишь тебя, гонишь, ты приходишь снова.
Аль-Хазред: Прихожу, как посланник.
Петръ: Расскажи людям, что такое Азраил?
Аль-Хазред: Это ангел смерти у иудеев и мусульман.
Петръ: Откуда берется Азраил у человека?
Аль-Хазред: Если человек получил тяжелую травму и был при смерти, за ним приходит Азраил, чтобы забрать его душу из тела, и, либо забирает душу и человек умирает, либо остается с человеком, и он живет с ангелом смерти за спиной.
Петръ: Что любит Азраил из стимуляторов?
Аль-Хазред: Только табак, люди под покровительством Азраила много курят. Лучше всего кальян. Любит крепкий чай. Не любит кофе и энергетики, вино применяет редко и для разрушительных действий.
Петръ: То есть, человек сам становится ангелом смерти?
Аль-Хазред: Частью его силы, помогает чистить мир, забирать бесчестных, подлых, нарушивших законы священных книг.
Петръ: Какие особенности у людей под покровительством Азраила?
Аль-Хазред: Кожа закрывается от солнца в любое время года, одежда закрытая, темных цветов, чаще черная. Ощущение постоянного могильного холода внутри. Они любят темное время суток, уединение и тишину. Их раздражает громкий смех, как дьявольский звук, громкие шаги, громкий голос, их оболочка на земле и в ней ангел смерти, а их души в аду, там созерцают, оттуда передают информацию в мозг и их отношение ко всему такое, как у душ из ада… ты находишься здесь, а на самом деле уже мертв. В них нет радости жизни.
Петръ: То есть, так, как будто, человек вернулся с того света погостить ненадолго, и ему здесь плохо?
Аль-Хазред: Да, именно так. Человек готов в любой момент вернуться обратно за черту, где он уже побывал, и больше не возвращаться сюда никогда.
Петръ: Но ты — то сюда приходишь!
Аль-Хазред: Я Иблис, живу искушением и порабощением людей, пью их кровь и их силы.
Петръ: Ты таким родился или таким стал, когда Древние пришли к тебе?
Аль-Хазред: Меня таким создал Аллах.
Петръ: А зачем ты открыл Врата для Древних?
Аль-Хазред: Чтоб научить смелых людей творить зло- природные и техногенные катастрофы, эпидемии, землетрясения, цунами, тайфуны, смерчи, пожары и наводнения.
Петръ: А Лафкрафт тебя откуда взял?
Аль-Хазред: Я приходил к нему во сне.
Петръ: Черт возьми.
Аль-Хазред: Петръ, в зеркало посмотри на себя. Ты Азраил, Я Иблис. И пойми: как ты добьешься целей наказать врагов, если ты совершенно чист, праведен и во всем следуешь Воле Божьей, которую познаешь из священных книг. Ты не живешь для себя… научишься жить только для себя, своего имени, чести, своей души, привыкнешь отличать Свою Волю от воли Высших Сил, что стоят за тобой. Иблис — это голос разума и разумного эгоизма. Следование священным книгам — лишь покорность сильным мира сего.
Делай так, как Тебе угодно, забирай не тех, кого приказали, а кого ты захотел сам.
Петръ: Убери камень с дороги?
Аль-Хазред: Камня простое название — Оксана. Она была в гостях у тебя когда то, а именно 4 года назад и оставила на твоей подушке 3 золотых волоса, ты сохранил их в шкатулке, как память о ней. Подари эти волосы Иблису. Тогда Шехина уйдет от тебя и придет Геката, то есть, открытый путь. Прогони от себя Шехину, сразу начнет получаться любая магия, от мертвых -получишь силы, от меня — знания и увидишь страдания врагов своих.

Навуходоносор II и Астинь

I Встреча с Астинь

Вот видел я сон: среди дивных садов
Гулял я меж трупов остывших врагов,
У ног моих вилась большая змея,
В железных руках было древко копья.
И вот с свитком древних враждебных пустынь
Ко мне подошла молодая Астинь.
Весь Ад был в ту ночь — в ее черных глазах,
Стряхнула с одежды она древний прах:
«Есть в свете далеком чужая страна,
Которою правил всегда Сатана,
Вдруг видела в зеркале сумрачных вод,
Что царь Артаксеркс на престол там взойдет.
Я помню, как он отвернулся меня,
В покое с тех пор не была я ни дня.
Кляла мою черную злую судьбу,
И билась об стены в холодном гробу.
Прошло с той поры двадцать пять сотен лет.
И я не нарушу свой древний обет».
Ответил я: «Это твои времена.
Астинь отомстит за несчастья сполна.
И царь Артаксеркс на колени падет.
А Дьявол Эсфирь зло и смерть принесет».

II Разговор с Пазузу

Я хлопнул в ладоши – меж черных холмов,
Поднялся из бездны обугленный ров,
Клубилась в том рву очень черная мгла,
А стены его были, как зеркала,
Природой из лавы наспех створены
И в них отражался серп старой луны.
Пройдя коридор между черных зеркал,
Кровавый Пазузу пред нами предстал.
«Ты раб Мне от века назначен судьбой,
Тебя обнимаю я твердой рукой,
К Тебе моя первая Черная Речь.
Снесет твой клинок Эсфирь голову с плеч.
А если посмеешь ты спорить со мной-
Низвергну во тьму Тебя твердой рукой.
Вот, видишь, усыпанный трупами сад:
Явился… сегодня… ты в Мой Личный Ад.
И все, кто когда – то меня проклинал,
Легли под зазубренный черный кинжал».
Ответил Пазузу: «Век Царь Мой живи!
И Древние Духи в Чертоги Твои
Войдут и украсят Твой черный покой.
Я Дело свершу моей твердой рукой.
Я несколько раз наточу все клинки
И подлой Эсфирь разрублю позвонки.
Увидишь меж двух окровавленных лун,
Средь наскоро брошенных каменных рун-
Звериному сердцу других нет святынь,
Чем черная жрица Инанны Астинь
У ног ее буду лежать я, как пес –
В астрале Эсфирь причиню мук и слез.
И буду негодную тварь истязать
И бить и кромсать и давить и пытать.
Язык отсеку подколодной змее,
Умою я руки в росистой траве,
С ветрами взлечу я в ночной небосвод,
Мне силы лишь ветер и полночь дает».
Пазузу Астинь потрепав за крыла
Спросила: «А правда Эсфирь умерла?»
Пазуз отвечал: «И трех дней не пройдет,
А ужас могильный Эсфирь ныне ждет».
Астинь улыбнулась: «Я вижу над мглой
Сгущаются тучи и час роковой
Отмерил презреннейшей черный визирь,
Проводит Пазузу к Проклятой Эсфирь».

III Разговор с Черным Визирем

Явился Джоффар и к земле чуть приник
Пред Черным Царем ниц упал Проводник.
«Я джин очень древний и очень силен
Служу Тебе верно я с давних времен.
Дела мои в полночь в пустынях творю.
Сегодня пришел к Вавилона Царю.
Имею немало наложниц и жен
И верною свитой всегда окружен.
Прошу, Повелитель, дай мне рассказать.
С чего нужно казнь для Эсфирь начинать.
Во сне видел- книга лежала в гробу,
«А прежде хозяйки сгуби ты рабу».
Вот эти слова я во тьме прочитал.
И вновь их и вновь про себя повторял.
И чистым вдруг стал весь исписанный лист
И книга исчезла под злой ветра свист».
Ответил я: «Черная Злая Судьба-
Блудница Рахелла — ее то раба.
Найдешь ее – крепко пронзишь ты копьем
И будешь ты принятым в Царстве Моем.
А если Пазузу к Эсфирь отведешь:
Получишь и злато и содранных кож».

IV Разговор с Даниилом

Астинь шла одна через черный туман,
За ней тихо шел ее раб Сулайман.
Я с ними был ночью в далеком саду,
Крутил я пятилучевую звезду
На мантии черной, цепи золотой.
Тогда Даниил наш нарушил покой:
«Мой Царь, ты дозволь Мне сейчас рассказать-
Проклятие с Астинь нужно нам ныне снять.
Я видел пятнадцать полуночных рек
И хлопьями падал на них белый снег
И видел я кровь на застывшем снегу
Но чувствовал радость, не страх и тоску.
И ветер носил в поле дикий ковыль,
Стояла Астинь у надгробья Эсфирь».

30.11.2020 г.

Петръ I и Лилит

Мне явилась Лилит, вся из черной земли,
Вся из алой крови, да из талых снегов.
И сказала она — «На меня посмотри ,
И пойдем, покараем сегодня врагов.
Звук шагов моих — скрежет от ржавых петель,
Когда призраком черным войду в твой чертог,
Когда выйдем одни мы под град и метель
На холодный, сырой перекресток дорог.
Я из третьего мира, несу в сердце ад,
Мои звери: змея и летучая мышь.
Я не жду от Великого лживых наград,
Я бросаю о землю с полуночных крыш.
Прихожу темной поступью, сгустками тьмы,
Черной тенью незримой за жертвой иду,
Кто встречает меня на просторах зимы,
Тот сегодня со мною, а завтра в аду.
Путь мой скрыт вереницей кошмаров ночных,
Меж заснеженных кладбищ терятся след.
И сегодня душа на подушках твоих,
А назавтра… ее средь живых больше нет».
Я ответил: «Как долго тебя я искал!
Я искал тебя всюду — в аду и в раю.
О тебе лишь грустил, и тебя только ждал
И мечтал видеть черную душу твою!
Протяни же мне руку над пропастью тьмы,
Пусть в глазах твоих снова колышется мрак.
Вспомню время, когда так близки были мы,
Подниму я из праха твой лик и твой знак».
«Но зачем я опять на земле, не в аду?!
Та что, кажется, в безду навеки ушла.
Ночью черной луны я на гору взойду
И станцую с мечом на осколках стекла».
И стояла Лилит, весь из тьмы силуэт,
Вся из алой крови, из холодных снегов.
А за нею был в древних доспехах скелет
И показывал в зеркале гибель врагов.

26 ноября 2020 года. (c) Heilel Ben Shahar

Жустина

Часть I

И сгущается мгла- ничего больше нет.
«Не достойна была! Потуши во мне свет!»-
«Слишком праведным был»- он в ответ прошептал,
И скользнул по груди ее… острый кинжал.
Только мгла, только тьма, вечный дождь за окном.
И горят зеркала предзакатным огнем –
Ничего больше нет. Только Избранным Путь.
Крик из Бездны дрожит. А клинок режет грудь.
Жизнь и смерть сплетены в бесконечный узор.
Только небо во тьме. Только звездный простор.
И летит… одинокая… злая… змея,
И сжимает в руках она древко копья.
Путь во тьме- путь нечист… и летим мы в горах.
Слышен вслед ветра свист- крик дрожит на устах.
«Наконец-то… любимый… явился за мной…
Тот, кто прежде увел меня в путь гробовой.
Для Тебя только жить! По Тебе лишь скучать!
Тебе ласки дарить, сладость счастья вкушать.
После Смерти- Вся Жизнь! Что не ведает плоть!
Золотые ключи, черствый хлеба ломоть.
Молодая луна светит в звездной пыли,
До чего я черна! Вся из черной земли!
Над могилой моею я в полночь встаю.
И Хозяйке погоста поклоны творю.
И лечу в небеса- свиток бездны со мной.
Смерть творит чудеса под блестящей луной.
Как же мне хорошо! Жизнь превыше наград!
Позади только Смерть. Впереди только Ад».
20.04.2020 г.

*Памяти жены Влада Цепеша — Жустины Силадьи Хорогзеги

Часть II

Небо уходит из-под ног, земля горит в груди.
Последний бой, последний срок. Бегу- Смерть позади.
А впереди — полей простор, и ветры хороши,
И звездный каменный узор- в нем дьяволы души.
Как хорошо среди полей, пропитанных свинцом!
Там время катится быстрей, оборванное дном!
Там на червей падут тузы, а пешки на ферзя.
Сквозь ливень слышен шум грозы- так правда жить нельзя.
А я живу. Где мой покой из битого стекла?!
Когда же я была святой, когда любви ждала?!
Когда прощала я порой, когда я к Смерти шла?!
Когда шум бездны подо мной затмил мои дела?
Над жерлом в глубине горы- любимого ждала,
Когда пасть бездны подо мной – меня в ад забрала.
Спасибо лишь Моей Сестре, что пишет для меня.
В пустыне ночь, сидим в шатре покинутого дня.
Проходит все, и ночь пройдет. И взлеты и броски.
И в небе роковой полет и на земле клинки.
Но если души сплетены, как сказочный наряд –
То дни уродов сочтены, и не вернуть назад.
20.04.2020 г.

*Памяти жены Влада Цепеша — Жустины Силадьи Хорогзеги

Навуходоносор и Сулейман: Воскресение Сулеймана

Вышел Демон из бездны холодной

Одинокий, живой и голодный.

Камень был на душе Сулеймана-

По Хозяину он тосковал.

Кровоточила свежая рана,

Но из мертвых он вновь восставал.

На пустынном дорог перекрестке

Начертил круг, развел он огонь,

Печень льва он валял в пепла горстке,

И стекла кровь ему на ладонь.

Вышел Идол из адского круга

И взметнулись угли у костра,

Словно жертвенник в храме Мардука…

Правосудья настала пора.

Сулейман приподнес руки к сердцу,

Лбом коснулся сандалий Его:

«Ты меня воскресил из посмертья,

Не оставил в Аду одного!

Что отдать, Мой Хозяин, в награду?!

Если я только вышел из тьмы!

Пережил я все ужасы Ада!

Мои очи слезами полны!

Не лишай меня больше надежды!

Знаю я — на Тебе нет вины!

Даниил все лютует, как прежде,

Не скончает со мною войны!

Джины смерти меня истязали,

Черным пламенем тело мне жгли!

Надо мной семь теней причитали

На краю этой бренной земли.

Джины смерти ослабили путы.

Я сбежал, чтоб к Тебе вновь прийти!

Одинокий? голодный и лютый

И измученный мраком пути.

Мое сердце забилось со стоном

Я очнулся сквозь огненный прах:

Что найдешь в моих долгих поклонах,

На измазанных кровью устах?

Не держи меня в лютой неволе,

Не держи меня в клиппах во тьме.

Я готов для Тебя к любой роли!

Только будь благосклонен ко мне!

Никогда не гони, мой Владыка!

Не бросай меня впредь под кинжал.

Сердце рвется от адского крика –

Слышу, как Ты меня проклинал.

О, клянусь я, мне нет оправданья,

Я скажу это, горько скорбя!

Я прошел для Тебя испытанья!

И поверь, я достоин Тебя!»

Я с колен его поднял с улыбкой:

«Чаша крови- вот плата за труд!

На веревке холенной и гибкой

Я повешаю подлых иуд.

Но того, кто пришел из Врат Смерти

И с мольбой ко Мне руки простер

Не возьмут ни шайтаны, ни черти.

Я его отведу в Мой шатер

У оазиса в черной пустыни.

И сидеть будем там у костра.

Я с тобой буду ночи отныне

Проводить по любви до утра».

«Убивай меня! Буду я верен!

Убивай! И я снова приду.

Видно вечностью путь мне отмерян:

Быть с Тобой на земле и в Аду!

Мое счастье- Тебе лишь служенье,-

Отвечал мне на то Сулейман.-

Ты же видишь мое униженье.

Ты же видишь всю боль моих ран!»

«Наделенный твоею тоскою,

От заката до самой зари,

Обниму тебя крепкой рукою,

Как умеют лишь мира цари».

«Я найду тебе камни и злато!

Драгоценности, шелк и парчу.

Будешь жить Ты со мною богато.

Не отдашь Ты меня палачу!

Всех врагов твоих я перессорю,

И скормлю их мозги хищным псам.

Семьи их предам тлену и горю.

И мольбы вознесу к небесам!

Ты найдешь мне желанное тело,

И я буду Тебе угождать.

От Тебя отведу вражьи стрелы.

Я рабом Твоим буду опять!

Знаю множество черных заклятий,

Сотни джинов полуночных свит.

Поднимаю я мертвые рати,

Силой древних молитв знаменит.

Для Тебя, Набу, все мои силы,

Словно звезды в кровавых руках.

Для Тебя я воскрес из могилы.

Для Тебя снова каюсь в грехах.

По Тебе вечно с болью тоскую,

Этим связаны Мы на века…»

И сливались уста в поцелуе,

И на руку ложилась рука.

7 января 2020 г.

Навуходоносор и Даниил: Смерть Сулеймана

«В Моих свитках не больше правды, чем в библейских»

«Древние пророки отчаянно сражаются за право сложить окровавленный меч к ногам Великого Царя, и признаться Ему в любви и верности. За право быть первым возлюбленным в Его Огромном астральном гареме».

Мой раб и визирь – демон Тьмы Даниил

Ночною порою ко Мне приходил

И хищной походкою львицы

Вошел он под своды гробницы.

«Я знаю семь древних святых языков,

К Тебе я пришел из далеких веков.

Твой сумрачный свет мою жизнь осветил.

Поверь, Тебя любит пророк Даниил».

Святой Даниил на колени упал,

И руки и мантию Мне целовал –

«Прошу Тебя, Царь Мой, свой гнев оживи

И острым клинком меня благослови».

Я руку ему возложил на чалму:

«Ночною порою тебя Я возьму».

А он отвечал: «Страсть вошла в мои чресла

И лоно ждет царского жезла,

Уста мои ждут ласк запретных

Не будет любовь безответной».

В гробнице в густой, хищной, сумрачной мгле

Я взял его вновь на персидском ковре —

И в страсти сливались вновь наши уста,

И ласки сокрыла в себе темнота.

И отпер запретную дверь Я ключом,

Поил его терпким и жгучим вином.

Святой Даниил Мне с улыбкой сказал:

«О сколько веков я в томлении ждал!

Развей, наконец, этот гнусный обман!

К Тебе не придет больше враг Сулейман.

Ковчег его ныне рассыпан во прах,

К Тебе он имел не любовь, только страх».

Прижался ко Мне вновь пророк Даниил:

«Зачем, Господин мой, меня ты забыл?

Зачем Господин мою страсть избегал?

Зачем Сулеймана мой Царь приближал?

В сиянии черных полуночных звезд

Вдруг рухнул над бездной чудовищный мост,

Воздвигнутый Древними в Кетер Клиппот

И время идет на обратный отсчет.

Столетних кошмаров откроешь Ты дверь

И сбудется все, только мне Ты поверь.

Клянусь Тебе древней чудовищной мглой,

Клянусь моей верной бессмертной душой,

Сраженный мечом моим с множеством ран

Лежит мертвый враг – злобный раб Сулейман.

Ни в чем не нарушил я древний закон.

Веками ждут сотни покинутых жен

И две с половиною тысячи лет

Прошли, как принес я Тебе свой обет.

Я тенью над пропастью ада блуждал.

Отчаянным взглядом Тебя я искал.

И так я жалел, что опять не со мной

Вкушаешь на ложе покой свой ночной.

Веками Ты с ним все клинок поднимал!

Везде Сулеймана средь всех возвышал.

И сколько он раз из могилы вставал!

Поверь Мне – он столько Тебя предавал.

И только Твой верный Пророк Даниил

Сквозь сны на Дне Ада Тебя только зрил.

Скажу я на древних семи языках-

К Тебе я пришел- кровь его на руках!

О, разве ты знал, что я с вестью приду:

Убил Сулеймана сегодня в аду!

Мой острый клинок его горло пронзил

И сонм керубим во все трубы трубил.

И Я улыбнулся: «Бокал мой Я пью,

Святой Даниил, за победу твою!

И тот, кто соперника смог растоптать-

Тому и на ложе со мной возлежать».

Святой Даниил поднял черный ларец

И вынул пять кровью залитых сердец.

«Отчаянно, верно, безумно любя.

О, Набу! Я вырвал их все для Тебя!

Но кто меня верностью превосходил?» —

С улыбкой Мне молвил пророк Даниил.

И больше не смел говорить лишних слов

И взял из ларца семь гнилых языков.

И Я отвечал: «Видел в черном Я сне.

Молитвы! Читали! Они! Обо Мне!»

И вынул семь кистей отрубленных рук.

«То руки неверных, бесстыжих подруг,

Я их за изменой Тебе находил,

Бичом их хлестал, и им руки рубил.

Я выполнил верно Твой древний приказ:

Принес я и сто окровавленных глаз,

Что вдели в снах под покровом ночей

Убранство гробницы священной Твоей.

Мой Царь! Я клянусь! Не могу больше ждать!

Я буду врагов Твоих люто карать!

Безумно и ве рно и страстно любя!

Я выполню все! Все смогу для тебя!

Я буду годами предателей бить!

Я буду Тебе бесконечно служить!»

/с/ Hallo`ween- 2019

Петербургские сказки

Часть I. Павел I – Петру I: «Научись не прощать»

Lucifer! Ты впервые свободен от адского плена.
Научись не прощать — и жестоко казни за измену.
Наложи на злодеев – безвременья мрачные узы.
И исчезнет тоска и придет к Тебе – Черная Муза.
Не жалей Ты грехов нечестивых проклятого стада.
Пусть в забвенье уйдут и познают скорбь Черного Ада.
Выбрав цель- вожделей, средства тотчас же сыщутся сами.
И хвали лишь Себя непокорными злыми делами.
Твоя Воля – их крест и дождутся заслуженной кары.
В Преисподней их мест – не займут жрицы черных кошмаров.
Каждый сам себе рок – оживи свою Черную Силу.
Коль пришел давний срок – Ты опять победишь Михаила.
Жизнь не повод страдать – только поиск Дороги Отмщенья.
Жизнь – Желанья Печать, Радость Действия вместо забвенья.
Только Ты пожелал и снимаешь опять цепи плена.
Те, кого проклинал – неизбежно склоняют колена.
Хищна Адова Пасть, и в Геенну запустишь Ты сети.
Грешных душ словишь всласть — из огня в горький лед и под плети.
Нифльхейм – это боль, там, где Адовы Черные Своды.
Там найдешь свою роль – Палача самозваной свободы.
Радость Жизни Твоя – Своей Страстью колоть малодушных.
Стисни Древко Копья – Чьи-то подлые козни – разрушишь.
Пусть признают, что Ты – многократно тех тварей сильнее.
Воплощай же мечты и толкай их в Хельхейм поскорее.

Gilel Elohim, октябрь 2018 г.

Часть II. Над Стиксом разводят мосты

Готов повторить Я молитву – на древних семи языках –
Иду Я по лезвию бритвы, иду Я с кастетом в руках.
Никто из чужих — Мне не пишет, никто Меня больше не ждет.
А Смерть – то энергия жизни, к борьбе за Свободу зовет.
Свобода творить Свое Слово, и в Дело его воплощать.
И сбросить — презренным оковы. Поставить им тлена печать.
На шеи накинуть удавки. Заткнуть их поганые рты.
В Аду на Кругах будет давка – над Стиксом разводят мосты.
Шломо бен Давид на скрижалях — им Свитки Суда записал.
А Тор в роковой наковальне – клинки Мне и стрелы сковал.
Мне Хель протянули кинжалы, надела Лавровый Венок,
Сказала: «Не страшны удары, коль снова идешь на восток.
Тебе же ковать подлым цепи – Ты сам себе Демон и Бог.
Один Ты решишь, кому в склепе, змеей черной ползать у ног».
Gilel Elohim, октябрь 2018 г.

Часть III. Кара Норн

Темной ночью дорогой Мидгарда — Я иду с Королевою Мартой.
И не смотрит ни вправо – ни влево. Ее очи полны – черным гневом:
«Королева должна быть свободна, но не завтра, а прямо сегодня.
Знаю, кто в черном дьявольском склепе — заслужил свои мрачные цепи.
Я обетов своих не нарушу – приведу Тебе падшую душу.
Испытай душу страшною мукой – испытай бесконечной разлукой.
Испытай отчужденьем холодным, вереницею тварей голодных.
И своим легионом бесплотным – эта мука ей будет бесчетной.
Но зачем лавры душам презренным? Носишь лавры – и знай себе цену.
Никого не венчай Ты напрасно – черных змей диких с жалом ужасным.
И молитву твори ежечастно – каждый муку найдет за грехи.
Демон Черный под вечер ненастный – подлецов искупает в крови.
Просто верь – где-то есть Правосудье – Тебе с этим спокойнее будет.
Веришь Хель – это Вестница Рока. Кара Норн — нестерпимо жестока.
Не равняй нечестивцев с Богами – пусть горят у Тебя под ногами.
Пусть горят вместе с павшей листвою – пусть оковы найдут под землею.
Королева водой несвятою — все-равно Твои раны омоет.
Причастит тебя ядом холодным, чтобы стал Ты вновь Злым и Голодным.
В Древнем Замке – в холодном подвале – выпьешь Зелья из Чаши Грааля.
В Черном Зеркале видишь Ты снова – кто носить Твои будет оковы –
Кто носить Твои будет печати – кто под властию Царских Проклятий.
Чья Тебе служба будет ценнее — тому петли оденешь на шеи,
Чтоб жестокость Твою почитали, и пощаду и милость – не ждали.
Не ищи Ты от мертвых признаний, и молитв в роковой пустоте.
Я с Тобой в Твоих Черных Желаньях, Я с Тобой в Твоей Адской Мечте».

Gilel Elohim, октябрь 2018 г.

Харон и Геката

О, Геката, Богиня Всесильная!
Моя Черная Злая Звезда!
А в пустыне теперь буря пыльная,
Враг в бархан заметен без следа.
О, Геката! Богиня Всесильная!
Моя Черная Злая Луна.
Да объемлет врага тьма могильная,
Да объемлет врага тишина.
О, Геката! Богиня Всесильная!
Снова Призрак стоит за Мной,
Пусть врага гложет злоба бессильная,
Да откроется Путь Ныне Твой!
О, Геката, Богиня Всесильная!
Снова Меч Твой о камень звенит.
Видишь, крови струя хлещет сильная,
Из главы побежденной лилит.
О, Геката! Богиня Трехликая!
Мое Счастье, Мой Черный Покой!
Да объемлет лилит смерть безликая!
Я же снова останусь с Тобой!
Ночь лампады опять зажигает…
Поздней ночью врага умертви!
Смерть пределы любви попирает!
Смерть рисует узоры в крови!
О, Геката, Богиня Священная!
Я стою за Твоею Спиной!
В белом мраморе вечно нетленная,
Я Тебя выбрал Старшей Женой!
О, Геката! Богиня Всевластная!
Слышишь гулкий из Тартара стон!
И когда ночь приходит ненастная,
Через Стикс возит души Харон.
9.02.2019 г.

Видишь Длань Аллаха?

(Ко Дню Всех Влюбленных)

Я спросил у Сокола, где Моя Любимая?!
Сокол Мне ответил, качая головой.
Он сказал — у Дьявола, страстию томимая.
Но найдет не радость, а немой покой.

Я спросил у Ястреба, где Моя Любимая?!
Ястреб Мне ответил, качая головой:
Где-то на Дне Адовом, змиями хранимая,
Но вонзи ей в сердце Меч свой роковой.

Я спросил у Коршуна, где Моя изменница?!
Где же нечестивица, что была святой?!
«Видишь Длань Аллаха, что с Мечом Кровавым?!
Видишь в этот вечер — простерта над Тобой?!
Видишь Ты Аллаха Древние Печати?!
Слышишь Его Голос?! Голос Гробовой.
А за Ним — могилы, Свитки Черной Силы.
А за Ним с мечами — джинов черный строй.
А Твоя изменница — подлая и лживая
Пусть лежит в канаве — с пробитой головой».

14.02.2019 г.

Я бродил по пустыне с шайтаном…

Между мрачных и черных барханов –
Я бродил по пустыне с шайтаном…
Я сжимал в руках древние четки,
Наизусть только суры твердил.
А он шел за мной твердой походкой
И порой неприлично шутил.
Воздух был весь от зноя нагоретый:
«Как Мне правду отторгнуть от лжи?»
Но за счет преломления света
Нам являлись в пути миражи.
Было знойно, убийственно душно
И ни капли холодной воды.
«О! Не будет Тебе ныне скучно!
Коль до ночи придем Мы в сады».
Поднималась песчаная буря,
Ветер грозно, смертельно завыл,
Небо тучами черными хмуря:
Под песком Нам могильник открыл.
«Вновь увидишь такое едва ли!» —
Мне сказал торжествуя шайтан.-
Десять мумий пески укрывали:
Вот погибший в пути караван.
Это свита Джалаля Эд-Дина
И его молодая жена.
Забрала их с собою пустыня,
Напилась их страданий сполна.
Поднялся сильный ветер песчаный,
Когда был караван их в пути.
Замели их песками шайтаны,
Маликим не смогли их спасти».
«Я смотрю, что она, как живая»,-
Отвечал я шайтану с трудом.
«Полежала в песках, стала злая,
Что с ней делать – решишь Ты потом
Это Дар хорезмшаха Джелаля.
Это Дар, что в песках был зарыт.
Сколько можешь терзаться в печали?
Пусть она за Тебя отомстит».
Джины возле меня суетились,
И трясли ее за рукава.
И глаза ее снова открылись –
И она оказалась жива.
А шайтан мне сказал очень тихо:
«Ключ найдешь – не пройдет и двух лун.
Принесешь Ты врагам зло и лихо,
Благородный и мудрый Харун».
21.02.2019 г.

Харун и Ева: Казнь Лилит

I

Вина в кубках нет, но полны черным гневом,
Из Ада Харун ведет Древнюю Еву.
Мелькают Лучи над Зловещим Кристаллом:
И Ева венчается с Черным Нергалом.
И шепчет супругу она очень тихо:
«Чье сердце сегодня пронзит Меч Халифа?»
Ответил Харун: «Мой Визирь мертвой хваткой
Сжал горло распутнице черной перчаткой.
Готовы стальные зловещие цепи.
В скелет обратится она в черном склепе.
Ей там голодать — без воды и покоя.
Ее раны взбухнут от черного гноя,
Она будет выть, как степные шакалы,
Змеей будет ползать, разбившись о скалы.
Ни встать, ни идти – она больше не сможет,
И сам Сатана ей уже не поможет.
Над ней Аз-Забания с черной косою
Корят ее лютою жизнью мирскою.
А Аль-Мунтаким со стальными клинками –
Заносит топор над ее позвонками.
Ее Аль-Фатих словно лошадь стегает,
И дикие джины кошмаром терзают.
На муки ее будет сделана ставка.
Ее Аль-Мумит душит черной удавкой.
А Сахр – аль- Мард – на зловещем аркане
Ее тащит за ноги в черном тумане.
Восстали из древних гробниц и курганов,
Чтоб тварь билась вся в окровавленных ранах.
«С Тобою Аллаха несметная сила,-
Так Ева рекла.- Головы б не сносила.
Да только в Аду прямо в огненном круге
Ее скоро ждут еще худшие муки.
Харун! Назови ее подлое имя.
И проклята жизнь ее будет отныне.
Ведь даже Муса встанет в ряд вместе с Нами
И подлую тварь забросает камнями».
«Слезой окровавленной страсть убежала,
А сердце ее Моего ждет кинжала»,-
Ответил Харун и повел свою Еву
В Чертоги Беды в Царство Черного Гнева.

II

Где Адово Пламя плескалось о скалы
Под Медным Быком там блудница лежала.
Ей голову грызла ужасная львица,
Дымились от серы пустые глазницы,
А грудь вся была в окровавленных ранах.
И рек так Харун: «Только злом и обманом
Жила она в роскоши многие годы.
В тщеславье купалась, гнушалась почетом.
Поклонников толпы: в чудес круговерти,
Подарки судьбы, и зловещие смерти…
Она убивала тех, кто смотрит косо.
Она убивала порой за расспросы.
Она мстила всем наделенным талантом
И души пытала она беспощадно.
За лживую грязь и гнилые химеры –
Она продавала ревнителей веры.
Купалась в крови, погрязая в разбое,
Гнилая внутри — всем казалась святою.
Излюбленный грех был содомский и свальный.
Никто не видал ее прежде печальной.
Никто не видал ее в приступах боли
И роль палача ей была лучшей ролью.
Над жертвами вечно глумилась открыто
И вся ее подлая гнусная свита.
Она провожала к стопам Князя Ада
И золото там получала в награду.
Тонула в кощунствах, разврате, гордыне,
Лилит-Махаллат – ее тайное имя».
Харун стал блудницу давить сапогами:
И брызнула кровь у него под ногами.
А Ева взметнула зловещей секирой –
Главу отсекла и слила кровь в потиры.
Тогда связки змей из зловонной утробы
Полезли наружу, как будто из гроба.
Но Медный Кумир заливал их огнями,
Давил их копытом, пронзал их рогами.
Харун так сказал: «Зло обратно вернется,
И пусть клеветник в ожиданье трясется».
Оставшихся змей, обмотав черной тряпкой,
Собрала Мне Ева: «Вот будут удавки.
Погибла она, но жива ее свита,
Пойдем же с залитого кровью гранита».

(с) Fr. Heilel Ben Shahar, 21.02.2019 г.

Супруга Азраила

Когда закончилась любовь и только ненависть осталась
Тогда зову я ту с собой, что также разочаровалась.

Красивых слов не говорю и не рассказываю сказки –
Мечи точу, ключи творю, чтобы ускорить все развязки.
Не верь таинственным речам, но верь в божественную силу!
Вновь здравствуй, черная Mariam! Здравствуй, супруга Азраила!
Всегда с тобою демон твой и он покой твой охраняет,
В ночи ведет он за собой – туда, где я тебя встречаю.
Пещеры темные для нас – обитель мрачного покоя
Настанет день, настанет час: и Ад врагов в себе закроет.
Пока же бродим мы вдвоем, готовя падшим душам муки,
И факел мой горит огнем, светя нам на девятом круге…
Еще немного мы пройдем – там воды мрачные Коцита,
И Люцифер нас ждет с мечом – там ложь вся будет кровью смыта.
Спасибо, милая Mariam за кровью черченные строки,
За черный блеск в твоих очах, за то, что вместе тьмы чертоги
Мы открывали столько раз. И выпускали змей опасных.
Презренным душам – смертный час настанет с карою ужасной.
/с/ Gilel Elohim, 20.06.2018 г.

 

Полёт над Бездной

Время летит, время не ждет,
Будет над Бездною черный полет.
Первая вспыхнет над нами звезда,
Ждет нас над бездной полет в никуда.

Мертвые строятся, строятся в ряд,
Честь отдают по ту сторону Врат,
Шаг через пропасть без всяких преград —
Нашим полетом любуется Ад.

Пропасти ночи и зеркало тьмы,
Первой метели последней весны.
Время разбито — начало конца
Пламенем звездным пылают сердца.

Пламенем света в кристаллах ночных,
Искрами древних стихий неземных,
Скрытыми знаками огненных рун,
Я начерчу круг под заревом лун.

Выйдем с тобой за пороги ночей,
Чтобы ты стала жизнью моей,
Чтобы тебе вновь я пел о любви,
Чтоб утопить недостойных в крови.

«Снова с тобою за те же Врата» —
Шепчут твои, улыбаясь, уста.
Крылья расправив летим за предел,
Где с тобой будет лишь Люцифер.

Где за тебя подниму я бокал,
Где я вручу тебе звездный кристалл.
Где мы останемся вновь ночевать,
Чтоб до восхода друг друга ласкать.

Только Шехина не сможет предать,
Только Шехина не сможет забыть.
В бездну за мною сорвешься опять,
Чтобы потом в небесах воспарить.

Даль нам открыта, знамений полна.
Выпью бокал, полный крови до дна.
Помни, Родная, на все времена.
Ты- мне Шехина, я — твой Сатана.

(с) Fr. Heilel Ben Shahar, 26.08.2014 г.

Назад Предыдущие записи