Сказки о Дракуле-Воеводе

1. Сказка о Дракуле-Воеводе и его жене

Влад Дракула сидел на троне, и пришла к нему женщина, вся светлая, почти белоснежная и сказала без предисловий:
-Сударь, мы с вами замечательно провели ночь, но я подумала, что если вы так цените мою плоть, что решили соединить наши уста и тела, то почему же ее не оценят другие мужчины. А потому следующую ночь я провела у прекрасного незнакомца.
На что Влад Дракула ответил:
-Сударыня, вы можете проводить все следующие ночи с прекрасными незнакомцами, причем каждый день с разными, только не вздумайте потом показываться мне на глаза.
Белоснежная женщина слегка побледнела и сказала:
-Сударь, мы с вами намедни сочетались законным браком, не пристало прогонять свою супругу с глаз долой.
На что Влад Дракула ответил:
-Наденете вот это приспособление под названием «пояс верности», что издревле славилось умением усмирять пыл молодых жен, желающих разнообразить ласки супруга ласками юных красавцев и почтенных мужей в летах, дабы успеть испытать на своей плоти все прелести всевозможных соединений, пока плоть свежа и всеми желанна.
Белоснежная красавица пожала плечами:
-Коль мы законные супруги, я не против его носить. Но вот, что делать, если он будет жать и не давать удобств моей страстной натуре?
На что Влад Дракула ответил:
-Тогда незамедлительно приходите ко мне, и я найду ключ к вашему поясу. Так же, Сударыня, советую вам чаще возжигать свечи, взывая к Пресвятой Деве о ниспослании свободы от плотских страстей, не есть рыбу в постные дни и больше пить святой воды. В изголовье у себя разместите распятие, оно поможет вашему душеспасению скорее, чем Missa nigra, что я изволю читать о полуночи. И чаще посещайте святые места, возможно тогда на вас сойдет просветление и познание того, что духовное иногда бывает превыше плотского.
После этого, Владу Дракуле осталось только застегнуть пояс на бедрах красавицы и отправить ее восвояси, призвав вместо нее ту, что хотя и не являлась законной женой, но не проводила ночи с прекрасными незнакомцами.

09.10.2016 г.

2. Сказка о Дракуле-Воеводе и его любовнице

«Что тебе снится в Аду, Люцифер?
Что тебе снится в Черном Аду?»

Дракула сидел на троне в Аду, в черном зале, когда два стража – демоны в черных капюшонах и в масках привели в Ад душу его любовницы. Стражи подвели ее к трону, заставили преклонить колени и вышли. Женщина начала оглядываться по сторонам – в темноте ей было видно довольно плохо. Трон был черным, с высокой спинкой и фигурками вместо подлокотников –то ли двух львов, толи волков, толи вообще невиданных чудовищ, с большими крыльями и отверстыми пастями и стоял между двух кресел с бордовой обшивкой, а по бокам от них — стояли два треножника, на которых слабо тлели благовония на углях. Дым мягкими клубами стелился по черному залу. Слева от Дракулы сидела женщина, закутанная в черные одежды, лица ее не было видно, большая змея свилась у ее ног, обвивая древко острой косы, справа от Дракулы сидела женщина в алой мантии и с кинжалом в руках.
Вновь пришедшая пристальным, слегка мутным взглядом смотрела все это собрание и медленно поднялась. Дракула указал ей на небольшое кресло, стоящее напротив трона. Повисло неловкое молчание.
Первым его прервал Влад:
-Я думал, что тебе интересны осознанные сновидения.
-Где я нахожусь? – спросила душа, усаживаясь в кресло.
-Это Ад, – ответил Влад.
— Почему ты здесь, а не в другом месте?
-Потому что я закончил все свои дела в раю и спустился в Ад,- ответил Дракула.
— А что ты делаешь в Аду?- спросила душа.
-Что я здесь делаю? – переспросил он снова.- Правлю.
-Кто эти женщины? – спросила душа.
-Слева Богиня Подземного Мира, тебе лучше не знать ее и не слышать, потому что ничего хорошего ты от нее не услышишь. Справа моя невеста, которая скоро станет моей женой,- ответил Дракула.
-Почему так? – спросила душа.
-Потому что ты замужем,- ответил Дракула. — А любая замужняя женщина должна быть верна своему мужу. И я тебе никто по большому счету. Более того, Архангел Михаил и Пресвятая Дева просили меня лишний раз тебя не трогать, а призывать только по делу. Вот когда я придумал работу в Аду для твоей души — я и велел тебя позвать. Но прикасаться к тебе я не буду, потому что ты замужем, а супружество – это святое. Сначала поговорим немного, а потом приступим к делу.
-Я не верю во все, что я вижу. Я проснусь, и туман развеется, — ответила душа.
-Возможно. Но наши души и их взаимоотношения — останутся,- ответил Дракула.
-Я не верю в духовный мир, я верю только в достоверные источники материального мира,- ответила душа.
-У каждого человека есть душа,- ответил Дракула.- И даже если тело уже мертво и давно сгнило в могиле, душа все равно остается, потому что душа бессмертна. И душе, если это душа сильная и целеустремленная, тоже нужно где-то жить, работать, заниматься каким-то творчеством и какой-то созидательной деятельностью. И для этого на время заключаются альянсы между душами живыми и мертвыми. У меня есть несколько художников, например, к которым я регулярно прихожу, и они меня рисуют, есть у меня и писатели и поэты, которые пишут обо мне, их мысли я и занимаю, когда они свободны для общения со мною.
-Меня интересуют только факты,- ответила душа.
-Конечно,- ответил Дракула.- Ты бы меня хотела видеть только на обложках исторических книг и свидетельств, как мертвую тень из далекого прошлого, а то, что моя душа хочет и может жить дальше, этого ты не понимаешь, или не хочешь понимать.
-Я не верю в существование душ, я верю в то, что есть сильные личности в истории и их деяния являются объектом пристального изучения, хотя бы для того, чтобы вооружиться их опытом.
-А я верю в то, что духовный мир сильнее материального,- ответил Дракула.- И то, что духовный мир живет по своим законам. И если душе суждено выйти на новый круг деяний в земном мире – она выходит, независимо от внешних причин и обстоятельств.
-Я не признаю сказки современности, я ценю только факты,- ответила душа.
-А мне безразличны факты,- ответил Дракула.- Потому что факты – это часть давно ушедшего прошлого, которое не вернется и не повторится. А любой душе, намного важнее ее будущее, нежели ее прошлое. Ты отрицаешь целый пласт литературно-художественной культуры, связанный со мною и совершенно напрасно. Мне же интересно умножать эти пласты. Подходя с разных сторон и точек зрения, нельзя зацикливаться на одной. Будучи укорененной в атеизме – ты не сможешь воспринять демонический план во всей его красоте и полноте, поэтому общения наших душ в этом зале Ада – пока будет более чем достаточно.
-Для чего ты меня позвал? – спросила душа.
-У тебя есть крепкое качественное оружие с древних времен, видно, когда-то твои руки держали его неженской хваткой. И если в любви — нам с тобой явно не повезло, то, возможно, повезет в войне. Для меня твоя душа видится идеальным палачом.
-Ты научишь меня?- спросила душа.
-Я освежу твою память, не более, – ответил Дракула.- Но только во сне и в астрале. В земной реальности — наши пути удалены друг от друга и пока не имеет смысла сводить их в одну линию.
-А кого ты будешь казнить?
-А кого может казнить одна душа, кроме другой души? – спросил Дракула. — Ведь астральные войны ведутся среди бесплотных. И к тому же, разве тебе — не все равно, кого я собираюсь казнить. Ведь, как прикажет Господарь – так и будет, разве нет?
-Все верно,- ответила душа. — Меч есть, заточен остро. Дашь дозволение и казню.
-Вот и славно,- сказал Дракула.- А теперь ступай. Я позову тебя, как придет время.
После этого душа поднялась с кресла, двери отворились, и два демона в черных капюшонах бережно, словно сокровище, взяли душу под руки и осторожно вывели из Ада, чтобы она смогла вернуться в тело, и где-то в глубине сознания узреть, что ночной разговор все-таки имел место.

Продолжение следует…

3. Сказка о Дракуле-Воеводе и Монастырском Склепе

«Сколь явственно терзание на плоти,
В сравнении с терзанием души?»

На монастырском дворике за полночь. Под холодными лучами осенней убывающей луны переливаются листья на апельсиновых деревьях и каштанах. С моря дует холодный ветер, кружась среди древней, местами обвалившейся кладки, поднимая и закручивая легкую пыль.
По двору быстро идут две мужские тени и ведут за руки третью женскую.
Она осматривается по сторонам, слегка встревоженная, но место, будто ей знакомо и это немного успокаивает ее чувства.
Тени спускаются в узкий темный коридор. На удивление в воздухе нет ни следа замшелости и плесени. Свежо, сухо и чисто. Воздух теплый, земля под ногами теплая, кажется, что это тепло дает сама земля и земляной пол бесконечного туннеля.
Наконец, показывается дверь, из-под которой сочится яркий свет. Дверь отворяется точно от резкого толчка или порыва ветра, хотя в туннеле ветра не было. При свете свечей и масляных ламп, зажженных в просторной келье — женщина рассматривает своих провожатых. На вид это были пасмурного вида монахи с пристальным взглядом пустых глазниц. Они оба были мертвыми. Они оставили ее одну в келье и захлопнули за собой дверь.
Келья была ярко освещена. Она представляла собой подобие склепа, хранилище костей мертвых монахов. Все черепа и кости были подписаны, кому они принадлежали при жизни. Тогда женщина стала ходить по келье и разглядывать черепа. Пока не дошла до стола, за которым сидел мрачный монах в черной рясе и клобуке. Женщина сразу его заметила, но подумала, что он тоже мертвый и побоялась сначала приближаться. А потом так увлеклась изучением черепов, расставленных по столам среди свечей и богослужебных книг, что не заметила, как подошла к нему почти вплотную.
Когда он оторвал взор от книги и поднял голову – она узнала Воеводу.
Женщина бросилась на колени, прошептав просьбу о благословении и пытаясь поцеловать руку.
Но Воевода отстранил ее и, поднявшись, прошел взад-вперед по келье, скрестив руки на груди с видом крайне мрачным и задумчивым.
-Я счастлива, видеть вас здесь, даже если это сон. Это хотя бы означает, что ваша душа чиста перед Богом, ведь не может же…
-Ведь не может же слуга Дьявола находиться в святом монастыре? – переспросил Воевода. — Я не стремлюсь быть излишне прямолинеен, но это выходит у меня само собой. Пока вы занимаетесь историей, я занимаюсь черной магией.
Женщина поднялась и сделала невольный жест, пытаясь дотронуться до руки Воеводы.
Что-то дрогнуло у нее в голосе, когда она прошептала:
-Ах, да, я забыла, у тебя есть невеста, Влад.
Влад улыбнулся:
-У меня никого нет. И вряд ли будет. Зачем нужен кто-то одинокому мертвецу? Я был одиночкой и им и останусь. Как я не пытаюсь изображать экстраверта, я интроверт, насквозь погруженный в себя.
-Тогда что я видела? – спросила женщина.
-Это церемониал, принятый в Аду. Тот, кто восседает на Троне Дьявола, не должен пребывать без свиты. Рядом, в соседнем кресле, либо на полу, у ног должна сидеть подруга, любовница или рабыня. Поэтому, если у меня даже и нет невесты, я назначаю ее для Церемоний. Обычно это женская душа, имеющая связь с Дьяволом и доступ за Врата Ада. Таких у меня много. Но это не повод мне близко сходиться с ними.
-А Богиня Подземного Мира? – спросила женщина.
-Какая именно? – пожал плечами Воевода.- Их у меня тоже много. Они приходят в Ад по приглашению Моего Господина и потом уходят, когда нужно.
-А Его самого я не видела? – спросила женщина.
-Нет, и не стоит,- ответил Влад.- Я вообще никому не советую Его видеть и говорить с Ним. Это искажает сознание живых, ломает психику, ибо только мертвые служат Господину.
-А я живая? – спросила женщина.
-Ты реинкарнировавшая живая душа, имеющая достаточно ясное восприятие прошлой жизни. Однако ты не преступала еще барьер между мирами, Врата Ада, Мир мертвых, когда ты можешь слышать уже всех прочих ясно. Ты не на нашем плане, ты на плане земном. И если ты хочешь быть среди нас…
Воевода отвернулся и вновь прошелся по келье.
-Сделай так, чтобы я это забыла, как страшный сон.
Воевода грубо схватил женщину и начал трясти за плечи:
-Я не имею права видеть? Я не имею права видеть во сне? Я не имею права помнить?
Женщина молчала.
-Когда ты неупокоен, это страшная мука. Ты не можешь реинкарнировать полностью. Ты не можешь перестать чувствовать и страдать ни на земле, ни в Аду. Ты мучаешься, как душа, как сущность, искупая и искупая, проходя все новые и новые круги Ада. Пытая чужие души, ненадолго приостанавливаешь собственные страдания. Неупокоенным два пути — вечный сон и покой или новая жизнь. Я умолял Бога и Дьявола, чтобы у меня была жизнь, как у обычного человека, простая человеческая жизнь, чтобы только не метаться между мирами, телами, кругами Ада и прочее.
-Что тебя связывает с Иоанном?
-Я назвал бы это единственной благодарной дружбой.
Даже сравнивая с хвалебными поэтическими одами посвященными мне от воскресшей Медичи, будь она сто раз проклята. Что восхищалась на словах, и таила яд на сердце. Ибо велика в ней подлость и ненависть ко всему живому. Или лживым высокомерным эгоизмом Батори, желающей видеть во мне поклонника, а не учителя. Или униженным лизоблюдством Раду перед султаном, которое не стерли ни века, ни могила, и его жутким безотчетным страхом смотреть Мне в глаза.
-Ты не скучал.
-Благодарствие Дьяволу – встретился уже со всеми почти из своего круга.
-Со своего круга Ада?
-Можно и так сказать,- Влад улыбнулся.
Влад взял женщину за подбородок и смотрел, не отрываясь, ей в глаза:
-Если бы не древняя тень, стоящая за твоей спиной, кого я безмерно люблю и уважаю, то я решил бы этот вопрос намного раньше и страшнее. Я не сторонник диалогов, я знаю кому и что я предлагаю. Либо ты будешь одной из нас, либо ты не найдешь себя никогда. Сколько можно носить в себе эту боль и не давать ей выход?
Женщина хотела повернуться и бежать. Но что-то ее остановило.
-Ты сама шла мне навстречу. В этот монастырь, что мною любим и почитаем. В эту келью мертвецов, чтобы просто получить ответ – у тебя есть память. Чтобы получить ключ, сводящий времена.
Женщина замахала руками:
-Будь ты проклят, будь проклят. Я ненавижу тебя! Слышишь, ненавижу, ты обманывал меня все эти годы.
Воевода взял со стола черную епитрахиль, набросил женщине на шею, и начал медленно и методично ее душить. В его взгляде не было ни радости, ни жестокости:
-Я хочу растянуть удовольствие,- тихо сказал он.- Тебе все равно туда, где мы.
Женщина барахталась, билась бессильно в его руках, но у нее ничего не получалось, как она не старалась освободиться от петли, черная епитрахиль все сильнее сжимала ее шею.
-Ты сама знала, куда, к кому, и на что ты идешь,- шептал ей Влад.- Слишком хорошо знала.
Женщина не могла ответить, в ее глазах были слезы.
-При отце я бы не стал этого делать. Но… я попросил расставить стражей и его сюда не пускать.
Шли секунды, она силилась вздохнуть, но у нее ничего не получалось.
-Твоя кровь в моей чаше, как алый нектар — лишь я выпью до дна, ты получишь свой дар… — Влад резкими движениями закручивал удавку.
Кажется, у нее все плыло перед глазами. Казалось, еще немного, и она потеряет сознание.
-Довольно, — Влад ослабил давление и подхватил женщину на руки.- Еще удушением в монастыре я не портил себе репутацию.
Женщина смотрела на него совершенно изумленно.
-В общем, это будет в Аду. Это будет красиво,- добавил Влад, осторожно целуя ее в лоб и мягко потирая рукой следы на ее шее.
-Что ты сделаешь со мной? – прошептала она.
-Увидишь. Я пошлю за тобой, душа,- тихо ответил Влад. – А сейчас ступай. У меня сборник заупокойных молитв не дочитан.
Женщина хотела было снова попросить благословения, но в итоге, молча, поцеловала его руку и направилась к выходу. На выходе, два мертвых монаха аккуратно и бережно, взяли ее под руки и вывели в коридор, а затем и наверх.
Потом она, очевидно, проснулась и серое утро или полдень явственно засвидетельствовали, что если этого всего и не было в одной форме, то явно было в другой.
Продолжение следует…

4. Сказка о Дракуле-Воеводе и Руинах Крепости Поенарь

Ночь была на удивление ясная и темная. Ущербная луна светила с далекого неба, ветер был порывистый и холодный, было нестерпимо тихо. Запоздалые туристы и сотрудники музея давно разъехались по гостиницам, тяжело спускаясь по длинной лестнице, останавливаясь на передышки и ругая — одни невероятную скуку гиблого этого места, другие – невероятно скучных посетителей. Впрочем, бессмысленно обозначать эту серую изнанку земной реальности. Те, кто остались на месте давно и беспробудно спали.
По едва освященному залу оживлено сновали призраки и тени. Мрачный Демон восседал на своем законном троне, застыв в виде сурового и воинственного изваяния. Но вот он поднял княжеский жезл, и тени выстроились в ряд, воздавая хвалу и почести главе ночных призраков. По залу заклубился туман и несколько летучих мышей быстро поменяли месторасположение. Днем, их, конечно, здесь было не видать, но по ночам они вылезали из укрытий и бесшумно сновали по залу.
Черная тень отделилась от изваяния, Воевода прошелся по залу, глубоко и пристально вглядываясь в глаза всех собравшихся и, наконец, уверенно произнес:
-Я занимаю, куда более выгодное положение по сравнению с вами. Потому что мне все равно, что вы существуете, как призраки, что упокоитесь в своих могилах. А вам не все равно, буду ли приходить сюда, дабы управлять вами, или займусь съемками нового ужастика.
Тени стояли, склонив головы, и не смея шевельнуться.
В зал медленно вошли двое мрачных оруженосцев, которые вели под руки еле живую, но еще живую женскую душу.
Душа смотрела совершенно безумным потерянным взглядом.
Тень воеводы вернулась обратно в изваяние, которое слегка шевельнулось и краем жезла указало место на полу у своих ног. Женская тень послушно села.
-Разойдитесь, — мрачно сказал Воевода.- Мне нужно поговорить наедине.
Тени быстро ринулись вон из зала, и вскоре там уже не осталось никого, кроме Воеводы, женской тени и двух оруженосцев у входа.
Женская тень, затаив дыхание, молчала.
-Да будет известно вам, сударыня, что фильмы ужасов обычно смотрят те, кто желают накликать на себя ужас. У меня для вас его предостаточно. И поверьте, в жизни ужас куда очаровательнее и притягательнее, чем в фильмах.
-Это сны, это образы, которые вскоре исчезнут, ведь я опять ничего не вспомню,- простодушно ответила женщина.
-Это реальность бытия вашей души,- ответил Воевода.- Мертвые живут своей, никем не регламентируемой жизнью и, чаще всего, появляются там, где их вовсе не ждали. Ведь хорошо я маскировался, правда? Черт бы ногу сломал, разгадывая мои головоломки.
-Что вы хотите от меня? – тихо произнесла душа.
-Видит Дьявол, ничего! Лишь немного освежу вашу память,- пожал плечами Воевода.
-Откуда вам ведомо, что у меня на душе? – спросила душа.
-По глазам,- ответил Влад.- А глаза людей я вижу на расстоянии, потому не стоит мне лгать.
-Вы мне что-то изволили предлагать, какое-то участие, обучение, посвящение?
-Зачем? Вы все равно ни во что не верите, кроме древних чернил и ветхих листов. Таких, как вы, вредно посвящать в духовные тайны. Вы все равно плохо примените эти знания, причиняя вред себе и окружающим. Оттого живите, как живете.
-Зачем тогда вы опять меня вызвали? – ответила душа.
-Вы сами этого ждали,- улыбнулся впервые Воевода.- Я стараюсь оправдывать ожидания, причем любые, даже самые худшие.
Тени Воеводы снова отделилась от изваяния и прошлась по залу.
Владислав самодовольно потирал руки:
-Кое-как убедил Афонских старцев, что тебе следует преподать урок, наша святая великомученица.
-Не понимаю,- приподнялась тень женщины, с удивлением глядя на Воеводу.
-Хорошо работать под крылом моего Батюшки,- Влад немного злорадно улыбнулся.- Да, он был справедлив, щедр, благороден, милостив невероятно и честен и, главное, он был искренне православным воеводой до глубины своей светлой души.
Влад гневно сверкнул глазами:
-И самое смешное, что у меня не было никакой возможности, снять с вас его назойливую и непрерывную опеку! И только увещевания старцев Святого Афона, кои именем Господа своего Саваофа дали ему пищу для благостных раздумий, так чтобы он смог на время заняться делами более важными и полезными, чем ежедневное совместное с вами перечитывание писем, давно потерявших актуальность.
Женская душа закрыла лицо руками.
Воевода же нахмурился, и взгляд его стал еще более суровым и мрачным:
-О, нет, только ради Дьявола, не подумайте, что я на вас гневаюсь. Но вы не уважаете мое вероисповедание и мою сексуальную ориентацию. Поэтому я продолжу пиарить Криса Хамфриса вместо Лыжиной и Артамоновой. Правда Крис много чего напутал и утрировал, но зато он свято верил в то, что пишет. На самом же деле, все было, мягко говоря, не совсем тогда и так, но это не меняет смысла.
Женская душа отвернулась и молча крутила пуговицу, надеясь с мясом вырвать из своей полупрозрачной одежды.
-Поэтому,- продолжал Владислав.- Я решил написать собственное, куда более мрачное и шокирующее произведение, наполненное самых жутких и отвратительных подробностей и деталей, особенно в том, что связано с Башней Соломона и Вышеградом.
Свои «Записки мертвеца» я пока давал прочесть только Елизавете Батори и, надо сказать, она и то была шокирована этим произведением, которое в то же время навлекло на нее страсть ко мне лютую и безудержную. Которая и завершилась для нее двумя ночами, проведенными в моих крепких объятиях. Надо сказать, что для нее, как для существа женского пола, я, скорее, сделал исключение. И хотя эта ее страсть и переросла вскоре в попытку дистанцироваться и сбежать от греха подальше, но уже достаточно прочно воссоединила наши души. И где бы она ни была, я знаю, что она продолжает тайно уповать на милость Дьявола и Его Волю вновь свести нас вместе. Впрочем, не будем об этой нечестивице.
Женская душа невольно поморщилась:
-И вы этот свой труд описываете так бережно и внимательно, словно готовитесь отдать на Суд общественности.
-О, нет, я не настолько безумен, как вы решились предположить,- ответил Воевода.- Ведь есть определенный Кодекс Чести среди древних аристократов, налагающий табу на определенные темы. В то же время Мой Господин Люцифер призывает меня к прямоте, честности и откровенности, в отношении моего прошлого. В этом с Ним сложно не согласиться. Но если кто и прочтет эти мрачные, безбожные и жуткие описания — то видимо люди достаточно близко меня знающие, чтобы не убежать тут же восвояси, размышляя, что более неудобно – писать такие произведения или их читать.
Душа явно волновалась:
-Сударь, вы совершаете большую ошибку, пытаясь растоптать невзрощенные ростки добра на вашем личном поле.
-Растоптать ростки добра на практике оказывается намного сложнее, чем взрастить Цветы Зла, которые требуют особенной заботы и ухода и растут только на свежей крови.
Идемте, сударыня.
Воевода грубо взял женщину за локоть и потащил к выходу из зала. На выходе ее подхватили под руки стражи, и все четверо вышли на крепостную стену.
Воевода задумчиво подошел к краю стены, измеряя взглядом пропасть, густо поросшую деревьями и лесом, и потрогал полуобвалившуюся кладку.
-Сударыня, — сказал он, оборачиваясь с улыбкой.- Если бы вы вдруг пожелали отсюда спрыгнуть — то до прекрасной Арджеш долетели бы разве что на парашюте.
-Я никогда не утверждала… — начала было спорить она.
-Я знаю,- равнодушно ответил Владислав.
Они уже подошли к краю стены. Над деревянным гробом с крестами, почерневшим от времени, возвышался кол, хорошо укрепленный в глубокой лунке.
Женщина сначала вздрогнула, а потом начала трястись мелкой дрожью.
Воевода сделал знак и один из оруженосцев не без труда сдвинул крышку древнего гроба. Взорам предстал почерневший от времени женский скелет в истлевшей парче и бархате с удивительно яркой и хорошо сохранившейся вышивкой из золотых и серебряных нитей.
-Коль остались нетленными прежние кости,- сурово произнес Владислав.
И сделал новый знак оруженосцам.
Женская тень была во мгновение ока раздета и под крики, стоны и мольбы, быстро и искусно нанизана на кол, который вышел в районе сердца.
Задыхаясь от внезапных судорог и боли, душа силилась еще что-то сказать, но уже не могла, лишь темная кровь хлестала у нее изо рта и ноздрей.
Кол установили прямо над гробом и по мере того, как горячая кровь еще живой души лилась на мертвые кости, кости покойницы побелели и укрепились, начали обрастать жилами, мясом, кожей, все ярче и отчетливее стала видна богатая одежда и убранство, жемчужные нити, вплетенные в золотистые волосы, и головной убор. Ярко заблестел меч, сначала незаметный под слоем праха.
Вскоре над гробом болтался черный скелет, а в гробу лежала красивая юная женщина, которая, казалось, только что сомкнула очи, чтобы смотреть бесконечные и дивные сновидения. Единственное, что свидетельствовало о том, что это был не сон – это огромная рана, нанесенная мечом, и протянувшаяся через весь живот юной женщины.
Но вот и веки ее задрожали, и она медленно открыла глаза.
-Вас похоронили вместе с мечом, который оборвал вашу жизнь,- спокойно произнес Воевода. – Это был один из моих любимых мечей, привезенный мне в дар из Испании.
Рана на животе начала затягиваться и женщина уже попыталась подняться из гроба:
-Господин мой, я вас любила больше жизни,- прошептала она.
-Это не могло служить поводом пытаться сорвать военный совет,- ответил Владислав. – И потом — я ненавижу, когда мне врут в глаза. Ведь я вижу души человеческие. Я думал, честно говоря, что научил вас уважать себя на века вперед. Нет же, вы продолжаете мне хамить, обвиняя меня, пытаясь выставить неучем, тыча мне кипой каких-то материалов или бумаг, тогда как я и без них все прекрасно помню.
Глаза женщины наполнились слезами. Она, наконец, держась за еще незатянувшуюся рану на животе, пересиливая себя, вылезла из гроба и склонила колени.
Воевода взял женщину за подбородок и тихо сказал:
-Научить уважению и почтению может только реальная и ощутимая телесная и духовная боль. А любовь в большинстве случаев являет собой лишь производную от насилия.
После этого, Дракула отошел в сторону и, скрестив руки на груди, дал знак оруженосцам:
-Верните ее душу в тело в том виде, в котором она сейчас есть. Надеюсь, память благотворно повлияет на ее внутренний мир.
Женщина потянула к Владиславу руку, но оруженосец довольно грубо ее отстранил.
-У меня много работы, — мрачно ответил Дракула.- Еще двое таких же, как ты ждут заслуженных колов.
Мертвые демоны-оруженосцы подхватили женщину под руки и скрылись в воздухе.
А Владислав, окруженный лишь ночным небом и ветром, совершенно холодный, чуждый всему миру и углубленный в себя, пошел один медленной походкой вдоль крепостной стены своей древней полуразрушенной крепости.

21.10.2016 г.

5. Сказка о Дракуле-Воеводе и Нерадивой Ученице

Над руинами крепости Поенарь ночь была глубока и темна. В просторном зале сидел Владислав Дракула на троне. Его душа находилась внутри своего памятника, как в земной оболочке, а кругом стояли тени. И были это тени знатных вельмож королевских кровей. Могущественные и такие же бессмертные, как и сам Дракула, они стояли вокруг Влада тенями черными, серыми и прозрачными. На фоне других выделялась серая тень черной графини в длинном платье.

-Владислав, Господарь Мой,- сказала она. – Я приведу твою ученицу.

Она привела вскоре в зал девушку, тень девушки. И поставила на колени перед Троном Дракулы.

-Мое терпение лопнуло! – гневно сказал Владислав.- И Я решил тебя представить всему собранию. Посмотри на эти тени, в их пустые глазницы, на их древнюю роскошную одежду, они все когда-то находились у власти в разных европейских странах, и все они Меня помнили и любили и теперь по – прежнему помнят и любят. Среди них было пять Моих Учеников, и ты знаешь Их Имена. Остальные были просто друзьями. Мы все бессмертные, то есть, имеем высшее право, как перерождаться, так и занимать назначенные Нам новые оболочки. Мы все живем на земле, и каждый из нас знает, кем был прежде и помнит свое прошлое. Некоторые об этом прямо говорят и пишут, иные нет. Но помнят прошлое все. С некоторыми из них я общаюсь лишь в астрале, но приходят ко мне все по первому требованию. С другими я знаком и общаюсь лично. В любом случае, мы все постоянно на связи. Ты видишь здесь около 15 теней и это ближний круг. Я мог пригласить больше, но не счел нужным и вот ты перед Нами.

Что объединяет нас нынче? Мы все помним свое прошлое. Мы все живем и телах. Мы все занимаемся полезной для общества созидательной и творческой деятельностью. Мы все чтим законы божьи и законы стран, где работаем. Говорят про многих из нас, что в прошлом мы проливали кровь. Проливали мы кровь законно, защищая свои страны и народы от внешних вторжений, подавляя мятежи, карая преступников.

Исключение составляет лишь графиня, что нынче стоит за твоей спиной, но с нее особый спрос, чтобы ее репутация перед Богом и людьми впредь была безупречной.

Нас всех можно в каком-то смысле назвать темными инквизиторами. Почему темными? Потому что несмотря на уважение Законов Божьих, знаемся Мы с Демонами.

Девушка вздрогнула.

-А теперь,- изрек Владислав.- Ответь Нам для чего пришла ты в нашу компанию? Что ты желаешь вспомнить? Ты видела свой скелет во сне, ты хочешь видеть всю прошлую жизнь?

Тень женщины замотала головой и потрясла листком с вопросами. Графиня вытащила из ее рук листок и разорвала на части.

-Как ты смеешь беспокоить Влада по таким мелочам?- гневно сказала графиня. –У тебя цели мелочные и низкие по сравнению с Нашими. Увековечить свою прежнюю память в произведениях искусства и сделать свою душу свободной,  чтобы ты потом могла вернуться на землю в любой момент – вот о чем ты должна думать и тогда твои враги сами упадут под твои стопы. Ты скрываешь от Господаря очевидные факты. Но он видит твое сердце насквозь, как и прочие сердца. Ты боишься дать Клятвы Союза, чтобы обрести силу. А покровительство ты получила незаслуженно, не задумываясь, что рано или поздно придется платить за честь быть в Нашем Кругу.

Тень пыталась вскочить, но графиня толкнула ее обратно.

-Кто-то из нас выбирал оболочки, кто-то нет,- продолжал Владислав Дракула.- В любом случае, Я очень доволен тем, как сложилась Моя духовная судьба. Я безумно благодарен Тем, Кто вернул Мне права на этот Астральный Трон и возможность жить дальше.

Итак, принципиальным должно быть то, что ты видишь Меня в астрале. На физическом плане Я обычный человек. Принципиально то, что ты видишь Меня в астрале и знаешь, кто Я. И ты смеешь Мне писать и задавать такие глупые вопросы. Тень посмотрела печально:

-Владислав, я старалась быть хорошей ученицей. Но характер у Тебя не сахар.

Владислав резко вышел из памятника. Он подошел к ней и взял за подбородок.

-Ты знала, Кому ты отдаешь в руки свою душу. Ты знала, к Кому ты идешь обучаться. Мне надоели сказки о жестокости. Пора научить уважению ко Мне избранные души не на словах, а на деле.

Тень вздрогнула. Владислав зловеще улыбнулся:

-Скажи Мне, ты никогда не задумывалась над тем, чтобы провести со Мной ночь?

-У Тебя неприличные вопросы.

-Какие есть. Вот посмотри, — Дракула улыбнулся.- Это Катрин Медичи.

Он указал на женскую тень в черном трауре. Руки за спиной у нее были скованы цепью, а саму цепь держал в руках царь в золотых одеждах.

-Мы встречались с ней в телах,- продолжал Дракула.- И сходились на любовном ложе. Она ласкала Меня губами, но удовольствия Я не получил.

А вот графиня, что стоит за твоей спиной. С ней Я получил удовольствие.

Медичи печально опустила голову и нахмурилась.

-Хотя обе старались, но не всем дано сделать Мне приятное, — сказал Владислав.

Владислав Дракула повернулся и подмигнул нескольким участникам Достойного Собрания, получив в ответ счастливые улыбки.

-Просто Я не имею права преступать границы приличий, поэтому на этом завершу рассказ  о своих интимных деталях личной жизни. Итак, ты не из тех, кто желал бы разделить со мной ложе.

-Нет, Владислав,- строго ответила тень. – Я не хочу с тобой. Я хочу со своим начальником по работе, чтобы я была актив, а он пассив.

-Смело,- сказала, улыбаясь, графиня.

-Тебя, очевидно, нужно научить БДСМ,- сказал ученице Владислав Дракула.- Так чтобы надолго запомнилось. Пусть из толпы выйдет новый Учитель этой дамы,- сказал Владислав Дракула, указывая на женскую тень.

Из толпы вышел знатный вельможа в богатых княжеских одеждах. Его глаза мерцали гневным пламенем:

-Когда-то я правил Древней Украиной,- начал свою краткую речь Иеремия.- Теперь я избран Владиславом быть рядом с Ним в кругу прочих Достойных. Большую часть своего правления — я участвовал в подавлении казацких восстаний и карал мятежников я жестоко. Страшная Слава осталась по Моем Имени. Был я в молодости и в страстях необуздан, брал женщин силой и по-черному развлекался над ними, пока не встретил единственную любовь свою, что ушла слишком рано, но это совсем другая история. Помню, объезжал я строптивых лошадей, а собак учил слизывать кровь с моих сапог, когда возвращался из пыточных подвалов. Дьявол мой Asmodeus прозвал Меня Архиизвергом Ада. Есть у Меня опыт большой в усмирении непокорных душ и силы от Князя Тьмы не занимать.

Иеремия гневно сверкнул глазами, достал плеть и направился к женской тени.

-Графиня! – резко сказал Владислав Дракула.- У тебя были дела в Европе.

-Полно дел, мой Господарь, – ответила графиня.- Но как Ты прикажешь – я всегда рядом.

-Графиня!- повторил Владислав.- Дня на три удались в Европу делать свои дела и оставь подопечную с Иеремией.

-С удовольствием!- улыбнулась графиня и отошла от женской тени.

Иеремия обвил плеть вокруг шеи женщины, которая не успела даже вскрикнуть.

-Ты проведешь со мною несколько ночей. Сначала я сделаю перепроекцию тени, не выходя из тела, и ты в полной мере почувствуешь меня рядом. А потом я выйду из тела, а в теле оставлю одного из своих Демонов, с тем, чтобы Мне остаться наедине с тобой. И ты познаешь, что значит ночь наедине с Иеремией Вишневецким.

-Не надо! Влад! Не надо умоляю! – тень женщины затряслась, пытаясь сбросить петлю.

-Уведи!- приказал Владислав.

Иеремия потянул за петлю и потащил женщину по полу на выход.

Тогда из толпы вышла черная тень в темно-красной тоге, его голова была увита лаврами. Он держал в руках золотой светящийся кристалл:

-Я не из Вашего Круга,- сказал Римский Вельможа.- Меня пригласили. Самаэль сказал мне, что пора. Я хочу остаться с Вами. Я жил намного раньше, чем основные участники. Я тоже живой и помню свой язык и свое прошлое.

-Хорошо,- ответил Дракула.

Тогда Вельможа указал на Царя в золотой мантии и его спутницу Медичи.

-Про нее все знаем, про него тоже. Если останусь Я — то прошу, чтобы их здесь, в этом зале больше не было.

-Хорошо,- ответил Владислав.

-Тебя предупреждали! – угрожающе сказал Владислав, пристально глядя на царя. — С теми, кто не понимает русского, английского и латыни поступают не очень хорошо.

Царь молчал.

-Я не о понимании языков, а об отношении к участником круга,- продолжал Дракула. — Замкнутые друг на друга – останьтесь без поддержки. Она хотела питаться твоим светом, ты хотел давать ей свет.

-Эта дрянь ставила Наши Щиты в их играх, — сказал Римский Вельможа.- Тянуть по Нашим Каналам его поток – это верх хамства. Пусть она катится ко всем ангелам, вместе со своим Хозяином, чтобы Наш Круг ее не видел и не слышал. Владислав, с Тобой очень приятно работать, когда общение идет на одной волне.

-Взаимно,- ответил Владислав.

-Стража. Выведите обоих,- добавил Владислав Дракула, указывая на царя и королеву.

-Просто Я не похож на идиота, которого можно разводить бесконечно,- сказал Владислав Дракула оставшимся теням.- Спасибо всем, кто присутствовали при встрече.

Тени начали расходиться. Владислав вернулся в тело и медленно открыл глаза.

Ночь перед рождеством, 07.01.2017 г.

 

6. Сказка о Дракуле-Воеводе и Его бывшей жене

Это было в 1457 году, когда крепость Поенарь еще только строилась, но были уже оформлены спальные покои в двух башнях и парадный зал для трапезы. Владислав Дракула прибыл посмотреть, как идет строительство крепости в сопровождении своих военачальников, некоторых из них сопровождали их жены.

Говорят о невероятной жестокости Дракулы. Крепость Поенарь строили жены и дети казненных бояр. Бояр было 50 человек, и казнил их Дракула на праздник Пасхи. Часть из них зарезали прямо на пасхальном пиру, а часть посадили на колья. Это были те, кто зверски убили отца и брата Дракулы, и многие из их родственников умерли во время строительства крепости, другие же по-прежнему трудились на строительстве, закованные в кандалы.

Но к своему ближнему окружению Владислав Дракула был лоялен, даже слишком. Когда ему изменила первая жена, он не стал наказывать ее, только облачил своими руками в пояс верности и отослал от себя. Но на осмотр строящейся крепости – он велел взять ее с собой. Вечером во время застолья — он заметил, что его жена бросает непристойные взгляды на жену одного из его военачальников. Владислав едва сдержался, чтобы промолчать. Возможно, если бы это были другие женщины, он высказал бы колкое замечание. Но в этом случае, когда дело касалось его жены, он решил промолчать. Он ушел из-за стола раньше других и затворился в покоях. Свечи мерцали тускло. Дракула налил в бокал немного красного вина из графина. Перед этим он взял несколько голубых и зеленых кристаллов из маленького ларца и смешал их с небольшим количеством вина в отдельной емкости. По течению химической реакции, он убедился, что вино не отравлено.

Итак, Дракула выпил немного вина и вызвал караул, дежуривший у покоев. Одного из стражников он направил привести жену.

-Сударь, вы давно не чтили меня своим вниманием,- сказала жена Дракуле, войдя в покои.- Чем же вызвано ваше внезапное желание повидаться. Не желаете ли вы снять с меня пояс верности, дабы прикоснуться к моему лону?

-Не желаю, — ответил Дракула.- После вашей измены, сударыня, у меня появилось стойкое отвращение к развлечениям с женщинами.

-И как же вы развлекаетесь?- спросила женщина.

-С Дьяволами, — ответил Владислав.- Хотя это и не ваше дело. Ваши взгляды на женщину, сидящую напротив вас, были крайне непристойны. После таких взглядов женщины уединяются, дабы заняться делами небогоугодными и неблагочестивыми. Понимаете ли вы, что она занята?

-Это проверяется лично и на ощупь,- коротко ответила Дракуле жена.

Дракула взял перо и бумагу и черкнул короткое сообщение своему военачальнику, на жену которого были брошены непристойные взгляды.

Стражник немедленно отправился с посланием и вернулся, держа под руку жену военачальника.

Ее взгляд был безумен, в нем перемешивалось смятение и ужас, и она поспешно бросилась на колени.

-Чем я на этот раз прогневала Господаря? – воскликнула она.

-У нее прежде были вины перед тобой? – пожав плечами, спросила жена Дракулы.

-Были,- коротко ответил Владислав жене.

Затем он обратился к женщине, стоящей на коленях.

-Обнажи все, что ниже пояса,- приказал Владислав Дракула.

Женщина приподнялась и подняла высоко длинные юбки, на нее был надет пояс верности.

-Утолила любопытство? – спросил Дракула жену.

Женщина же вернула одежду в прежнее положение и вновь опустилась на колени.

-Я бы проникла взглядом глубже,- ответила Дракуле его жена.

-Она занята, мрачно сказал Владислав.- Она замужем.

-Господарь!- тихо прошептала женщина. – Ключи находятся у моего супруга, и он иногда оставляет меня без пояса, но у меня есть прислуга женского пола, с кем я могу развлечься. У меня и в мыслях не могло быть с ней сойтись, – с этими словами она указала на жену Дракулы.

-Уведите, — сказал Дракула, рукою он сделал знак стражнику и, когда тот приблизился, сказал ему два слова.

Через несколько секунд послышался крик – через дверной проем было видно часть лестницы — жена военачальника лежала на лестнице с разбитой головой.

-Она оступилась,- сказал, вернувшись, стражник.

-Унесите в покои,- сказал Дракула.

-Сударыня, вы так верите в свою непогрешимость, — сказал Дракула жене, когда они остались одни.

-Что же мне остается, коли супруг неласков со мною,- ответила жена Дракуле.

-До вас у меня было несколько женщин, и ни одну я не удостоил чести сочетаться браком со мною,- сказал Владислав.- Ваше распутство переходит рамки разумного. Цените то, что было у вас в руках, но исчезло, как дым.

-Я не вижу вашей реальной власти надо мною,- с улыбкой сказала Дракуле его жена.

-А вам нужен сапог, поставленный на вашу шею, не дающий ни встать, ни вздохнуть?

С этими словами Дракула швырнул женщину на пол и начал нещадно душить ее сапогами, наступая на горло и грудь.

Она начала истошно визжать, не в силах убрать сапог Дракулы с шеи.

-Я должен был научить тебя лизать мои сапоги, прежде, чем на тебе жениться, — сказал Дракула.- Но никогда не поздно исправить ошибку.

-Уведите ее в нижние подвалы и закуйте в кандалы,- приказал стражникам Владислав Дракула.

Ночью Дракуле снился сон.

Перед ним встал Дьявол Люцифер и сказал:

-Никогда не возлагай на людей больше, чем они могут унести. Вместе с регалиями супружества ты передал женщине непомерную гордыню.

-Но я совсем не гордый,- ответил Владислав.- Я скорее жестокий. Я вообще считаю гордость пороком, нежели доблестью.

-Вот и не нужно было тебе увлекаться люциферианскими мистериями перед свадьбой. Я возвеличиваю гордость, тебе же следует служить Самаэлю, который гордость нещадно ломает.

Твои ошибки будут повторяться в других воплощениях. Ты не пытался наказать ее, как должно, потому, что Я постоянно стоял за ее спиной, но в грязный подвал – я не пошел за нею.

Прикажи ее клеймить печатью Демона, что ломает непокорность. И пусть останется с рабским клеймом на всю жизнь.

На следующий день Владислав начертил знак и приказал стражникам вырезать на ее груди.

-Прикажи снять с нее пояс,- сказал Владиславу один из его военачальников, кто наведывался в нижнюю тюрьму.- И отдай на растерзание стражникам.

-Не могу. Она моя жена. Пусть даже тварь,- сказал Владислав.

Ночью он велел привести в свои покои горничную. Горничная стояла, как вкопанная, не смея ступить ни шагу, ни сказать ни слова. Дракула ударил ее головой об стенку, разбив нос в кровь, порвал на ней одежду и грубо швырнул на ложе.

Вскоре, наигравшись с нею вдоволь — он отошел от нее.

Оставшись один, Владислав начертил кое-какие магические печати. Кровь он жертвовать не любил, но все-таки сделал порез на руке и капнул немного крови поверх печатей. Глубокой ночью, в сопровождении стражника он спустился к реке Арджеш – от крепости около 200 метров по горным склонам и уступам и бросил печати в воду.

Ночью Дракуле приснился сон.

Перед ним стоял Дьявол Самаэль.

-Люцифер дает любовь,- сказал Самаэль Дракуле.- Но любишь только ты один, любишь искренне и всей душой, а тобою пытаются пользоваться, управлять и пренебрегают твоей искренностью. Не стыдно тебе, Господарь, проявлять к женщине такую нежность, ведь ты наказал уже немало людей, так накажи и ту, что тебе изменила. Но накажи твердо и жестоко, и без всякого сожаления.

Я не дам тебе ни капли любви к женщинам, не дам и ни капли жалости. Лишь холодное презрение к ним, как к подколодным тварям — я тебе дам. Они же будут виться за тобой. Ты будешь глумиться над ними и не проникнешь в душу ни одной из них, ибо станешь выше женских душ. Зато в их лона ты будешь проникать сразу на тонких планах, даже не дотрагиваясь до них. И тебе все равно будет, что творится в их душах, и как они по тебе страдают.

-После того, что случилось, — ответил Дракула Самаэлю. – Я начал презирать женщин и их распущенность и неумение быть верными. И я попрошу у церкви развода в одностороннем порядке за то, что она мне изменила и мне дадут развод.

На следующий день Владислав Дракула покинул Поенарь, и не возвращался два месяца. Когда он вернулся — у него было в руках уже заверенное церковью свидетельство о разводе.

Когда Дракула спустился в подвал, чтобы посмотреть, как содержат заключенных– то, увидел бывшую жену в грязных лохмотьях. Она, завидев Дракулу, поползла ему навстречу, гремя цепями.

-Владислав! Прости! Умоляю! Забери меня отсюда! Мне кажется, я здесь гнию заживо,- запричитала женщина. Владислав вытащил из-под черной мантии грамоту о разводе и потряс ею перед ней.

-Ты мне никем не приходишься,- холодно сказал он. – Известно о тебе лишь одно, что рода ты незнатного, славных поступков за тобой не числится, а замешана ты во всяких грязных распутствах. Посему в руках у меня грамота о разводе. Я велел вычеркнуть имя твое из всех списков, чтобы ты нигде не упоминалась, как моя жена. А теперь, если хочешь, оближи мои сапоги.

Женщина стала послушно лизать сапоги Дракулы, пока не вычистила все.

-Довольно,- сказал Владислав.- О чистоте моих сапог впредь позаботятся горничные.

С этими словами Дракула покинул нижний подвал крепости.

А когда вернулся туда снова, женщины там уже не было. Куда она делась — не вспомнил бы, наверное, и сам Дракула – если бы вы его об этом спросили. Да, видимо, его это и не интересовало. Так закончилась История Владислава Дракулы и его первой жены.

09.01.2017 г.

7. Цепеш Лютует

После двойной измены жены первой Цепеш ожесточился. Стал он замкнутым и нелюдимым. Почти каждый день вспоминал он образ женщины, что предала его, и представлял, что ее труп лежит перед ним в гробу и начинает разлагаться. Однажды он погрузил руки в глину и вылепил сердце и потом, спустившись к Арджеш, выбросил его со словами: «Дабы забыть тебя». И потом призвал своего военачальника и вопрошал его, когда никто о том не слышал, ибо самому ему было крайне неприятно, что он потратил столько времени на переживания из-за женщины: «Что я делал неверно, что она именно так поступила. Разве не носил на руках и не говорил, что она самая лучшая. Разве не сочетался с нею браком законным? Разве не дарил подарков?» И ответил военачальник: «Государь, хорошо, что обратился с вопросом ко мне, а другой бы и не подсказал тебе. Женщины, как лошади – их следует хорошо объездить или как собаки, кого нужно хлестать, пока не заскулят и не свернутся клубком у ног. А чем более ты даешь женщине – тем менее она благодарна тебе, а раздень и стегай нагую, и будет тебе благодарна». И велел немедленно Владыка привести горничную и раздеть полностью и хлестать плетями – ту, что с утра разлила мед на ковер в покоях Государя. «Просто так я бы не стал тебя наказывать,- сказал Цепеш.- Цени, что в руках твоих и что доверили тебе». Воевода закрыл глаза и, пока кричала горничная от ударов – все представлял, как разлагается в гробу труп его бывшей жены, так что куски отпадали от плоти. И все время, пока бичевали горничную – Цепеш все время думал о том, как гниет бывшая жена. И потом открыл глаза, улыбнулся и велел завершить бичевание. «Хочешь ли ты что сказать?» — спросил он. «Нравится ли Господарю плоть моя?» — ответила горничная. «Плоть — нет, а кровавые полосы на спине мне понравились»,- ответил Цепеш.

Назад Вперёд

Добавить комментарий