Ликантропия

Память вскрывает алую дверь
Сквозь нее прорывается зверь
Пламя горит, растет аппетит
Рвется натянутый нерв
На четвереньки, носом к земле
Шерсть покрывает бока
Запахи, звуки, пение птиц
Как молот, стучат в висках
Тайну, проклятье другой стороны
Крепко привратник хранит
Огненный ключ, открывающий сны
Спит, замурован в гранит
Кому-то, возможно, дарована нить
Ведущая в никуда
Он и поможет клубок размотать
Раскрыть, разъяснить, разорвать
Эту нить, чтобы что-то постичь
Избежать первобытной тюрьмы
Ночных призраков,
Ужаса, рождающего мрак…
Я готов сразиться с тобой,
Мой извечный враг…
Треск паутины – и алая дверь
Захлопнулась позади
В ночном ослепленьи
прорвавшийся зверь
Криком летит из груди
Долгий пронзительный душащий вой
Мучит луну в небесах
Он отражает бессилье ее
В волчьих горящих глазах
Дыбится шерсть на загривке, свистит
Ветер в косматых ушах
Требует новой добычи инстинкт
Боль, жажда, голод и страх
Запах добычи по нервам летит
Как электрический ток
За человеком бежит-летит
Бешено мчащийся волк
Ярость рождает цепочку следов
Зашевелилась трава
Что-то метнулось из-за кустов
Плоть обожгло, порвав
Зверь не раздумывает, он знает все
Голод сильнее, чем смерть
Горло настигнутой жертве грызет
Кровь заставляя кипеть
В кроткой агонии быстро затих
Крик человека в ночи
Память деревьев умолкла на миг
И беспристрастно молчит
Время повисло, крыло опустив
В вязкой ночной тишине
Черная кровь заблестела на миг
Как поцелуй луне
Клочья одежды отброшены прочь
Словно сухая листва
Боль и страданье фиксирует ночь
В остекленевших глазах
Голод уходит, остывшая плоть
Рвется в проворных зубах
В белых как мрамор и острых как нож
Кости для них – скорлупа
Внутренности, как ночной натюрморт
На почерневшей траве
В черепе мозг, словно свадебный торт
Ждет череды своей
Волки и люди – извечный кошмар
Злая природа хранит
Битва без правил, извечный пожар
В памяти каждого спит
В каждом из нас есть израненный волк
С подлой собачьей душой
И в лунные ночи слышится нам
Слишком знакомый вой
И оживают забытые сны
И мы боимся собак
Ужас пронзает, и силимся мы
Скрыться, бежать – только как?

Назад Вперёд

Добавить комментарий