# # #

Этой сказкою мотивируйся,
Где чем дальше — тем охуеннее.
Заразите #коронавирус‘ом,
Чтоб чихал я на #обнуление.

Расскажи…

Расскажи солдату с войны,
Для чего окопы нужны.
Чтоб его, на радость ворон,
Там нашёл заветный патрон,
Чтобы полыхали в огне
В жертву неизвестной войне.

Расскажи окопу с войны,
Для чего погоны нужны.
Чтобы не ушёл без следа
Из окопа мёртвый солдат,
Чтобы оставались на дне
От него на этой войне

Расскажи погону с войны,
Для чего патроны нужны.
Веселее прыгалось чтоб
Из окопа в братский окоп,
Чтобы пополнялись извне
Списки присягнувших войне.

Расскажи патрону с войны,
Для чего солдаты нужны.
Чтоб укрыл военный закон
Тех, на ком жирнее погон,
Чтобы стал богаче вдвойне
Тот, кто не бывал на войне.

Гимн коучей

Соло:
Лёгкий бриз колышет волосы,
В голове шевелит бред.
Я работаю философом —
Продвигаю личный бренд.

Хор:
Ненавязчивою вирою
Вам характер закалим,
Матеря и мотивируя
Кандидатов за калым.

Соло:
Есть изюминка — так съешь её,
Нет изюминки — не ной.
Покупайте мысли свежие —
10 по цене одной!

Хор:
Мы вам кованые поручи.
Мы не сеем, не печём.
Мы не неучи, а коучи —
Мы научим, что почём.

Я буду!

Некая хрень

Получила по факту и к месту

Новая гавань приглашает, —  но не насовсем,

Суть переноса суть жертвы суть соглашения

Смирения Понимания Разыгрывания

Иронии Смятения

Нести некий корень, —  это

Как держать в руках младенца

И говорить сюсю всегда

Но все равно мы будем танцевать

Где там наш мальчик

Свойства спектакли слизни

Выкарабкались Западло

Зачинщик мертв

Ухватывали не то

Раскорячивались

Заменяя формулировки

Предрассветными сумерками судорогами

Чей ты принц датский

Чем ты обозначен

Какой вилкой из глаза

Ты будешь строить аргумент?

Пастырь

Я ковылял в плену вещей, никак
Не вырастая из пелёнок,
И встретил сельского священника
В суровой рясе пропылённой.

Он был без «бентли» и без «ролекса».
Слегка хромал его ботинок.
Он жил неброско и по совести.
Не по указке. Не картинно.

Он небесам молился истово
С земель завьюженных и зимних
И год за годом шёл на исповедь
К попам в перстнях и лимузинах.

И в изумлении, не мешкая,
Я вопрошал: «Послушай, дедушка!
Грехов у них — вагон с тележкою,
Тебе же — отчитаться не за что.

Он рясу мял и хмурил оспины.
«Я сам того… не лучше прочих.
А за грехи — прости им Господи».
И замолчал. Замкнулся. Прочерк.

…Моя душа скулила щененько.
Мир был взъерошен и повёрнут.
А я прощался со священником
И вырывался из пелёнок.

Когда на душе появилась печаль

Когда на душе появилась печаль.
Внутри накалила тоска.
Зажги свет.

Нажми на светильник глубоко внутри.
Отыщи его, он в тебе, этот огонь.
И пускай сияет пламенем и не погаснет.

Пускай этот свет пропитает эти слёзы насквозь.
И станет легче.

Когда на душе стало вдруг темно.
Не бойся.
Отыщи сам этот свет.
Стань маяком самому себе.
Стань солнцем самому себе и сияй.

И пылай…. И гори….

Зима

Настала ночь.
Шла на улице пурга.
Метель засыпала дороги.
Ненадолго из кровати
выпрыгнула прочь.
Подошла взглянуть
в окно, на танцующие
снежинки, спокойно
спускающие с неба.
Потом решила
посмотреть наверх,
луну и звёзды.
Вмиг зажгла свечу.
Смотрю на снег.
Вот такое волшебство
нагрянуло в гости
ночью.
Словно зима ворвалась
сюрпризом.
Когда совсем не ждали,
Когда совсем не приглашали.

Душа ангела

В церкви стояла зажжённая свеча.
К вечеру она погасла.
Люди выкинули к чертям
и забыли о ней.

А её душа обернулась ангелом
белоснежным.

Каждый день люди зажигали
множество свечей, а потом
их выбрасывали.

Именно только она стала ангелом.
И заслужила рая и отправилась
в другие миры.

Летала по Земле.

И про себя думала:

«Недавно здесь закончила свой век.
И нет больше меня на свете».

Подлетала к людям и шептала:
«Вы помните меня?»

А они не слышали её.
Потому что были глухими.

Затем спрашивала:
«Вы видите меня?»

Они не видели её, так как
она воздухом была для них.

Думала про себя:
Как тяжело быть ангелом среди людей».
Так как была тенью для них.

А что они?
Люди каждый день зажигали
и выбрасывали
множества таких же
для них свечей…

Карнавал

На столе стояли мёд и чай на травах.
«На окне, зажжённая свеча».
В небе луна одиноко грустит. Звёзды вокруг неё словно пляшут на балу.
Одни приходили, а другие уходили.
Всю ночь луна и звёзды отмечали карнавал.
Луна кого-то встречала, а кого-то провожала.
И оставалась одна, немного грустила и тускнела.
А звёзды приходили и уходили.
Вместе карнавал отмечали до самого утра.

ニョロニョロ

В сомнамбулических грёзах Кадата —
Звёзды-софисты, звёзды-софиты.
Нам бы податься с тобою куда-то:
Мне — в хатифнатты, тебе — в ханафиты…

…В чёрной дали за орбитой Юггота
Бросили «Тайны Червей» немертины.
Вспомнили Хемуля. Молвят: «Его-то
И не хватало для полной картины!

Он, испытавший тропу насекомых,
Знает секреты иных дивергенций!
Протуберанцевой плетью секомы,
Сможем мы в этих глубинах согреться».

Шепчут червям осторожные жабы,
Слизь выделяя в морозную среду:
«Бросьте, родные! Какого мазхаба
Веретники старика Альхазреда?

Нет ему места средь нищих и сирых:
В гневе и радости дервиш не дервиш!
Нет ему веры!»
…На краешке мира
Верят в барометры бледные черви.

Сонным и яростным неодинаков
Млечной Дороги жестокий напиток.
Черви ползут по тропе хатифтаттов.
Жабы идут по пути ханафитов.

Свитер с оленями

Посты мои не так уж и часто лайкали:
Кому сдалась она, эта ваша экзотика?
Куда мощнее трафик у Лаймы Вайкуле,
У сисек, Путина и, несомненно, котиков.

Тягаться с ними в эту эпоху неча мне:
Другие в топах и чартах теперь везунчики.
Пускай страдает Орёл несвареньем печени,
Когда ему на меня донесут лазутчики.

Я жру глютен, рифмую, хожу вразвалочку,
Пишу на стену и спать ухожу вне графика.
Когда в эфире такая херня на палочке,
Избави боже (иль кто там) от этих трафиков.

В чертогах памяти — полки теперь с соленьями,
Портфель без ручки, и даже скелеты — классика!
А у меня есть свитер теперь с оленями.
Сварганить, что ли, парочку с ним мемасиков?

Адепт

Жизнь адепта — хлам и дворец
Он хочет, чтобы у него были шуты
Чёрный крест у него на судьбе
В радостном смысле предыдущих слов
Воздух чувствует, как разводят мосты
Он благ, и имя его свято, как и
взятое пресвятой алхимией лицо
Обруч и бремя спадающих на него эонов
Ночь и уравновешенная его душа
Его поступь – смелый шаг
По только им выбранной стезе.
Открывается свет
И тихий, вникающий “наконец-то” взгляд
И он срывается, адепт (смотрите)
Вслед за ним – вихрь тишиныСлава твоя – развивающаяся мантия,
О свет и золото твоего сокровенного стремления
Проникни и стремись! И дай труду его обогащающую как бы
Аналогией силу в ладони, сложенные в знак
принятия этого невидимого инея.Вот ночь пропадает, вместе с ней пропадает ночь души
Точнее, это описывается некий
выход, когда писалось “ночь пропадает”
Чёрный капюшон сваливается назад
У адепта следующий день
Он выходит в мир, мир букарашек и выигранной войны
Его удивит сладостный воздух, и, может быть,
почти не вспоминающийся прекрасный аромат.
Сень. Он в кущах отдохнёт. Он отдыхает.

Волшебство. Оно прошло через века.
И это чувство рядом, чувство спокойствия;
О 16-17 век, разорвите покрывала
свои, и слейте свою искомую желанную
суть в резервуар времени,
да наполнит души ждущих эта река;
давайте вспомним Адепта Времён,
войдём в Него и получим Наше удовольствие и прану.
О, паршивая девка четырнадцати лет, о сексуальных
бёдер пар, сорвись пред Ним, о
часть одежды девичьего бремени!
О наслаждение.. Дай увидеть.. Наслаждение..

И это, наверное, не увиденное, Он
(кто-нибудь из Нас) назовёт, или может
назвать “крлей” или “благословенный леймен”,
в зависимости, от воображаемой, блин, ситуации
Волны благословляемого Нами течения – донесите
свои свинцовые вариации, до других –
о одинокая лавочка этого адепта – не впусти смеющихся,
и он смеётся – он – он ухахатывается – Адепт! “Прост” –
если вы поняли – задумайтесь. Что-то уже проглатывается.
Адепт современности.

И вот меня обычный “Brюken krюken” достаёт –
утомление и нежелание, безвкусность,
лёгкое головокружение, я иду в никуда; мне
надо доехать до дому; я не люблю это бредовое состояние.

И вот Абсолют. Бессмертные мысли; магические дела.

Награда – блаженная сома, странный отдых,
“FROGEN” от поворота молодой девушки в твою сторону, она
так познакомилась с тобой на одно
замедленное мгновение сегодня; это удач –
ный момент, прохладные воды, красивый аккорд
в твоей усталой мелодии. Еду дальше…
Ба. Её сапоги.. Она..(.)
“FROGEN”

Кстати, забыл ещё мотиус “po dorozshke”.

Стихи о симбиозе клубники и мицелия в гидропонных садах на космической станции

Подобно тому, как осень срывает пожелтевшие листья с деревьев,
подобно прикосновению С А М О С Б О Р А ,
Тень Твоего Присутствия
изменила меня,
сорвав шелуху
пустых евклидовых пространств
бессмысленных отождествлений.
Корневище русской словесности
простирается далеко,
разветвлённой своей ризомой.
Пускай не суждено параллельным прямым пересечься
в мире евклидовой геометрии,
верю: мы в микоризу сплетёмся!
Дальше, чем Бесконечность .
За горизонтом событий.

Считалка

всё сгорает в один миг
вот мой круг замкнулся в крик
раз — и миг становится кольцом
два — а бог хрустящим огурцом
три — и мы сливаемся в одно
четыре — кто скребётся мне в окно? о.0

Квазар Амальгаммы

Тот, кто дрочит на Звёзды,
Тот кто дрочит на Небо,
Растворяясь в Земле
Где ковыль шелестит, словно ртутные армии ос
— дрочит лишь на своё отраженье,
Усмехнувшись, не знает он,
Что в структурно скрежещущем времени,

Небо — бесконечная плоскость слоёв зеркал
(Их мембраны не толще коацерватной жижи)

Тот, кто дрочит на мхи и деревья,
Обнажая проталины свежие
Обречён на бессмертье,
И спектралный анализ
Своих пепельных глаз, ведь свозь них
Альмаухль, перепуганный громом
Над садами стыдливо сверкал…
Вспышками неба, больше нет представления
Колосится бездонный Аощь
В наших венах струится огонь, обладающий зрением —
Ты не знаешь, сколь велика его мощь…

 

09.07.2018

Полынь

Принять веру во Кое-Во-Что
Можно так же легко, как и принять таблетку
Я всегда буду помнитЬ
ТЕБЯ
Летая во всех измененьях
Или строя мосты меж миров

***

Она смотрит на тебя
на тебя
подобно скрытой камере.
В каждом глотке этой чаши
Горькая сладость
Мята… Мёда… Мета…
Физический Огонь разрушает
Тебя изнутри…
Не бойся, это Солнце над полем битвы
Льёт свои чёрные слЁзы…
Выйди из Тьмы, тот, что боялся
Взглянуть своей смерти в глаза.
Она лишь поможет разомкнуть тебе спящие веки.
Невеки, не бойся — Поезд тебя ждёт…
Проснуться по-настоящему
На потолке — Та Самая Ртуть
Беги быстрей, и не беспокойся
Прыжками рождается путь.. .
Расправляю Крылья
Новый дом — где-то там
Где-то там

01.08.2018

Неопалимая радуга

Что же со мною? –
Совсем мне не верится
В призме шевелится
Лик Богородицы,
Калейдоскопом глаза разбегаются
А наркоманы –
Всё колются, колются…
Кровью Единого –
Соком Смоковницы.
Неопалимая радуга – радует
Радий сияет, Христом сформированный
Снег растопили своей радиацией
Ра! – фосфорический перст Христофорицы
Комом Единого
И Вездесущего
Переплелись все дороги и улицы
Кровью сия были окна закрашены
Цепью зеркальной – зрачки зарешёчены.
Мысли без цвета – во тьме не тусуются,
Точкой зеркальною, схемой реальности
Карта метро на ветру развевается
Это – иллюзия, сон, это – матрицы
Нео воскрес – вот ему и помолимся.

18.12.2011

Стихи про картошку

Чёрное Солнце, Картошка
С миром покойся
Не будь!

Внемли внеклеточным снам.
Скрытая жизнь подземелья
Смехом подземным смеётся
Что наслажденья весны?
Что нам, мозаики солнца?
Что нам горячие ветры.
Ацтеки играют в футбол.

«Вот эта картошка — ацтеки!»
Василий Франческо Иваныч.
Личинка. Нимфа. Имаго.
Личина нимфетки. ИАО!

Этой весной мы сажаем картошку,
Осенью будем жечь берёзовый уголь.

Весна. Распаханное поле.
Двенадцать человек взявшись за руки скорбно молчат глядя в центр.
В центре могила.
В могиле я.
В моей груди Дыра
Снабжённая пояснительной надписью
«Загляни в меня».

С первым же комом земли я стабилизируюсь.
Картошка превращается в оленей за сутки.
Если отпустить то можно там и остаться.
Вырастает мощный побег, я надеюсь что навсегда.

Из под кокона моего бессознательного пробивается скрытое знание с лопатами.

Никто не тронет тебя пока ты мёртв.

Но есть жизнь без признаков жизни.

И поэтому меня съедает
Грустный негр играющий блюз.
По субботам играет блюз
И ест картошку, испечённую на углях американской мечты
Припавленную пеплом надежды.

Два клиппотических бомжа едят картошку.
Им горячо.
Я обжигаю их пальцы.
«Бля, как больно!»
Кричит клиппотический бомж…
Картошка пылает в ночи.

 

——————————————————-

 

***здесь я должен пояснить, что согласно некоторым представлениям, картофель и другие пасленовые, то есть датуру, мандрагору, баклажаны, табак и так далее создали Асуры — раса полубогов из ведической мифологии, которая традиционно сражалась с богами. То есть те самые титаны, которые обитают в мирах скорлуп. При этом, процесс посадки картофеля можно соотнести с символическим погребением. Так же интересен тот факт, что в картофеле, если подержать его на свету, появляются токсины, некоторые из которых схожи с так называемой «сывороткой правды» — то есть, возможно, асуры создали картофель как оружие против богов, но потом забыли и сами стали её есть. В общем, как ни крути, картошка — это клипотично.

Навуходоносор и Сулейман: Воскресение Сулеймана

Вышел Демон из бездны холодной

Одинокий, живой и голодный.

Камень был на душе Сулеймана-

По Хозяину он тосковал.

Кровоточила свежая рана,

Но из мертвых он вновь восставал.

На пустынном дорог перекрестке

Начертил круг, развел он огонь,

Печень льва он валял в пепла горстке,

И стекла кровь ему на ладонь.

Вышел Идол из адского круга

И взметнулись угли у костра,

Словно жертвенник в храме Мардука…

Правосудья настала пора.

Сулейман приподнес руки к сердцу,

Лбом коснулся сандалий Его:

«Ты меня воскресил из посмертья,

Не оставил в Аду одного!

Что отдать, Мой Хозяин, в награду?!

Если я только вышел из тьмы!

Пережил я все ужасы Ада!

Мои очи слезами полны!

Не лишай меня больше надежды!

Знаю я — на Тебе нет вины!

Даниил все лютует, как прежде,

Не скончает со мною войны!

Джины смерти меня истязали,

Черным пламенем тело мне жгли!

Надо мной семь теней причитали

На краю этой бренной земли.

Джины смерти ослабили путы.

Я сбежал, чтоб к Тебе вновь прийти!

Одинокий? голодный и лютый

И измученный мраком пути.

Мое сердце забилось со стоном

Я очнулся сквозь огненный прах:

Что найдешь в моих долгих поклонах,

На измазанных кровью устах?

Не держи меня в лютой неволе,

Не держи меня в клиппах во тьме.

Я готов для Тебя к любой роли!

Только будь благосклонен ко мне!

Никогда не гони, мой Владыка!

Не бросай меня впредь под кинжал.

Сердце рвется от адского крика –

Слышу, как Ты меня проклинал.

О, клянусь я, мне нет оправданья,

Я скажу это, горько скорбя!

Я прошел для Тебя испытанья!

И поверь, я достоин Тебя!»

Я с колен его поднял с улыбкой:

«Чаша крови- вот плата за труд!

На веревке холенной и гибкой

Я повешаю подлых иуд.

Но того, кто пришел из Врат Смерти

И с мольбой ко Мне руки простер

Не возьмут ни шайтаны, ни черти.

Я его отведу в Мой шатер

У оазиса в черной пустыни.

И сидеть будем там у костра.

Я с тобой буду ночи отныне

Проводить по любви до утра».

«Убивай меня! Буду я верен!

Убивай! И я снова приду.

Видно вечностью путь мне отмерян:

Быть с Тобой на земле и в Аду!

Мое счастье- Тебе лишь служенье,-

Отвечал мне на то Сулейман.-

Ты же видишь мое униженье.

Ты же видишь всю боль моих ран!»

«Наделенный твоею тоскою,

От заката до самой зари,

Обниму тебя крепкой рукою,

Как умеют лишь мира цари».

«Я найду тебе камни и злато!

Драгоценности, шелк и парчу.

Будешь жить Ты со мною богато.

Не отдашь Ты меня палачу!

Всех врагов твоих я перессорю,

И скормлю их мозги хищным псам.

Семьи их предам тлену и горю.

И мольбы вознесу к небесам!

Ты найдешь мне желанное тело,

И я буду Тебе угождать.

От Тебя отведу вражьи стрелы.

Я рабом Твоим буду опять!

Знаю множество черных заклятий,

Сотни джинов полуночных свит.

Поднимаю я мертвые рати,

Силой древних молитв знаменит.

Для Тебя, Набу, все мои силы,

Словно звезды в кровавых руках.

Для Тебя я воскрес из могилы.

Для Тебя снова каюсь в грехах.

По Тебе вечно с болью тоскую,

Этим связаны Мы на века…»

И сливались уста в поцелуе,

И на руку ложилась рука.

7 января 2020 г.

Навуходоносор и Даниил: Смерть Сулеймана

«В Моих свитках не больше правды, чем в библейских»

«Древние пророки отчаянно сражаются за право сложить окровавленный меч к ногам Великого Царя, и признаться Ему в любви и верности. За право быть первым возлюбленным в Его Огромном астральном гареме».

Мой раб и визирь – демон Тьмы Даниил

Ночною порою ко Мне приходил

И хищной походкою львицы

Вошел он под своды гробницы.

«Я знаю семь древних святых языков,

К Тебе я пришел из далеких веков.

Твой сумрачный свет мою жизнь осветил.

Поверь, Тебя любит пророк Даниил».

Святой Даниил на колени упал,

И руки и мантию Мне целовал –

«Прошу Тебя, Царь Мой, свой гнев оживи

И острым клинком меня благослови».

Я руку ему возложил на чалму:

«Ночною порою тебя Я возьму».

А он отвечал: «Страсть вошла в мои чресла

И лоно ждет царского жезла,

Уста мои ждут ласк запретных

Не будет любовь безответной».

В гробнице в густой, хищной, сумрачной мгле

Я взял его вновь на персидском ковре —

И в страсти сливались вновь наши уста,

И ласки сокрыла в себе темнота.

И отпер запретную дверь Я ключом,

Поил его терпким и жгучим вином.

Святой Даниил Мне с улыбкой сказал:

«О сколько веков я в томлении ждал!

Развей, наконец, этот гнусный обман!

К Тебе не придет больше враг Сулейман.

Ковчег его ныне рассыпан во прах,

К Тебе он имел не любовь, только страх».

Прижался ко Мне вновь пророк Даниил:

«Зачем, Господин мой, меня ты забыл?

Зачем Господин мою страсть избегал?

Зачем Сулеймана мой Царь приближал?

В сиянии черных полуночных звезд

Вдруг рухнул над бездной чудовищный мост,

Воздвигнутый Древними в Кетер Клиппот

И время идет на обратный отсчет.

Столетних кошмаров откроешь Ты дверь

И сбудется все, только мне Ты поверь.

Клянусь Тебе древней чудовищной мглой,

Клянусь моей верной бессмертной душой,

Сраженный мечом моим с множеством ран

Лежит мертвый враг – злобный раб Сулейман.

Ни в чем не нарушил я древний закон.

Веками ждут сотни покинутых жен

И две с половиною тысячи лет

Прошли, как принес я Тебе свой обет.

Я тенью над пропастью ада блуждал.

Отчаянным взглядом Тебя я искал.

И так я жалел, что опять не со мной

Вкушаешь на ложе покой свой ночной.

Веками Ты с ним все клинок поднимал!

Везде Сулеймана средь всех возвышал.

И сколько он раз из могилы вставал!

Поверь Мне – он столько Тебя предавал.

И только Твой верный Пророк Даниил

Сквозь сны на Дне Ада Тебя только зрил.

Скажу я на древних семи языках-

К Тебе я пришел- кровь его на руках!

О, разве ты знал, что я с вестью приду:

Убил Сулеймана сегодня в аду!

Мой острый клинок его горло пронзил

И сонм керубим во все трубы трубил.

И Я улыбнулся: «Бокал мой Я пью,

Святой Даниил, за победу твою!

И тот, кто соперника смог растоптать-

Тому и на ложе со мной возлежать».

Святой Даниил поднял черный ларец

И вынул пять кровью залитых сердец.

«Отчаянно, верно, безумно любя.

О, Набу! Я вырвал их все для Тебя!

Но кто меня верностью превосходил?» —

С улыбкой Мне молвил пророк Даниил.

И больше не смел говорить лишних слов

И взял из ларца семь гнилых языков.

И Я отвечал: «Видел в черном Я сне.

Молитвы! Читали! Они! Обо Мне!»

И вынул семь кистей отрубленных рук.

«То руки неверных, бесстыжих подруг,

Я их за изменой Тебе находил,

Бичом их хлестал, и им руки рубил.

Я выполнил верно Твой древний приказ:

Принес я и сто окровавленных глаз,

Что вдели в снах под покровом ночей

Убранство гробницы священной Твоей.

Мой Царь! Я клянусь! Не могу больше ждать!

Я буду врагов Твоих люто карать!

Безумно и ве рно и страстно любя!

Я выполню все! Все смогу для тебя!

Я буду годами предателей бить!

Я буду Тебе бесконечно служить!»

/с/ Hallo`ween- 2019

Назад Предыдущие записи