Стихи о симбиозе клубники и мицелия в гидропонных садах на космической станции

Подобно тому, как осень срывает пожелтевшие листья с деревьев,
подобно прикосновению С А М О С Б О Р А ,
Тень Твоего Присутствия
изменила меня,
сорвав шелуху
пустых евклидовых пространств
бессмысленных отождествлений.
Корневище русской словесности
простирается далеко,
разветвлённой своей ризомой.
Пускай не суждено параллельным прямым пересечься
в мире евклидовой геометрии,
верю: мы в микоризу сплетёмся!
Дальше, чем Бесконечность .
За горизонтом событий.

Считалка

всё сгорает в один миг
вот мой круг замкнулся в крик
раз — и миг становится кольцом
два — а бог хрустящим огурцом
три — и мы сливаемся в одно
четыре — кто скребётся мне в окно? о.0

Квазар Амальгаммы

Тот, кто дрочит на Звёзды,
Тот кто дрочит на Небо,
Растворяясь в Земле
Где ковыль шелестит, словно ртутные армии ос
— дрочит лишь на своё отраженье,
Усмехнувшись, не знает он,
Что в структурно скрежещущем времени,

Небо — бесконечная плоскость слоёв зеркал
(Их мембраны не толще коацерватной жижи)

Тот, кто дрочит на мхи и деревья,
Обнажая проталины свежие
Обречён на бессмертье,
И спектралный анализ
Своих пепельных глаз, ведь свозь них
Альмаухль, перепуганный громом
Над садами стыдливо сверкал…
Вспышками неба, больше нет представления
Колосится бездонный Аощь
В наших венах струится огонь, обладающий зрением —
Ты не знаешь, сколь велика его мощь…

 

09.07.2018

Полынь

Принять веру во Кое-Во-Что
Можно так же легко, как и принять таблетку
Я всегда буду помнитЬ
ТЕБЯ
Летая во всех измененьях
Или строя мосты меж миров

***

Она смотрит на тебя
на тебя
подобно скрытой камере.
В каждом глотке этой чаши
Горькая сладость
Мята… Мёда… Мета…
Физический Огонь разрушает
Тебя изнутри…
Не бойся, это Солнце над полем битвы
Льёт свои чёрные слЁзы…
Выйди из Тьмы, тот, что боялся
Взглянуть своей смерти в глаза.
Она лишь поможет разомкнуть тебе спящие веки.
Невеки, не бойся — Поезд тебя ждёт…
Проснуться по-настоящему
На потолке — Та Самая Ртуть
Беги быстрей, и не беспокойся
Прыжками рождается путь.. .
Расправляю Крылья
Новый дом — где-то там
Где-то там

01.08.2018

Неопалимая радуга

Что же со мною? –
Совсем мне не верится
В призме шевелится
Лик Богородицы,
Калейдоскопом глаза разбегаются
А наркоманы –
Всё колются, колются…
Кровью Единого –
Соком Смоковницы.
Неопалимая радуга – радует
Радий сияет, Христом сформированный
Снег растопили своей радиацией
Ра! – фосфорический перст Христофорицы
Комом Единого
И Вездесущего
Переплелись все дороги и улицы
Кровью сия были окна закрашены
Цепью зеркальной – зрачки зарешёчены.
Мысли без цвета – во тьме не тусуются,
Точкой зеркальною, схемой реальности
Карта метро на ветру развевается
Это – иллюзия, сон, это – матрицы
Нео воскрес – вот ему и помолимся.

18.12.2011

Стихи про картошку

Чёрное Солнце, Картошка
С миром покойся
Не будь!

Внемли внеклеточным снам.
Скрытая жизнь подземелья
Смехом подземным смеётся
Что наслажденья весны?
Что нам, мозаики солнца?
Что нам горячие ветры.
Ацтеки играют в футбол.

«Вот эта картошка — ацтеки!»
Василий Франческо Иваныч.
Личинка. Нимфа. Имаго.
Личина нимфетки. ИАО!

Этой весной мы сажаем картошку,
Осенью будем жечь берёзовый уголь.

Весна. Распаханное поле.
Двенадцать человек взявшись за руки скорбно молчат глядя в центр.
В центре могила.
В могиле я.
В моей груди Дыра
Снабжённая пояснительной надписью
«Загляни в меня».

С первым же комом земли я стабилизируюсь.
Картошка превращается в оленей за сутки.
Если отпустить то можно там и остаться.
Вырастает мощный побег, я надеюсь что навсегда.

Из под кокона моего бессознательного пробивается скрытое знание с лопатами.

Никто не тронет тебя пока ты мёртв.

Но есть жизнь без признаков жизни.

И поэтому меня съедает
Грустный негр играющий блюз.
По субботам играет блюз
И ест картошку, испечённую на углях американской мечты
Припавленную пеплом надежды.

Два клиппотических бомжа едят картошку.
Им горячо.
Я обжигаю их пальцы.
«Бля, как больно!»
Кричит клиппотический бомж…
Картошка пылает в ночи.

 

——————————————————-

 

***здесь я должен пояснить, что согласно некоторым представлениям, картофель и другие пасленовые, то есть датуру, мандрагору, баклажаны, табак и так далее создали Асуры — раса полубогов из ведической мифологии, которая традиционно сражалась с богами. То есть те самые титаны, которые обитают в мирах скорлуп. При этом, процесс посадки картофеля можно соотнести с символическим погребением. Так же интересен тот факт, что в картофеле, если подержать его на свету, появляются токсины, некоторые из которых схожи с так называемой «сывороткой правды» — то есть, возможно, асуры создали картофель как оружие против богов, но потом забыли и сами стали её есть. В общем, как ни крути, картошка — это клипотично.

Навуходоносор и Сулейман: Воскресение Сулеймана

Вышел Демон из бездны холодной

Одинокий, живой и голодный.

Камень был на душе Сулеймана-

По Хозяину он тосковал.

Кровоточила свежая рана,

Но из мертвых он вновь восставал.

На пустынном дорог перекрестке

Начертил круг, развел он огонь,

Печень льва он валял в пепла горстке,

И стекла кровь ему на ладонь.

Вышел Идол из адского круга

И взметнулись угли у костра,

Словно жертвенник в храме Мардука…

Правосудья настала пора.

Сулейман приподнес руки к сердцу,

Лбом коснулся сандалий Его:

«Ты меня воскресил из посмертья,

Не оставил в Аду одного!

Что отдать, Мой Хозяин, в награду?!

Если я только вышел из тьмы!

Пережил я все ужасы Ада!

Мои очи слезами полны!

Не лишай меня больше надежды!

Знаю я — на Тебе нет вины!

Даниил все лютует, как прежде,

Не скончает со мною войны!

Джины смерти меня истязали,

Черным пламенем тело мне жгли!

Надо мной семь теней причитали

На краю этой бренной земли.

Джины смерти ослабили путы.

Я сбежал, чтоб к Тебе вновь прийти!

Одинокий? голодный и лютый

И измученный мраком пути.

Мое сердце забилось со стоном

Я очнулся сквозь огненный прах:

Что найдешь в моих долгих поклонах,

На измазанных кровью устах?

Не держи меня в лютой неволе,

Не держи меня в клиппах во тьме.

Я готов для Тебя к любой роли!

Только будь благосклонен ко мне!

Никогда не гони, мой Владыка!

Не бросай меня впредь под кинжал.

Сердце рвется от адского крика –

Слышу, как Ты меня проклинал.

О, клянусь я, мне нет оправданья,

Я скажу это, горько скорбя!

Я прошел для Тебя испытанья!

И поверь, я достоин Тебя!»

Я с колен его поднял с улыбкой:

«Чаша крови- вот плата за труд!

На веревке холенной и гибкой

Я повешаю подлых иуд.

Но того, кто пришел из Врат Смерти

И с мольбой ко Мне руки простер

Не возьмут ни шайтаны, ни черти.

Я его отведу в Мой шатер

У оазиса в черной пустыни.

И сидеть будем там у костра.

Я с тобой буду ночи отныне

Проводить по любви до утра».

«Убивай меня! Буду я верен!

Убивай! И я снова приду.

Видно вечностью путь мне отмерян:

Быть с Тобой на земле и в Аду!

Мое счастье- Тебе лишь служенье,-

Отвечал мне на то Сулейман.-

Ты же видишь мое униженье.

Ты же видишь всю боль моих ран!»

«Наделенный твоею тоскою,

От заката до самой зари,

Обниму тебя крепкой рукою,

Как умеют лишь мира цари».

«Я найду тебе камни и злато!

Драгоценности, шелк и парчу.

Будешь жить Ты со мною богато.

Не отдашь Ты меня палачу!

Всех врагов твоих я перессорю,

И скормлю их мозги хищным псам.

Семьи их предам тлену и горю.

И мольбы вознесу к небесам!

Ты найдешь мне желанное тело,

И я буду Тебе угождать.

От Тебя отведу вражьи стрелы.

Я рабом Твоим буду опять!

Знаю множество черных заклятий,

Сотни джинов полуночных свит.

Поднимаю я мертвые рати,

Силой древних молитв знаменит.

Для Тебя, Набу, все мои силы,

Словно звезды в кровавых руках.

Для Тебя я воскрес из могилы.

Для Тебя снова каюсь в грехах.

По Тебе вечно с болью тоскую,

Этим связаны Мы на века…»

И сливались уста в поцелуе,

И на руку ложилась рука.

7 января 2020 г.

Навуходоносор и Даниил: Смерть Сулеймана

«В Моих свитках не больше правды, чем в библейских»

«Древние пророки отчаянно сражаются за право сложить окровавленный меч к ногам Великого Царя, и признаться Ему в любви и верности. За право быть первым возлюбленным в Его Огромном астральном гареме».

Мой раб и визирь – демон Тьмы Даниил

Ночною порою ко Мне приходил

И хищной походкою львицы

Вошел он под своды гробницы.

«Я знаю семь древних святых языков,

К Тебе я пришел из далеких веков.

Твой сумрачный свет мою жизнь осветил.

Поверь, Тебя любит пророк Даниил».

Святой Даниил на колени упал,

И руки и мантию Мне целовал –

«Прошу Тебя, Царь Мой, свой гнев оживи

И острым клинком меня благослови».

Я руку ему возложил на чалму:

«Ночною порою тебя Я возьму».

А он отвечал: «Страсть вошла в мои чресла

И лоно ждет царского жезла,

Уста мои ждут ласк запретных

Не будет любовь безответной».

В гробнице в густой, хищной, сумрачной мгле

Я взял его вновь на персидском ковре —

И в страсти сливались вновь наши уста,

И ласки сокрыла в себе темнота.

И отпер запретную дверь Я ключом,

Поил его терпким и жгучим вином.

Святой Даниил Мне с улыбкой сказал:

«О сколько веков я в томлении ждал!

Развей, наконец, этот гнусный обман!

К Тебе не придет больше враг Сулейман.

Ковчег его ныне рассыпан во прах,

К Тебе он имел не любовь, только страх».

Прижался ко Мне вновь пророк Даниил:

«Зачем, Господин мой, меня ты забыл?

Зачем Господин мою страсть избегал?

Зачем Сулеймана мой Царь приближал?

В сиянии черных полуночных звезд

Вдруг рухнул над бездной чудовищный мост,

Воздвигнутый Древними в Кетер Клиппот

И время идет на обратный отсчет.

Столетних кошмаров откроешь Ты дверь

И сбудется все, только мне Ты поверь.

Клянусь Тебе древней чудовищной мглой,

Клянусь моей верной бессмертной душой,

Сраженный мечом моим с множеством ран

Лежит мертвый враг – злобный раб Сулейман.

Ни в чем не нарушил я древний закон.

Веками ждут сотни покинутых жен

И две с половиною тысячи лет

Прошли, как принес я Тебе свой обет.

Я тенью над пропастью ада блуждал.

Отчаянным взглядом Тебя я искал.

И так я жалел, что опять не со мной

Вкушаешь на ложе покой свой ночной.

Веками Ты с ним все клинок поднимал!

Везде Сулеймана средь всех возвышал.

И сколько он раз из могилы вставал!

Поверь Мне – он столько Тебя предавал.

И только Твой верный Пророк Даниил

Сквозь сны на Дне Ада Тебя только зрил.

Скажу я на древних семи языках-

К Тебе я пришел- кровь его на руках!

О, разве ты знал, что я с вестью приду:

Убил Сулеймана сегодня в аду!

Мой острый клинок его горло пронзил

И сонм керубим во все трубы трубил.

И Я улыбнулся: «Бокал мой Я пью,

Святой Даниил, за победу твою!

И тот, кто соперника смог растоптать-

Тому и на ложе со мной возлежать».

Святой Даниил поднял черный ларец

И вынул пять кровью залитых сердец.

«Отчаянно, верно, безумно любя.

О, Набу! Я вырвал их все для Тебя!

Но кто меня верностью превосходил?» —

С улыбкой Мне молвил пророк Даниил.

И больше не смел говорить лишних слов

И взял из ларца семь гнилых языков.

И Я отвечал: «Видел в черном Я сне.

Молитвы! Читали! Они! Обо Мне!»

И вынул семь кистей отрубленных рук.

«То руки неверных, бесстыжих подруг,

Я их за изменой Тебе находил,

Бичом их хлестал, и им руки рубил.

Я выполнил верно Твой древний приказ:

Принес я и сто окровавленных глаз,

Что вдели в снах под покровом ночей

Убранство гробницы священной Твоей.

Мой Царь! Я клянусь! Не могу больше ждать!

Я буду врагов Твоих люто карать!

Безумно и ве рно и страстно любя!

Я выполню все! Все смогу для тебя!

Я буду годами предателей бить!

Я буду Тебе бесконечно служить!»

/с/ Hallo`ween- 2019

Житие Св. Франциска

Оком смерю строго сам себя присно и ныне я.
Среди смертных грехов моих не бывает уныния.
Кто тут горбится: «Иду я с мечем, судия»? —
Горстка гордости, толика чревоблудия,
Как в огне — во гневе, охоч до похоти,
Скормлен скорби, корысть коростою — Господи! —
Позавидовал бы и сам ему, коли мог бы я:
Сохни-сдохни, мол, цапля, бесплодной смоквою! —
Да всё мимо-мимо вас, цапли мои умильные.
Что мне станется, нету коль на меня уныния?
Семерыми этими все мы до смерти пичканы,
Посему, чем с вами, мне лучше с птичками.

Тролль

У тролля утрата самоконтроля

Утроба отребья, работа и роба

Аборты и роботы,  битвы и бритвы

Ботва и братва, муляжи и молитвы

А где же свобода и вольная воля?

Да ну ее, волю, в неволе доволен

Утроив усердье, трудиться до гроба

Утрата самоконтроля у тролля

Хорёк — сурку (Колыбельная)

Я хорёк, а ты сурок.
Ты мой плавленый сырок,
Ты мой вяленый кишмиш:
Ем тебя, пока ты спишь.

Я хорёк, и у сурка
Подгрызаю я бока.
Прыткой белкой Рататоск
Выгрызу сурочий мозг.

Раскуроченный сурок,
Спи, мой друг, без задних ног,
Спи, мой друг, без задних лап,
Спать силён — проснуться слаб.

Ты сурок, а я хорёк,
Быстрый маленький зверёк.
Я обедай, я играй:
Прочь, сурок, в сурочий рай!

Ты посапывал-сурчал —
У меня живот урчал.
Всякой соне мой урок:
Время спать, резвиться — срок.

Я хорёк, а ты сурок.
Ты мой яблочный пирог,
Ты мой ласковый кишмиш:
Кусь тебя, пока ты спишь.

Зимние розы

На улице зимние морозы
побили розы.

И они, бедняжки, завяли,
увяли и погибли от холода.
И роз не стало от морозов.

С лепестками в снегу ласково
резвится и разносит ветер
по заснеженным клумбам.

«До Луны и обратно»

Я люблю тебя так, как любят берёзы с ивами
Те, кто до сих пор почему-то не эмигрировал,
Те, кто смотрят в окно декабря, беспросветное вроде бы,
И катают под нёбом упругое слово «Родина».
Я люблю тебя так, как длится в ночи молчание,
Как песок и бетон, куда катера причалили,
Как дышать — любое создание аэробное,
Округляться до целого — бесповоротно дробное.
Как остывший кофе в копчёной лесной посудине,
Как пятьсот страниц с заплетенными в косу судьбами,
Как брюхатое снегом стадо в вершке над крышами,
Как слова, что были не сказаны, но услышаны.
Я люблю тебя побережьями каменистыми,
Горьковатым дымом, что пляшет кадрили с искрами,
Молоком и хлебом, горчицей особо лютою,
Раскалённым асфальтом, холодным стеклом я люблю тебя.

Свободен, крепко шит и кроен ладно я…

Свободен, крепко шит и кроен ладно я,
Но без побед — кого волнуешь ты!
Я брошу вам в лицо перчатку латную,
Чтобы в дуэли не было нужды.

Жизнь несправедлива и горька…

Жизнь несправедлива и горька,
А зима депрессией чревата…
Выход есть: найти себе сурка.
(Или завести себе вомбата)

И хандрить вдруг станет не с руки,
Самым записным социопатам:
Не хандрится там, где есть сурки.
(Грусть успешно лечится вомбатом)

Разведут перчатками врачи,
Но болеть вам некогда и хватит —
Дома обаятельно сурчит…
(…Или очарованно вомбатит…)

Ждать, пока сугробам выйдет срок
Таять, словно сахарная вата,
Веселее, если есть сурок.
(Но не забываем про вомбата!)

Право, зря Ивану-дураку
Лягушонка встретилась когда-то.
Каждому Ивану — по сурку!
(Каждой Несмеяне — по вомбату!)

Лучше не придумали пока,
Чем, когда кому-то херовато,
В руки взять мохнатого сурка.
(Повомбатить теплого вомбата)

Дорога Королей

Мы шли Дорогой Королей,
Дорогой без возврата.
Берсерки облачных полей
Вставали брат на брата.

Мы шли дорогой без конца,
Не помня ей начала,
Лишь виса высшего певца
Меж соснами звучала.

Грозящий вал не отставал,
Охотился как будто,
Но путь лежал на перевал —
В блистающее утро.

Пускай из вечного вчера
Не вырваться без боя,
Две капли крови до утра
Остались нам с тобою.

Их слижет солнечная нить,
Вплетет в клинок заклятьем,
Чтоб две руки соединить
Единой рукоятью.

Мы небо взрежем, как гранат,
И хлынут звезды соком —
Так силой яхонты гранят
В стремлении высоком.

И вековечное вчера
Сожмется жалкой тенью.
Нам сока хватит до утра,
И полон будет день им.

Глоток последний сбережем
Для пьяного заката
И бросим яхонтовый жом
В объятия агата.

Дорога ляжет так светла,
Как отблики на гранях
Алмазно-прочного стекла,
Что пальцев не поранит.

Мы шли Дорогой Королей
Под лунным покрывалом.
Сто первый раз мы шли по ней —
Чтоб стать ее началом.

Неважный

Неважный смысл чах

Во временных щах

Ведь мы ж  (ма) с тобой
как временный мастодонт

Торпедно представляю как тебе

Удобно разложиться на луне

И заяц такой стрелой

Успел заразить покой

Промежуточного исполнения

Вне изведанного разнообразия

Почеши спинку

Старику Дарвину

Самоуправное потреблядство сверхсубъекта

Невозможное сочетание

Клеток бугорков

Мозговитых шероховатостей

Сотен тысяч факов

Временные лобзания

Рассекреть бы, опредметить бы ,

Самоуправное потреблядство

Сверхсубъекта

Но не

Приключить

Невозможность неисправности

Заданной цели существования

Обоснованной реальности

Переглючить

Походатайствовать

Всею Вселенную

За подлеца

Язва сибирская

Очищать от шелухи внезапного происхождения
Испепеляющий образ начинания

Приводящий к утрате
Простительной неистребимости изначального

Извилистой затеей
Охреневать и изворачиваться, выпячивая

Исследуя цели, следуя

Исполнениям всех значений по правилам

Подойти, прийти к тождественности

Прикоснуться щекой к черну яблоку

к-РИК

Прочистить глотку,

Прокричать,

Про … орП

Реакция

На прочее

На морг

Но! я попробовал…

И я туда вошел

Привратник был весьма высок и смугл

Огонь высвечивал рисунок его скул

И тень плаща скрывала его лик

Стояли прихожане как стена
Искал свою возможность Сатана…
открылись двери, мы пошли, вперед глядя…

И долго, долго шли, завет блюдя

лишь бы не видеть этого всего, всех бед

как пахнут трупы, предлагаемые для…

изнеженных осколков пустоты

возможно, это видел я и ты

… обломанный осколок красоты

нам показали обгорелый труп

и рассказали, как его зовут,

и кем он был

и чем теперь он стал

и я смотрел в беззубый тот оскал

он бы смеялся, …

если бы он мог

открыть мне тайны, где безумный бог

стараясь грешников завлечь в ту сеть

где времени и где пространства нет

Где путников ждет, преломляя свет

Богов посланник, Ньярлатотеп!

Назад Предыдущие записи