Крик немых

Полночь. Город спит.
Как вдруг тьму и покой
Прорезал страшный крик
И эхом гулким скрылся за горой.

Тот вопль, словно тьма
Собой накрыл всю Землю.
И даже чёрна Мгла
Его испугалась, наверное.

Ведь страшен крик немых,
Что лишь мычать способны
И слышат его мертвецы
В мирах загробных.

Он следом ляжет на асфальт
Уродливою маской.
Земные недра поглотят
Его — утопят в тине вязкой

Для нас он станет как знаме ́нье
Того, что ожидает вскоре.
Здесь погибали роды и коленья:
Их поглощало чёрное Забвенья море.

То самое, в которое впадает Стикс —
— Река в загробном мире мертвецов,
В которой отражается сей лик —
— Той маски.

Но вот я вслушиваюсь в крик немых —
— И слышу неразборчивый мотив.
Он мне напоминает то, что слышал
Давно ещё я, правила все чтив.

Расслышалось мне там несколько слов —
— Из всех лишь я запомнил про седьмы врата ́.
Но что он значит — вот вопрос?
А у немых об этом вопрошать — тщета ́.

Поэтому мы видим эту маску,
Иной раз на дорогах и тропах
Немые нам оставили подсказку,
А мы ж их крик все превратили в шёпот.

AššuR

Его десница велика —
Сияющий опал!
Восславлен будет на века
Ашшурнацирапал!

Не быть в Ассирии войне,
Не разожгут запал:
Надёжный щит своей стране —
Ашшурнацирапал.

Он храм курганами сложил
Отрубленных голов.
Узнают все, кому служил
Великий Зверолов!

Дымят поля, и плоть гниёт,
Где б враг ни отступал.
Родной Ассирии оплот —
Ашшурнацирапал!

ангеломорфина гидрохлорид, 1 миллилитр

ангеломорфина гидрохлорид, 1 миллилитр

трестнет инеем ампула

вселенная внутривенно

лилиту лолирует клитор

клипот

кликай, кликай

леденеющим бликом по пикам

гляциогенных частот

мгновенно

выпрямит линии

кибер-приход

по кафельным плиткам нирванной

из квантовой пены встаёт

пупырчатый æternum phallus

межпространственный warp-звездолёт.

— клонируй m-разум оргазмом,

о ты, порождение бредней!

лавируй сквозь кальпы, о мой навигатор,

лилиту! чрез лезии — к звёздам

тяни педипальпы,

галлюциногения! в кембрий

отбрось прихотливую тень…

чёрным идолом шамбалы

на сияюще-снежной вершине кайласа

я стал тысячей солнечных масс!

в этот день

я ставлю сверхплотную точку.

на старт! я сжимаю пространство

ты — бёдра, и дрочишь…

и времени реки впадают в портал —

там где нас больше нет

мы покинули шаданакар

мы сгорели, мы свет

горизонта… выпадают в осадок стихи и

хоронзонные хронокристаллы —

наши сны стали

ангельской пылью.

и лишь vril-тахионы

будут помнить о нас

будут помнить

о том, что мы были.

я люблю наблюдать, как уставшая к миру душа…

я люблю наблюдать, как уставшая к миру душа
выпадает из жизни на белую плоскость листа А4
чёрным снегом из символов в гибельном танце кружа
истолчённое зеркало логоса в сладком холодном эфире
выпадает в осадок. выпадает как некий невидимый цвет,
как неслышная нота, ножом апофатики вдоль растревоженной вены
выпадает туда, где на троне миров невозможное «нет»
констатирует факт остановки пульсации квантовой пены
шаломандровым выползком древним и левоментол
обтекает дымами фрактально-извечное тело…
амальгаммная кожица ломко сползает на стол —
ну а ты остаешься hiᛋᛋ~таявшим в гляцио-белом

(в соавторстве с Василием Нестеровым )

Д≈ымнÅя

Рожде́нной от слиянья фимиамов
Прозвзрачной змеймедузнице моей –
Да-рю букет плаƶменников: vогней
Сверхбелых, гаурических, зерванных

08.08.22

Растворимость

Путь наркотика

Обозначенное недоразумение

Избыточная потребность удовольствия

Застенки всевозможных грехов

Искусственная любовь

Замшелая правда о …

Путь адреналина

Хвостатые предки мечтают

Путь неизбежности

Растворимости в опаровском бульоне

Прыгнуть с головой

Раствориться и причаститься

Стать частицей

Хокку

Варенье

Из лепестков розг

На спине

Слово

Словоубийство

Словоспасение

Словопроклятие

Языкосмешение

Слово священно

И это мой груз

С ним я по жизни тащусь

Туда

Я вижу вас в своих глазах

И вы всегда со мной

Вы вечно / вены — зрители мои

И я всегда живой

А вдруг когда подступит страх

Я вас спрошу — где вы?

И вы ответите тотчас

Мы здесь — а где же ты?

Я здесь, и я всегда был здесь

И вас я поджидал

Кормил бесчисленных овец

Старился, как аксакал

И жду я вас и время в путь

Идет, да, я вас жду

Идем с вами в кромешную

Бездонную пи..у

Гарри

Я сегодня вам напишу новый стих

Меня называли примерно полгода – псих

Я держался, сдавался, карты не раскрывал

Ну а тот, который не сдался, он умирал

Не хочу очертить это дело по розе ветров

Ну а тот, который, он уже в общем, готов

Не хочу о нем ничего плохого сказать

Я хочу его обнимать, к груди прижимать

Он Гарри, он генерал

Слушать Шеол

Слушать IIIǝо∟:
<=v известковьях слое́вищ Vоронки
подземные vетры –
отекают вдоль фосфорной линии Спуска=>
– марморным Yхом
припав_на беле́сый песчанник,
отмеченный Глифом Избывия Пу́стынь,
исзплетя на костяшках стекlёdныя бусы =
бусины из нестекла..

22.07.22

…В гранёном Граале Молекула Духа…

В гранёном Граале
Молекула Духа
Изломанной линией
Жизнь на экране
Графиня дрожжала под тёмной вуалью
Всё тело пространства — лиана желаний
Молекула шепчет:
Они все из нитей, скручённых волнами
Они все текут симфоническим ритмом…
Сознанье возможности их проявленья
Забудет себя в соплетениях Яви.

(…в соавторстве с Handora Hattoru …)

В библиотеке

В библиотеке над рекой тоскливо и заброшено. Уходят книги на покой как пережиток прошлого. Стоит пустой читальный зал, скучают каталоги и бьётся в стекла стрекоза в отделе экологии. Сидят печально по углам унылые блюстители, и лишь к Денису, будто в храм, приходят посетители. Денис подклеит корешок, придавит табуретом, а гость заскочит — хорошо, но дело-то не в этом.
В отделе реставрации и книгогигиены встречают гостя грации, наяды и сирены, зовут менады в хоровод, подносят кубок нежно, и каждый, кто его берет, уже не будет прежним — венчают голову плющом и садят в колесницу, с тех пор преграды ни по чем и легче веселиться. Встречает гостя сам Силен с божественной Семелой, Он — с бородою до колен, она — с овечкой белой. «Мир для тебя!» — кричит старик, — «Испей его до днища!» И сонм сбегается на крик, и буйствует, и свищет!
Я был в отделе пару раз. Я стал честней и проще и смог испытывать экстаз от соловьиной рощи, плесканья речки у моста, улыбки на пороге и от всего что красота, и просто от дороги. Потом Денис исчез весной. Уже сдалась полиция. Сказали, был совсем бухой, мог просто утопиться. Но люди видели его потом ещё раз двадцать, держал он посох вековой и приглашал купаться.
С Денисом мало кто знаком, но говорят, что ночью он ходит по домам тайком, и видел я воочию, как вился плющ из-под двери и  слышались тимпаны. Жена сказала: отвали. И я уснул как пьяный, и виноградные поля мне снились до полудня, а ветер, судьбы шевеля, нес звуки тихой лютни…

Каждый мечтает летать

Каждый с рождения

мечтает летать.

Отрастить себе крылья.

И парить, как чайки,

ястребы или соколы.

И кружиться в небесах,

Каждый думает,

когда рождается:

«А почему бы

не летать?»

Правда, общество

заземляет и говорит

перестать мечтать

и думать о полётах.

Потом взрослеем,

забываем, что в детстве

хотели летать.

Нет, в обществе

не научишься летать.

Взрослые не думают,

а это жаль.

Наступит то время,

когда люди научатся

летать.

Это совсем скоро.

Настанет время,

когда люди научатся

думать, как дети,

о полётах. И не будут

себе крылья подрезать.

Космос

Космос, отзовись!

Летаю во снах

к тебе.

Космос, касаюсь

крыльями тебя,

словно птица

в небесах.

Космос, когда

темнеет — на небо

гляжу.

И наблюдаю, как

вращается галактика.

Космос, когда-нибудь

стану частичкой атома.

И растворюсь в тебе.

Мать Вселенная, обними

меня. И буду по тебе

парить во сне.

Подобно вольной птице.

Космос, служу тебе.

Мне нравится

во сне кружиться.

И в трансе танцевать.

Бельтайн (На Бельтайн наплела ловцов…)

На Бельтайн наплела ловцов.

И развесила их по комнате.

Над кроватью.

И не снятся мне кошмары.

На Бельтайн приснился

мёд. И как ложками

ела,

а ещё как летала на метле

В Вальпургиеву ночь,

А ещё как эльфы со мною

водили хороводы.

Они мне на ушко шептали:

«Ты мавка».

И со мной плели ловцы.

И как надели на меня ушки

эльфовы.

И играла на флейте ирландские

мотивы.

И как угощали чаем на травах.

И надевали мне венки.

Мне Эльфы шептали: «Ты наша,

будь нашей эльфийкой».

И целовалась в губы с ними.

Они меня раздевали догола.

Ласкали и целовали

на Бельтайн.

Жалко, это всё сон.

Бельтайн (Пахнет мёдом Бельтайнским…)

Пахнет мёдом Бельтайнским.
Язычники разводят костры.
Народ собирается и водят
хороводы.
Вальпургиева ночь настала.
Ведьмы на мётлах летают.
Шмельки жужжат и собирают
пыльцу.
Май наступил. Язычники
празднуют Бельтайн
в полях водят хороводы.
Девицы венки плетут.
Пьют медовуху.
Мёд льётся рекой.
И я там была.
Хороводы водила.
И венки плела.

Дракон и принцесса

Дракон поцеловал

принцессу

в губы.

И принцесса обернулась

драконицей.

Поцелуй их долгий

был.

В замке дракон через

окно пролез своей

длинной шейкой.

Принцесса была одета

в чëрное готическое

платье.

На фортепиано играла.

Дракона сердце

пленила.

Он склонил голову

и целовал в губы.

Через минуту принцесса

стала драконом.

И улетела в дальний

космос.

На драконову планету.

Еë драконы любили.

Она руками ласкала.

Приговаривала:

«Дракоши мои»

Они прижимались

к ней и урчали.

Принцесса распускала

длинные тëмные волосы

до пола.

Принцесса любила

фортепиано.

Играла на ней на

латыни.

Дракон к ней прилетал.

Слушал песни еë.

Голос еë пленил.

В замке имел комнату.

Дракон привозил букеты

из роз.

Она с лепестков делала

аромат.

Сердце еë было отдано

дракону.

Кровать на море

Вот бы расстелить
кровать на море.
И лечь под одеяло
в постель.
И заснуть, и слушать,
как плещутся волны,
а ты лежишь и
во сне расслабляешься.
И больше никто не нужен.
Быть одной на море.
И больше никто не нужен.
Ни компания и ни друзья.
Просто уехать на море
с кроватью и лечь спать
на берегу.
И нюхать с удовольствием
запах тины.
Слушать, как чайки орут,
когда летают.
Может быть, не совсем
одной, а с гитарой.
И играть на берегу.
На руках фенечки
нацепить. Только
жаль, что это мечты.

Стою на остановке

Стою на остановке.
Курю сигаретку.
И пью банку пива.
Жду, когда подъедет
мой автобус.
И отвезëт меня
на море. Да, жду на
остановке, когда
подъедет мой автобус
и отвезëт погреться
на Юг.
И где выпрыгивают
из воды дельфины,
А мне придётся
их фотографировать.
Буду счастливой ездить
в автобусе, на котором
написано: «Отравление
на Юг».
Где плещется Чëрное
море.
Наконец-то взяла
билет на автобус,
доеду до Сочи,
а может, Анапы.
Главное, что скоро
приеду туда.
И буду бродить
по узким улочкам.
И мне не придётся
унывать.
Стою на остановке
и жду автобус,
на котором будет
написано: «Поездка
на Юг».

Назад Предыдущие записи