Замазаны окна наших дней…

Пер. из Jarosław Mikołaj Skoczeń

 

Замазаны окна наших дней

Белые пятна на репутации

Нашего бытия

Сдавленная трахея

Лианами

Растущих из горла

Смутных слов

Шаги раз-два-раз

Тень, из-за которой ничего не видно

Сны средь бела дня

Пустынные ночи

Из-за чего так останки наши сверкают

Чем они так бравируют!

Ты слышишь призыв мой?..

Пер. из Jarosław Mikołaj Skoczeń

 

Ты слышишь призыв мой?

Без прикасания

Без улыбки и слез водопада

Без привкуса дня и призраков ночи

Без чего-то реального и настоящего

Я один

Я со всеми

Я тень обычного вчерашнего дня

Я взгляд последний

Я в Казимеже, Сопоте и Трогире

Беги

Ищи в пустоте

Услышь голос за дверью

Не целуй след человека

Нет больше слов – ничего больше нет

Птица

Если птице отрезать крылья,
Если ноги отрезать тоже,
А потом положить за печку,
То получится птица-Игоша.

# # #

Этой сказкою мотивируйся,
Где чем дальше — тем охуеннее.
Заразите #коронавирус‘ом,
Чтоб чихал я на #обнуление.

Расскажи…

Расскажи солдату с войны,
Для чего окопы нужны.
Чтоб его, на радость ворон,
Там нашёл заветный патрон,
Чтобы полыхали в огне
В жертву неизвестной войне.

Расскажи окопу с войны,
Для чего погоны нужны.
Чтобы не ушёл без следа
Из окопа мёртвый солдат,
Чтобы оставались на дне
От него на этой войне

Расскажи погону с войны,
Для чего патроны нужны.
Веселее прыгалось чтоб
Из окопа в братский окоп,
Чтобы пополнялись извне
Списки присягнувших войне.

Расскажи патрону с войны,
Для чего солдаты нужны.
Чтоб укрыл военный закон
Тех, на ком жирнее погон,
Чтобы стал богаче вдвойне
Тот, кто не бывал на войне.

Гимн коучей

Соло:
Лёгкий бриз колышет волосы,
В голове шевелит бред.
Я работаю философом —
Продвигаю личный бренд.

Хор:
Ненавязчивою вирою
Вам характер закалим,
Матеря и мотивируя
Кандидатов за калым.

Соло:
Есть изюминка — так съешь её,
Нет изюминки — не ной.
Покупайте мысли свежие —
10 по цене одной!

Хор:
Мы вам кованые поручи.
Мы не сеем, не печём.
Мы не неучи, а коучи —
Мы научим, что почём.

Я буду!

Некая хрень

Получила по факту и к месту

Новая гавань приглашает, —  но не насовсем,

Суть переноса суть жертвы суть соглашения

Смирения Понимания Разыгрывания

Иронии Смятения

Нести некий корень, —  это

Как держать в руках младенца

И говорить сюсю всегда

Но все равно мы будем танцевать

Где там наш мальчик

Свойства спектакли слизни

Выкарабкались Западло

Зачинщик мертв

Ухватывали не то

Раскорячивались

Заменяя формулировки

Предрассветными сумерками судорогами

Чей ты принц датский

Чем ты обозначен

Какой вилкой из глаза

Ты будешь строить аргумент?

Пастырь

Я ковылял в плену вещей, никак
Не вырастая из пелёнок,
И встретил сельского священника
В суровой рясе пропылённой.

Он был без «бентли» и без «ролекса».
Слегка хромал его ботинок.
Он жил неброско и по совести.
Не по указке. Не картинно.

Он небесам молился истово
С земель завьюженных и зимних
И год за годом шёл на исповедь
К попам в перстнях и лимузинах.

И в изумлении, не мешкая,
Я вопрошал: «Послушай, дедушка!
Грехов у них — вагон с тележкою,
Тебе же — отчитаться не за что.

Он рясу мял и хмурил оспины.
«Я сам того… не лучше прочих.
А за грехи — прости им Господи».
И замолчал. Замкнулся. Прочерк.

…Моя душа скулила щененько.
Мир был взъерошен и повёрнут.
А я прощался со священником
И вырывался из пелёнок.

Камушек

Камушек волной в самый могущественный шторм и бурю выбросило на песок.
А что можно придумать.
Или пофантазировать про него.
Так вы знаете?! Он самый настоящий странник.
Он, наверное, многое видал:
Страны, города.
Также наблюдал, как парят чайки над волнами. И восхищался ими.
И видел проходивших мимо него туристов.
Видел много красивых рассветов. И глядел на фламинговые закаты. И беседы чьих-то людей. Также видел настоящих одиночек. И компании слушал, как они во время вечеров играли на гитарах и глюкофонах и разжигали костры.
Вы знаете? Камень — настоящий странник. Он сегодня может сегодня спокойно лежать на песке. И наблюдать, как плещутся волны, а завтра в бурю отправится лежать в другое место. Или может, приключится так, в один момент подобрать его турист.

Когда на душе появилась печаль

Когда на душе появилась печаль.
Внутри накалила тоска.
Зажги свет.

Нажми на светильник глубоко внутри.
Отыщи его, он в тебе, этот огонь.
И пускай сияет пламенем и не погаснет.

Пускай этот свет пропитает эти слёзы насквозь.
И станет легче.

Когда на душе стало вдруг темно.
Не бойся.
Отыщи сам этот свет.
Стань маяком самому себе.
Стань солнцем самому себе и сияй.

И пылай…. И гори….

Зима

Настала ночь.
Шла на улице пурга.
Метель засыпала дороги.
Ненадолго из кровати
выпрыгнула прочь.
Подошла взглянуть
в окно, на танцующие
снежинки, спокойно
спускающие с неба.
Потом решила
посмотреть наверх,
луну и звёзды.
Вмиг зажгла свечу.
Смотрю на снег.
Вот такое волшебство
нагрянуло в гости
ночью.
Словно зима ворвалась
сюрпризом.
Когда совсем не ждали,
Когда совсем не приглашали.

Душа ангела

В церкви стояла зажжённая свеча.
К вечеру она погасла.
Люди выкинули к чертям
и забыли о ней.

А её душа обернулась ангелом
белоснежным.

Каждый день люди зажигали
множество свечей, а потом
их выбрасывали.

Именно только она стала ангелом.
И заслужила рая и отправилась
в другие миры.

Летала по Земле.

И про себя думала:

«Недавно здесь закончила свой век.
И нет больше меня на свете».

Подлетала к людям и шептала:
«Вы помните меня?»

А они не слышали её.
Потому что были глухими.

Затем спрашивала:
«Вы видите меня?»

Они не видели её, так как
она воздухом была для них.

Думала про себя:
Как тяжело быть ангелом среди людей».
Так как была тенью для них.

А что они?
Люди каждый день зажигали
и выбрасывали
множества таких же
для них свечей…

Карнавал

На столе стояли мёд и чай на травах.
«На окне, зажжённая свеча».
В небе луна одиноко грустит. Звёзды вокруг неё словно пляшут на балу.
Одни приходили, а другие уходили.
Всю ночь луна и звёзды отмечали карнавал.
Луна кого-то встречала, а кого-то провожала.
И оставалась одна, немного грустила и тускнела.
А звёзды приходили и уходили.
Вместе карнавал отмечали до самого утра.

Умиротворение

В ночном небе луна отливается, оттенком молока.

Неподалёку ромашки, пырей, незабудки да васильки заполняют поля разноцветным ковром и шелестят тише воды. Ранний июньский цикорий цветёт и распускается.

Чуть ниже травы проносится нежный писк мышек-полёвок. Близко доносится уханье сов и филинов.

Русалочка и дракон

На острове Мэн у реки Уэльс Бэдн-Вара сидела. Русалка забралась на самый большой камень.
Ветер слегка дул на девушку, а волосы болотного цвета сильно расплетались. Бэдн-Вара сидела на камне и грелась на солнце. Девушка в руках держала флейту и наполняла пространство музыкой. У русалки над головой кружились и танцевали маленькие эльфы. Девушка играла на флейте так сладко, что даже звуки доносились до лягушек, а они в реке сидели на кувшинках и квакали с большим удовольствием, а Бэдн-Вара всё сидела и получала от своих звуков восхищение и виляла своим огромным хвостом.
И вот уже солнце село. Затем луна и звёзды выглянули, а Бэдн-Вара всё ещё сидела и играла на флейте, а её зелёные волосы свободно гуляли.
Прилетал дракон и ласкался к русалке. Приглашал на себе её прокатить. Бэдн-Вара отказалась и говорила: «Мы не можем, у тебя крылья, а у меня хвост. Но мы можем быть друзьями», — и гладила его по голове и по спине, а затем дракон улетел. Русалка дальше продолжала играть на своей красивой флейте, и эти волшебные звуки завораживали окрестности.

Асы, на взлёт!

Вольный перевод композиции «Aces High» группы «Iron Maiden»
(https://www.youtube.com/watch?v=COvCPJGjaiE)

Гость прибыл незваный — ликует сирена
Земля бьёт из пушек — свирепствует враг
В воздух поднимем мы свой истребитель
Высь запылает от молний атак!
Быстро в кабину — дай старт ты мотору
С колёс снят «башмак» и — секунда разбег!
Темп ускоряем, цепляйся за воздух
Времени ждать нет — ни мне, ни тебе!

Целься (целься)!.. скройся (скройся)!.. взвейся (взвейся)!..
Штопор (штопор)!.. бочка (бочка)!.. горка (горка)!.. удар и полёт!
Целься (целься)!.. скройся (скройся)!.. взвейся (взвейся)!..
Штопор (штопор)!.. бочка (бочка)!.. горка (горка)!..
В цель! Жить — лететь! Лететь — жить! Или — смерть!
Только — в цель! Жить — лететь! Лететь — жить! Асы, (на) взлёт!

Главная цель — это бомбардировщик
Бей скоро и метко, к удару — удар!
Мёртвой петлёю, и в штопор, и снова
Где нас не видно — готовим удар
Стая настигла — от края до края
От солнца к зениту — «Мессершмитов» налёт
Выше поднимем свои мы «Спитфайры»
Выйди на цель — я нажму пулемёт!

Не сдаваться

Вольный перевод песни группы «Judas Priest»
(https://www.youtube.com/watch?v=vMU804-bjQA)

Вся эта жизнь лишь игра
Я в стае вожак, а не притворщик
Выстави счёт — в Ад или Рай
А сдохнув — живи — не как старьёвщик

Целясь к мечте — и прямо в небо
Сердце внутри горит победой
Жить не как все — не притворяться
Биться готов — и не сдаваться

Этой дорогой иду
Ты если со мной — то я с тобою
Мир на плечах я держу
Я — вечный боец, готовый к бою

Целясь к мечте — и прямо в небо
Сердце внутри горит победой
Жить не как все — не притворяться
Биться готов — и не сдаваться

Сбегая с дорог
От света конца
Не слабаком
Но храбрецом

Целясь к мечте — и прямо в небо
Сердце внутри горит победой
Жить не как все — не притворяться
Биться готов — и не сдаваться

Я целюсь к мечте — и прямо в небо
Сердце внутри горит победой
Жить не как все — не притворяться
К бою готов — и не сдаваться

Всюду книги…

Books everywhere.
On the shelves
and on the small space above the rows of books
and all along the floor and under chairs,
books that I have read,
books that I have not read.

— Edna O’Brien —

Всюду книги.
Что на полках,
И меж книгами и меж стеллажей;
На полу да под стульями…
Книги, мною читанные,
Книги, мною не читанные.

Ребёнок-бог

Вольный перевод композиции «Kindgott» группы «Das Ich» 

Вот ключ — откроем дверь
Тропу, где спящий Зверь
Держи колоду карт
Где враг — найдёшь отгад
Пойдём, я отыщу —
Играет в прятки Шут
Явись, я припаду
К стопам — разбив балду
На дне и в трясине
Ступай по равнине —
повсюду возвысься
Дитя, смотри кто Бог:
Душа кружится в танце
Она бежит от жизни
О твердь пролитым кипятком
Светом, тенью:
Эндшпиль — в Миттельшпиль
На карте отметим знак:
И в Лагерь — где дремлет враг
В дорогу зажгу маяк
Огниво — как ляжешь спать
Всё ближе
и ближе я
За Уши
треплю тебя
Рви Эго,
рви в клочья
Познай все
оболочки
На дне и
в трясине
Ступай по равнине —
повсюду возвысься
Дитя, смотри кто Бог:
Душа кружится в танце
Она бежит от жизни
О твердь пролитым кипятком

ニョロニョロ

В сомнамбулических грёзах Кадата —
Звёзды-софисты, звёзды-софиты.
Нам бы податься с тобою куда-то:
Мне — в хатифнатты, тебе — в ханафиты…

…В чёрной дали за орбитой Юггота
Бросили «Тайны Червей» немертины.
Вспомнили Хемуля. Молвят: «Его-то
И не хватало для полной картины!

Он, испытавший тропу насекомых,
Знает секреты иных дивергенций!
Протуберанцевой плетью секомы,
Сможем мы в этих глубинах согреться».

Шепчут червям осторожные жабы,
Слизь выделяя в морозную среду:
«Бросьте, родные! Какого мазхаба
Веретники старика Альхазреда?

Нет ему места средь нищих и сирых:
В гневе и радости дервиш не дервиш!
Нет ему веры!»
…На краешке мира
Верят в барометры бледные черви.

Сонным и яростным неодинаков
Млечной Дороги жестокий напиток.
Черви ползут по тропе хатифтаттов.
Жабы идут по пути ханафитов.

Назад Предыдущие записи