Lucifer — Наставления Саваофа

В полутемной подземной келье мы сидели рядом со старцем, облаченным в великую схиму. На голове у него была скуфия, а в руках черные костяные четки.
Взгляд у него был пронизывающий, добрый и благородный. Руки у него были теплые, он крепко держал меня за руку и давал наставления на будущее.
-Я очень рад, что сижу рядом со своим сыном,- тихо сказал старец.- Я очень тобой горжусь, Денница. Я горжусь тем, что смог вырвать тебе из Ада, таким какой ты есть. И ты не кривил душой, не притворялся, не лукавил, говорил по Закону Чести. Ты никогда не просил ни о чем, кроме того, чтобы тебе сохранили твое настоящее имя и любовь, которую ты хотел унести с собой хоть в адское пламя, хоть на дно ледяного озера. Сердце пылающее, что не остыло в могильной земле, среди грязи и пороков человеческих.
Я молчал и смотрел на него со слезами благодарности.
Мне казалось, что в моем сердце — насквозь черном и опороченном пробудились какие-то искры чистоты и благоденствия.
-Я пришел. Потому что ты сам звал меня,- ответил я.
-Сколько веков я мечтал о том,- сказал Господь Саваоф,- Чтобы ты, Денница, нашел такую оболочку, такого Мастера, кто прямо, открыто, честно запишет, как у нас на небесах, как у нас в знаменитом — том мире, который все видят во сне, но все боятся сказать, что он существует.
Ну вот — как тебе спалось сегодня?
-Сегодня очень хорошо. Вечером к Вратам моей обители опять приходила Махалат. Но я вытолкал ее взашей.
А ночью! Ночью мы были рядом с Михаэлем.
-Вы гуляли в райских садах?
-Нет. Не поверишь, Отец. В московском метро. На одной пустынной станции росло Древо Познания. Я сорвал с него яблоко и угостил Брата. И потом мы отправились в его монастырь к нему в келью, и нам было очень хорошо вместе.
-Ну вот, теперь ты понял, что такое сакральная власть?
Ты понял, как мы веками управляли миром? Ведь то, что спроектировано в мире горнем — то неизбежно в мире дольнем.
Миры взаимопроницаемы и взаимозависимы.
-Отец, почему не уймется сумасшедшая старуха?
-Денница, Махалафе наплевать на земные блага, богатство, деньги, любовь, свиту рабов. Она хочет одного- чтобы Господь Саваоф своим жезлом проломил ей череп. И она не успокоится, пока ее череп не будет проломлен.
-Это ей вместо обычного соединения нужно: проникновение во плоть?
-У нее почти не осталось плоти, все прогнило и истлело. Ей нужно проникновение в кости. Господь Саваоф давно собирался дать такой урок. Но мы не для того встретились, Любимый Сын, чтоб столько времени посвящать разговору о ничтожной старухе. Я хочу говорить с тобой о твоем Брате.
Ты любишь его?
-Я всем сердцем ему предан.
-Помни эти слова. Ведь так легко обрести власть над чужой душой, над чужой плотью и так сложно потом ценить то, что ты обрел почти даром, на правах сильного. Ты мне клялся, что, когда ты получишь то, о чем очень долго мечтал, но никогда не просил меня прямо, то распорядишься этим достойно.
-Отец, я говорил много раз и не премину повторить снова. Я живу по Закону Древней Чести. Мне не нужны толпы рабов. Кто выбрал стезю следовать за мной — это их право и выбор. Но мой выбор — не злоупотреблять доверием последователей и не приближать к себе без надобности.
Мне всегда нужен был один — единственный, за которым я пойду и в Чертоги Небесные и в Геенну Огненную, и на Костер и на твой жертвенник. Ради которого я сложил свою гордыню к подножию твоего престола, как он умолял меня сделать.
-Разве ты жалеешь о том, Денница?
-Что ты, Отец, я горжусь своим поступком.
-Гордиться можно лишь тем, что далось кровью и слезами. Ты выстрадал свое право сидеть рядом со мной.
Потому береги тот дар, что был доверен тебе напрямую Мною. Береги то высшее Право, что ты получил вследствие служения бескорыстного и праведного. Храни то, что обретешь благодаря сему дару. Пусть Мои Слова запечатлеются навсегда в твоей душе и сердце. Смирение — украшение праведных.
Не хвались, не гордись силою своею, но круши ею нечестие, невежество низвергай, покоряй порок, дабы души становились подле тебя на стезю смирения и благочестия.
То, что доверено тебе — не следует передавать никому из тех, кто не принес лично присяги Господу Саваофу. В монастырях уходят на это годы и годы. Деннице повезло — испытав страдания и принеся многие жертвы пройти путь сей намного раньше.
Потому соизмеряй Деяния Свои, не раскачивай Весы понапрасну и береги души, что вверены тебе.
-Знаешь Отец. Когда я общался с Братом Самаэлем во плоти вот что он мне говорил — «Та Лилит, эта Лилит … мне на одну ночь хватает каждой. А если какая остается со мной дольше обычного — я ее убиваю.»
-Вот потому твой Брат Самаэль и забрал того мастера в Царство Смерти. Потому что не ценил он вверенные ему оболочки. Ты несешь ответственность за каждую жизнь, за каждую душу, тобой погубленную, либо превознесенную.
Покорив — имей царскую мудрость любить и хранить. Не бросать на произвол судьбы растерзанное окровавленное сердце.
-К чему ты, Отец?
-Он умрет без тебя. Отдав тебе все, что можно отдать, он не сможет жить по-другому. Никогда не помышляй об измене тому, кто теперь уже сам никогда тебе не изменит не в горнем мире, не в дольнем.
-Почему теперь?
-Ты сам знаешь — Церемония состоялась.

Отец улыбнулся. Он взял в руку громадный костяной жезл (чем-то напоминающий посохи митрополита или патриарха), со священными надписями на греческом и келья поплыла, как в тумане.

Я очнулся. Но моя явь была не в этом земном, давно чуждом мне мире, а в том, где я сидел рядом и говорил с Отцом.

30.07.2015 г.

Назад Вперёд

Добавить комментарий