О чём-то Я веду беседы

О чём-то Я веду беседы
На грани Яви или Сна.
Но с Чем?
То Знанье неизменно,
О Нём рассказывать нельзя.
И с каждыим днём всё глубже темы,
Детали мельче Бытия.
Всё о грядущих переменах
Инструкции для Корабля.
Порой тот голос так надменно,
Так скользко прозвучит порой,
Но раз от раза непременно
Тот Глас наполнен правотой.
Мне раньше думалось, что странно
И невозможно быть собой,
Когда сей Путник окаянный
Повсюду следует за мной.
Теперь же на свои места всё встало,
Пошло своей всё чередой.
Сей Вихрь закрутился плавно,
А в центре Голос столь Живой.
Противиться отсутствуют причины,
Своей идём мы с ним тропой.
И так ли важно Бог иль Богиня
Ведёт Тебя во след с Собой?

Нас будто бы Время уносит всё дальше…

Нас будто бы Время уносит всё дальше,
Исток превращая в подобие фальши.
Стремлений безмерных итоги запрячет,
Но это всё фарс и иллюзия спящих.
Всю Истинну вскроет, но только для зрячих,
Для тех кто не мыслит о неудачах,
В моменте «Сейчас» как птицы парящих,
Лишь это — то наше злое проклятье,
Но только это принудит идти дальше.
Из Тьмы, да на Свет, пускай даже в чащу!
Но Дальше, и Дальше, и только Дальше!

Дойдя до грани, кануть вниз…

Дойдя до грани кануть вниз
И взмыть на Крыльях в Неба дали.
И отыскать глубокий Смысл
Там где другие не искали.
Таков наш Рок — такая Жизнь,
Другие грезили лишь снами,
А Мы с Тобою добрались
И Единение сыскали.
Мы Счастьем Жизни полним высь
С Тобой, мой Милый Друг, до грани
Того, что было добрались
И упредили все страданья.
Пороков лжи и алчных пут
Как буд-то Мы не замечали,
Ведь новая Блаженства Жизнь
Наполнит новыми мечтами.
И их познаем Мы теперь,
И новых скорбей не заметив,
Расправив Дух,
Так, словно парус для Детей
Порог Мы упраздним страданий.
Возвысив Наше Естество
Души крыла расправит Лебядь
И как величественный Орёл
Пройдёт все бури не заметив.

Мой новый меч в моей руке…

Мой новый меч в моей руке
Стремится разрубить оковы
И путы отделить от Слова
Того, что накопились вновь.
Поэта мерит только Знанье,
Его не ведомы страданья
Всем окружающим.
Таков он может весел быть, печален
Но лишь один Он полно знает
Как Музы бьют, отягощая,
Своими Мыслями порой.
Но по итогу, лишь только строки
Не те, что думал на пороге
Он выльет на свои листы,
А те, что указали Боги,
Лишь те, что указала Ты!
Таков удел, Поэт не волен,
По Воле Их он удостоен
Такой удел на плечи взять.
Но в этом Счастье,
Нет печалиться причины
Ведь он с рожденья в ту пучину
Весь окунулся с головой.
И те, кто судят Его строго,
Пускай померятся с тем Богом,
Которого возвёл Творец
На пьедистале неуклонно
В трудах своих, все больше скромно,
Но возвеличив наконец!

Немой Я был…

Немой Я был,
Страдал позором.
Но взор мой был неутомим,
Искал чем бы наполнить скоро
Моей Души пустой графин.
И в этом поиске безмерном,
Меня пленяла речь Творца,
Так тонко Музыка звучала,
Была Она мне так мила.
Со Временем блаженство тая,
Незримо растворяло плоть.
И сладко-горький сок Познанья
Сжимал мне Сердце — стыла Кровь.
Примерив разные короны,
Менял их на наряд Шута.
Ведь близок только Дух Свободы,
А не чины — пусты князья.
И вот уже минули годы
Тех молодых задоров дни.
Я стал немыслемо спокоен,
Но всё смеётся Шутъ в груди.
То Божья кара — Проведенье,
И Я пленён такой стязёй.
Благодарю за это Счастье!
Всегда остаться лишь Собой!

Пройдя по грани боли

Пройдя по грани боли, страха,
Вкусив едва ли Бытия.
Безумная несётся сваха,
Чтоб вновь сводить весь Мир с Ума.
Сомненья в Истине и Правде,
Противопоставив Гром Ветрам,
Губительно кусает пряха
За край немой веретена .

Страх испытать — не значит впасть в забвенье…

Страх испытать — не значит впасть в забвенье.
Что на своём прошел Пути,
Может подвергнуто быть тленью.
Обяжет вспомнить урок Боль,
На то хватило бы терпенья.
За подвиг тот, что был свершён,
Дар в срок — вознагражденье!
Но коль повторно придёт в лоб,
Пойми — теперь это Служенье…
Свободно выбрал каждый Рок
Взял иль принял нет в том значенья.
Но только Истинный Игрок
Его дублирует отважно!
Горящий посетил ли дом,
Крик услыхав протяжный,
Забыв себя Он ринется и дважды.
Ведь лик на то не обратит —
Герой Фемиде — страшен!

Что было — то и было…

Что было — то и было,
Ведь в прошлом всё равно.
Оставлено и скрылось
Судьбы веретено.
Та нить меж нами вилась
Казалось вечно, но…
Осталось сном, что снилось,
Другого не дано.
В тумане густом как вата
Забыты без счёта дни.
Бывает гложет память,
Но что же с той возни?
Мне снилось — глаз привычных..
Столь нежны касанья слов.
И запах Твой клубничный,
Теперь уж так давно.
То было проведенье,
Указ Судьбы перста.
Но кануло в забвенье,
Мечты — мечтам ведь так?
Окончено веденье,
Ведь силам есть конец…
И поглатило тленье
Иссякла эта твердь.
И всё же в глуби сужденья
Я знаю может быть,
Сведёт в ось все желанья,
Но стоит ли терпеть?
Терпеть не зная края,
И трепет двух сердец,
Окажется за гранью
Того, что ныне есть.

Смиренье — ключ к награде…

Смиренье — ключ к награде.
Сладость…
Придёт, лишь Истину как кладезь,
Открывшему сердец тайник,
И станет всё вокруг как миг.
И Время и Материй ценность,
И убеждения надменность,
Ничто Его не возмутит.
Порог тот пройден — Трон возник.
Но он не нужен ему больше.
Скромность — вот тот залог, что даст нам Вольность!

Cogos

Там где-то, за пятью океанами,
Дальше тех далей, что можно в сознанье представить.
Древний есть остров,
Названный предками мудрыми Cogos.
Хранится в тенях тех лесов, в тайне,
Нами негласно вожделенное знанье.
Таится в покое недосягаемом.
Под стражей непреступных стен храма.
Запечатанное за семью дверьми намертво…
Да на века…
Семь ключей спрятаны,
Глубоко в чащах острова.
Их стерегут звери могучие… Звери дикие…
Стерегут их свирепо и яростно…
Приведёт злой разве что рок,
На остров тот первооткрывателя незадачливого..
Но за все прошедшие века,
Не было ещё такого смельчака;
И память о тех временах, с коих пор
Не осквернялась смертными та земля,
Потеряна в поколеньях была.
Лишь лик святой, украшенный
Двоичным кодом богато,
Удостоит временами Cogos ока взглядом.
Для остальных, однако, на пути стеной встанет,
Тяжесть свинцовая тумана,
Остров что от посторонних глаз закрывает.
Такую сдвинуть не может даже
Бушующих в морях ветров ярость…

Но, как будто бы в дымке той что-то, видел, металось…
Это вечно-летящих морских птиц стая.
В напряженье дрожа, от всех концов своего хрупкого тела,
Вплоть до самых глубоких и мелких осколков достойных душь недр.
Мёртвой хваткой вцепившись друг в друга крылами;
Кругами летая, себя отвергают.
И даже перед грома раскатами
Не видно в них страха…
Как нет и назад пути…
Их стая обманута…
Преодолена давно грань невозврата,
И каждая птица в стае это знает.
С каждым новым порывом,
Всё с новой силой устремляются…
Они что угодно готовы отдать за право
Понаблюдать еще хоть раз,
На берегу за игрой боры с песками….

Мы друг друга путаем в Лжи…

Мы друг друга путаем в Лжи,
Забывая, что значит Жить.
Занимая ресурсы Сознанья
На пустые нелепые тайны.
Ведь, задумавшись глубже, понятно,
Что всё то, что мы упомянем
Тут же станет реально внезапно,
Но лишь там где это осядет
Как естественно прочное знанье.
А кому кроме нас это важно?
Не тому, ведь, кому это скажем,
А лишь нам всё это сказавшим.
И годами за собой это тащим
Всю ту Ложь, что была нам столь важной,
Не пытаясь даже казаться,
Ведь, на всё ресурса не хватит.
Всё в пятно реальности смазав,
И запутавшись не останется шанса.
Не задумайтесь люди напрасно,
Не оставшись к себе безучастным.
Ведь, для каждого Быть в Жизни страшно,
Но иллюзии прелесть продажна.
Лишь себя обманув Ты обманешь,
Заплатив непомерную плату.

Я был рождён, не зная горя…

Я был рождён не зная горя.
Не знал ни страха ни забот.
Но Проведенье одарило
Наградой Тысячи Богов.
Та Сила, что внутри хранится
Была пороком для жрецов.
Но вот порыв Души стремится
Освободиться от оков!
Цепей сужденья, предрассудков,
От Всех, что держат на Земле.
Лишь привкус искренности терпкой,
Он горечью напомнит мне.
Что нет страдания на Свете,
Кроме того, что на Земле,
Сами Себе вменяют Дети
В Своей Свободной Стороне.

Мы сотворяем Мир на грани…

Мы сотворяем Мир на грани,
На стыке Нас и Бытия.
Что же тогда Нам рамки Яви?
Зачем страданья теребя,
Стремимся проявить желанья
А не посылы Естества?
Для Человека Мир — Лишь пергамент,
А Воля — кисть в руке Творца.
Так пусть Он будет Идеален,
Но лишь когда Ты Сам Им стал!