Белые стены

Смотри на белые стены,
Думай о потолке,
Отбрось все сны и дилеммы
И растворись в темноте.
Пройди сквозь плотные шторы,
А дальше — не шевелись,
Разум презрел оковы,
Память твоя — чистый лист.
Плыви по волне отречения,
Падай на берег, пари,
Забудь, откажись от волнения,
Без мира не будет войны.
Сквозь хрупкие желтые стёкла,
Рассматривай нас с высока,
Не небо, не звезды, не окна,
А волны, пламя, мечта.
Никто тебе не помешает,
Никто не скажет: «Нельзя».
Застынь, не гонясь за признанием,
Застынь, ведь это судьба.
Ты станешь белой стеной,
А может и потолком,
Всё это случилось с тобой,
Кто знал, что ты был темнотой?

Светлячки

Светлячки томятся в неприступной крепости,
Все замки закрыты, сожжены ключи,
Здесь их можно прятать, не следя за временем,
Здесь они останутся, сколько ни зови.
Биться в стены белые скучно и бессмысленно,
Светлячки не глупые, они это знают.
Ты лежи как камень, ты молчи безжизненно,
Всё равно вы брошены, вас давно поймали.
Подарите свет, мы и не заметим,
Мы не видим боли, мы не ценим счастье,
Осветите небо, выжигайте метки,
Покажите слово, что-то вроде «сжальтесь».
Светлячки чудесные, как они сверкают,
Как наполнен блеском грязный потолок.
Это ли не магия? Вечность и пожары.
Это ли не грустно? Знать что это сон.
Светлячки томятся в неприступной крепости,
Сундуки и ржавчина, потолок, мечты…
В этом темном здании красиво до нелепости,
Светлячки прекрасны, светлячки мертвы.

Потерянный человек

Я потерянный человек,
Безнадежный клочек тумана.
Износился мой оберек,
Разорванный силой обмана.
Я безжалостный человек,
Утоплю все твои надежды,
Превращу их в груду калек
И швырну подальше небрежно.
И швырну подальше небрежно.
Я ужаснейший человек,
Я темнее твоих кошмаров,
Причиню тебе страшный вред,
Сожгу чередой пожаров.
Я напуганный человек,
Я не знаю что делать дальше,
Я не вижу собственный след,
Мне действительно очень страшно.
Я сияющий человек,
Просто свет не виден под коркой,
Я шепчу тебе робкий привет,
Ты бежишь от меня проворно.
Я беспомощный человек,
Я не вижу спасения от мрака,
Мне не рады ни там, ни здесь,
Я живу под пеленой страха.
Я заботливый человек,
Я тебе не позволю сдаться,
На тебе не поставят крест,
А я буду счастливой казаться.

Человек или душа?

Я тверже камня, холоднее льда,
Я мягче пуха, жарче бешеного пламени,
Я не чужая и не ваша, не своя,
Нет надо мною никакого знамени.
Я изваяние, но я живее жизни,
Прячась в тени, сияю как звезда,
Я далеко, но с каждым днём всё ближе,
И скоро я вернусь, но вот куда?
Я невидимка, но видна я отовсюду,
Я небо, солнца луч, вода, земля,
Я вездесуща и тебя я не забуду,
Я вижу тебя даже не смотря.
Я свет, что защитит от мрака,
Я тьма, что солнце скроет навека.
И только вот одно мне непонятно,
Я человек или уже душа?

Кто я?

Услышь мой голос сквозь туман и время,
И через тьму увидь мои глаза,
Поток эмоций с каждым мигом всё быстрее,
Подумай обо мне, ведь я мечта.
Я твоя тайна, ты и сам не знаешь,
Кто я такая и зачем я есть,
Зови меня, когда дойдешь до края,
И я буду с тобой, я буду здесь.
В моих ладонях ниточки тепла,
Не дав замерзнуть, может быть, сожгу,
Я горьче правды, я буду честна,
Я душу на скитанья обреку.
Я твоя боль, но я приятней сладости,
Я часть тебя, я твоя жизнь, я смысл,
Ты испытаешь, знаю, много радости,
Если позволишь мне свободно мыслить.
Я не подвластна страху и забвению,
Поверь в меня и ты увидишь суть,
Я поддержу тебя, я благодарна рвению,
Что вновь зовет тебя в опасный путь.
Я легкий отзвук твоего дыхания,
Ты видишь мою тень, закрыв глаза,
Я ухожу в глубь твоего сознания,
Вот только, я не знаю, кто же я…

Жёлтый мел и красная краска

Дом изнутри расписан желтым мелом,
Снаружи разукрашен красной краской,
Над ним обезображенное небо,
Но не проносится никто с опаской.
Он манит, он загадка, он тайник,
Сломай же дверь, разбей окно, войди,
Ты будешь счастлив здесь, пойми…
Так сделай остановку на пути!
Забейся в самый пыльный угол,
Смотри безумно в потолок,
И даже если ты напуган,
Не смей пуститься на утек!
Останься, рассмотри все стены,
Попробуй растопить камин,
Ты улыбнешся, радостью согретый,
И не заметишь как весь дом притих.
Ни шороха, ни скрипа, ни щелчка,
Хотя недавно их было полно,
Ты не способен тишину порвать, крича,
Ты словно катишься стремительно на дно.
Мир перестал существовать, есть только мел и стены,
И, кажется, сейчас тебя запечатлят,
Вон твоё имя, на стене и желтым мелом,
Так странно, что же с домиком не так?
Над домом обезумевшее небо,
И кошка смотрит на него с опаской,
Дом изнутри расписан желтым мелом,
Снаружи разукрашен красной краской.

Актриса

Посмотри, я такая смешная,
Так забавно плачу на сцене,
Свою роль я отлично знаю
И играю её отменно.
Все мои слова чётко прописаны,
Фразы вызубрены, заучены.
Мои слёзы картинно-неискренни,
Я умею красиво мучаться.
Ты смеёшься над моей глупостью,
Над моей наигранной слабостью,
Вырезаю в картоне пропасти,
В перерывах коротких радости.
Я живу, усложняя зачем-то
Свой безмерно нелепый сценарий,
Строчки — слов банальных система,
Ничего уже не исправить.
Мой спектакль составлен из горя,
Над которым нужно смеяться.
Веселит всех слезное море,
Отчего же боятся признаться?
Так забавно смотреть как со сцены,
Кричит замученная актриса,
И нет в крике моём проблемы,
Ведь её никто не услышит.

ужасно весёлая

Я закляну тебя светлым проклятием,
Я околдую тебя темным выдохом,
И, чтобы ты запутался окончательно,
Помещу в лабиринт без выхода.
Я буду болеть за тебя и порою давать подсказки,
Только не думай, что это тебя спасёт.
Эй, не грусти, я расскажу тебе сказки,
Я знаю, одна из них точно тебя отвлечет.
Ты не подумай, всё не так уж и страшно,
Рыцарь, послушай, ты же легко пробьешь стены.
Только за каждой стеной сотни тысяч подобных, но это неважно,
Ты здесь не для того, чтобы решать дилеммы.
А для того, чтобы ты не совсем огорчился,
Я напою тебя вкусным горячим чаем,
Что говоришь? Силы совсем лишился?
Как так получилось? Я, право, вообще не знаю.
Я готова шептать часами, тебя заклиная,
Каждому слову придумывать имя новое,
Знаешь, на самом деле, я вовсе не злая,
Если подумать, я просто ужасно весёлая.

В моём сердце выжжены слова…

В моём сердце выжжены слова,
Мои слёзы — реки юных смыслов,
Мои руки, помощи ища,
Ловят крылья улетевших мыслей.
Моя боль как будто и не боль,
Просто пропасть, просто жуткий холод,
Тьма ночная, душу не неволь,
Я способна утолить твой голод.
Я, как будто, не могу молчать,
Я хочу сказать так много важного,
На моей душе лежит печать,
Но теперь это не так уж страшно.
Мои тайны все уже рассказаны,
Мои чувства наконец разделены,
И теперь я не могу быть связанной,
В этом я почти уже уверена.
Мне известно, загорит моя звезда,
Может быть, пока её не ждут,
Но смотри, как светятся глаза,
Когда суть горящую поймут.

Все ночные кошмары мечтают стать снами прекрасными…

Все ночные кошмары мечтают стать снами прекрасными,
Вместо страха дарить улыбки и радость,
И я тоже хочу предвещать дни теплые ясные,
Я хочу быть тем сном, что развеет усталость.
Этот мрачный туман представляет себя легкой дымкой,
Он желает быть незаметным, не ощущаться.
Моя темная тень также хочет стать невидимкой
И ей тоже хочется уметь растворяться.
Каждая туча стремится в облако превратиться,
Быть волшебной, воздушной, невероятно прекрасной.
Да, я тоже устала с своей темнотою мириться,
Я мечтаю стать очень светлой и ясной.
Я верю, всё темное хочет стать лучше, приятней,
Каждый острый и твердый камень мечтает стать мягче,
Скучной речи хочется быть занятней,
Этот пасмурный день очень желает быть ярче.

Месяц, упавший на землю

Вечер готов был вести за собой чудеса,
Месяц на небе сиянием волшебным светился,
Только внезапно на мир темнота легла,
Месяц, задумавшись, на землю с небес свалился.
Он напряжен, он не знает, как в высь вернуться,
Звёзды глядят ему в след, но не видят его,
Может быть стоит закрыть глаза, помечтать и очнуться?
Месяц молчит, но небо всё ещё далеко.
Месяц лежит на льдине, плывет по реке неизвестной,
И от усталости свет его приглушен,
Он бы хотел от печали спеть дивную песню,
Но почему-то он сам от себя отстранен.
Месяц, задумавшись, в небо вернулся снова,
Чтобы светить неустанно волшебным светом,
Как хорошо наконец оказаться дома,
Как хорошо больше не покидать неба.

Революция души

Беспорядочно лучики света роятся в сознании,
Они сходятся вместе, я ощущаю протест,
Бесполезно бороться, итог известен заранее,
Всем моим былым принципам скоро настанет конец.
Понимаешь, я чувствую: мысли — призывные фразы,
А из фраз получаются просто безумные лозунги,
Протестанты выходят на площадь, им больше не нужно скрываться,
У меня ещё день, может два, но не более.
Посмотри, полыхают костры, горят убеждения,
Вот теперь очевидна — в моей душе революция,
Флаги сорваны — вешают новые без промедления,
Все правители свергнуты, а смысл и не присутствовал.
Закрываю глаза, восстание было успешно,
Государство внутри изменило свой строй кардинально,
Череда перестроек готова продлиться вечность,
А чего ещё ждать от разрушенного сознания?

Ничего

Нет, не будет ни океана, ни звёзд, ни неба,
Будет пусто и сумрачно в этом загадочном сне.
Темнота впереди, позади, справа и слева,
Беспорядочный ворох мыслей в моей голове.
Нет, не будет ни слёз, ни улыбок, ни страха,
Будет только смятение да отблеск пропавшей мечты.
Всё закончится, не оставив и праха,
Комнаты и переходы, очистившись, станут пусты.
Нет, не будет ни нового, ни привычного, древнего,
Будет только желание рваться куда-то вперёд.
Столько странных времён вместо осеннего, летнего…
Светлый путь в пустоте в неизвестность ведёт.
Нет, не будет ни нас, ни тебя, ни меня,
Будут только забытые смутные образы ночи.
Позову свою тень и себя не услышу, крича,
Потому что и звуков не останется больше.
Нет, не будет ни странного, ни обычного, ни понятного,
Будет только предчувствие громкой последней грозы.
И придётся мне жить, не вспоминая приятного,
Наслаждаясь лишь бликами злой синевы.

Чудеса

Я собираю чудеса в коробки,
Они мне обеспечивают счастье,
Они захватывают комнату так ловко,
Прося в замен лишь теплоту и ласку.
Я выставляю лучики на полку,
Я удивляюсь дивному их свету.
Теплея, размягчаются иголки,
Я становлюсь добрей по их совету.
Я прячу сны цветные под подушку,
Я чувствую их тихий робкий шепот,
Они рассказывают сказки мне на ушко
И заглушают страха тёмный ропот.
Я берегу мечты от строгих взглядов,
Мне дорого их нежное сияния,
И я держу мечты с собою рядом,
Поэтому я не впаду в отчаяние.
Я нахожу себе причины для улыбок,
Это легко, они разбросаны повсюду,
И пусть мой путь ужасно хлипок,
Я доверяюсь найденному чуду.

Голубая тетрадь

Знаешь, что в моём маленьком замке самое ценное?
Небольшая вещица, по цвету — небесная гладь,
Без неё не смогу я даже сдвинуться с места,
На столе, возле стопки из книг голубая тетрадь.

В ней хранятся идеи странные и потрясающие,
Она точно портал в один из далёких миров,
Она ловит мысли старательно прочь ускользающие,
Голубая тетрадь — тайник для сокровищ из слов.

Посмотри на неё, восхитись её легкой помятостью,
Осознай, что она больше, чем просто бумага,
В этой вещи так много прекрасного, столько приятностей,
Столько слов на листках её значимость подтверждают.

Голубая тетрадь вобрала в себя желтый домик,
Чудеса и коробки, месяц, с небес упавший.
В ней нет места черканию, она исцеляет от боли,
Голубая тетрадь — целитель, не раз спасавший.

На её страницах столько чудес удивительных,
От неё пахнет тайной, не сказанной, но записанной,
Как хорошо, подвернется она неожиданно,
Каждый раз радует, лишь оказавшись увиденной.

Голубая тетрадь — сборник чудес и загадок,
Голубая тетрадь — ценнейшее, что я имею,
Она разрастается новыми строками сказок,
Я пополняю её как только умею.

Костёр

Сжимая ледяные руки,
Ступая в чей-то легкий след,
Не замечая всей разрухи,
Ищу последний звездный свет.
Не открывая глаз усталых,
Не слыша криков и шагов
И забывая тень утраты,
Иду на отзвук твоих слов.
Минуя заросли туманов,
Сквозь темный лес, сквозь сотни троп,
Спасаясь от людских обманов,
На яркий блеск твоих костров.
К теплу, к уюту, к пониманию,
Из этой ледяной тюрьмы,
Поверя призрачному пламени,
Зажженной в темноте свечи.
Не ведая сомнений страха,
Не зная лени и тоски,
Избавившись от горсти праха,
К теплу протянутой руки.
Вдруг, запоздало улыбаясь,
Остановлюсь — окончен путь,
Я поспешу, не замедляясь,
Тепло костра себе вернуть.