Книжка лежит на столе

Книжка лежит на столе.
И ей больше ста лет.
И — хранит мудрость тех времен.
Книжные листы оставляют старый сырой запах с приятными воспоминаниями.
Книга лежит на столе и напоминает ещё те времена о себе, с кем живёт она.
Кто из века веков передаёт её из руки в руки.

Буря

Буря на море взбунтовалась и разыгралась огромными волнами. Вода в мятежи бунтует вовсю и разрушает берега.
Спокойно мне шагается по песку, и не боюсь абсолютно ничего. И не тревожит внутри ничего. Просто быстрым шагом иду по песку и с восхищением обращаю внимание на огромные волны — семиэтажный дом. Мне так хочется, чтобы внезапно поднялась именно такая волна, чтобы подхватила и унесла куда-то далеко. Где никто никогда не был. И даже меня никогда не было.
Остановилась, смотрю на огромные волны и в мыслях думаю: вдруг меня сейчас заберёт куда-то волна. Куда — даже не знаю сама я. И даже не узнают, кто меня любит и любил. И даже с теми, с кем встречала рассветы и провожала закаты.

Автомобили

По вечерним летним дорогам спешат вдаль куда-то автомобили. Они мчатся в бесконечное пространство.

Автомобили едут в бесконечность, оставляя музыку от их колонок сквозь открытые окна.

Автомобили едут и спешат на максимальной скорости.

Едут и едут автомобили, и ничего их не останавливает. Они просто скрипят колёсами на трассе и спешат.

Перья

Гуляю у залива, собираю перья птиц на память,
а может, для закладок в книжки.
Смотрю на перья, вдруг замечаю, что они такие разные:
лебединые, соколиные и орлиные.
Люблю, когда разнообразие, а не однообразие.
Вдруг остановилась и на песке пишу большим пером, а кому?
Да просто водоёму оставляю благодарность за то,
что он предоставил мне возможность
в солнечную погоду походить и пособирать перья птиц.

Летать

Мы все рождаемся с крыльями, чтобы летать, но когда взрослеем — забываем своё предназначение быть настоящей вольной птицей.

А если кто-то и полетит, то общество приземляет и говорит: «Это что ты себе позволяешь — возьми и немедленно приземлись на землю, и перестань фантазировать, на нашей планете нет мест ангелам и херувимам, ты должен быть, как все».

А мне так нравится летать, и не хочу сдаваться, а хочу летать и парить над небом. И когда смотрю на чаек, то хочу перестать быть человеком. И отправиться вместе с ними целый день смотреть, как солнце встаёт, и как оно ложится в спячку до самого утра.

Странствование души

Сижу на работе на улице, солнце светит, «и небо безоблачное с голубыми отливами». Мне так хочется уехать на море с палаткой.

Просто вещи взять, поехать, поселиться на морском берегу и остаться жить там навсегда. Смотреть на волны и летающих чаек, глядеть на звёздное небо с луной, собирать гальку и янтарь. Сидеть на пледе, читать книгу, пить из термоса чай.

И пускай за мной прилетит чайка огромная, заберёт собой. Вдруг буду сидеть на песке, смотреть на море, а за мною птица прилетит, заберёт в дальние края. Буду где-нибудь гулять, слушать пение птиц и купаться в тёплых морях и океанах.

И вот настал дождливый вечер…

И вот настал дождливый вечер,
а я достаю из стола подсвечник
И восковую свечу.
Я внимательно смотрю, как горит
свеча, а восковые огарки капают
вниз, плавя свечу, а свеча всё
горит и горит, и уже десять,
пятнадцать, и двадцать минут,
и час. А она горит и горит
и никак не потухнет.
Прошёл час, свеча потухла, оставив
за собой ароматный воск.
Так и с людьми происходит, кто-то
тухнет через три минуты, кто-то
через десять минут, а есть кто-то —
через год, а кому-то через семьдесят лет
суждено потухнуть.

У каждого есть свой срок догорания,
как и у свечей, ничего в жизни нет
вечного, мы все когда-нибудь сгорим,
кто-то рано,
а кто-то поздно.
Но суть одна: мы все когда-нибудь сгорим.

Маски

Люди давно надели маски, и
играют роли, которые выгодны
для них.
Люди растворились в роли и
забыли, кто они.
Люди стали надевать чужие маски
и не вспомнят, кто они.

Разожгу костёр

Разожгу костёр и согреюсь от него.
У костра очень тепло и уютно, греет он меня. Мою душу, а затем и тело.
Сижу у огня, греюсь пью чай и ем ягоды с куста.
Мне так уютно сидеть и греться, и не хочется вовсе уходить.
Хочется греться, греться и греться.

Девица и волк

На дворе настала ночь, и ветер дул немного. Луна на небе огромная свисала, и звёзды мигали. Из терема выходила девица юная. У девы волосы светлые косой. И шагала-направлялась к лесу.
Девушка шла и шла себе по тропинкам. Уже девица ощущала запах сосен, ели и слышала совы уханье. Дева зашла в лес. Вдали от неё хороводы водили.
Подошла девица к людям и попросила их о помощи.
«Что за помощь, милая девица?» — спросили у неё.
Девушка им ответила: «Хотела бы сосвататься». И когда её черёд?

Взял народ девушку за руки, и пустились кружится с ней, хоровод водить. И потом отпустили, и ей сказали: «Девица, так уже твой черёд настал». Ей дали в руки клубок и сказали: «Иди за ним, он тебя и приведёт».
Девица приняла дар в руки и пошла за клубком. Дева приказала ему: «Веди меня, а я пойду за тобой».
А клубок катится и катится, дева всё за ним.
Вдруг увидела волка серого с крыльями. И он, оскалившись, спросил: «Что тебе надо в тёмном лесу, милая красавица?»
Девушка ответила: «Шла за клубком. Люди вдали хоровод водили. Дали мне в руки этот дар и сказали, чтобы за ним шла к царевичу». Волк улыбнулся и сказал: «Садись, красавица, я тебя во дворец доставлю».

Зажечь на ночь свечу

Зажечь на ночь свечу и
почитать молитву перед
сном.
Может быть очень ценным
для нас самих.
Мы не знаем — что будет завтра?
или через неделю? Случится с
нами.
То, что читаем и просим у Бога —
спокойствие и хорошего самочувствие.
В данный момент
может быть нужно для нашего
блага в пути.

Луна

В окне видна огромная луна.
Вот и полнолуние настало.
Свет луны помогает освещать
мне буквы в книге.
А я сижу читаю без света,
опираясь только на луч,
исходящий от луны.
Ну, ничего  страшного, если
вдруг ослепну в темноте без
комнатного света.
Важно, что вижу именно слова
в книге при свете луны.
Нравится луна мне этим, что
при ней можно параллельно
помечтать или что-то вообразить.

Караван

Далеко в пустыне шли люди, они были верхом на верблюдах, на них была закрытая одежда, так как в пустыне был сильный ветер, поэтому тело и даже половину лица закрывали, чтобы песок не проникал им в глаза.
Караван двигался медленно, не торопясь и даже не суетясь, к себе домой. И вдруг поднялся и обрушился сильный ветер с такой силой, что даже сдувал одежду и вещи с людей, и продолжалось это около часа, затем ветер утих.
Перед ними появилась девушка из песка, и была она одета в восточную одежду, тоже из песочного материала, и танцевала арабский танец, она кружилась, даже верблюды остановились, а люди смотрели сверху с верблюжьих горбов на девушку, как она танцевала, что даже вселенная смотрела на неё и танцевала с нею, и звёзды глядели и мерцали, и мигали ей, и падали с небес. Так продолжалось очень долго, затем девушка растворилась в песке, а люди отправились дальше своей дорогой к себе домой.

Плыл дельфин

Плыл дельфин, нырял он вниз
с головой, а через минуту
Выныривал.
Он плыл по морю вместе
с другими дельфинами, и они
Так дальше плыли и плыли по
просторному морю.

Лежит на дороге книга

Лежит на дороге книжка, её
листы листал ветер,
А дождь мочил её обложку,
Люди проходят мимо, не обращая
на книгу внимание.
Почему?
Потому что неинтересна,
у них других забот хватает
дом, семья, работа.
Им уже не интересна такая вещь
как книга.
Проходит парень, её распотрошит,
а то и вовсе пнёт.
Человек забыл, что книга тоже
живая, и у неё имеется душа.

Морской край

Как хорошо просыпаться
в лоне морского края.
Когда ты знаешь, что
не у всех под боком есть
такие замечательные моря.

Как приятно просто съездить
отдохнуть на море, как прекрасно
иметь места, где можно побыть
в одиночестве и скрыться от толпы,
Побыть наедине с самим собой.

Как хорошо иметь под боком море,
Просто съездить помечтать и
переключиться от суеты, от людей,
Просто чтобы побыть наедине с
самим собой.

Девушка в лампе

Сидел вечером за столом, зажёг лампу,
читаю книгу.

Потом долго смотрел на светильник,
и на моих глазах появилась девушка в лампе с тёмными волосами
и исполняла танец в виде вальса,
помогая тем самым освещать мне буквы в книге.

За столом сидел час, читав, листая книгу,
и в ней роман становится скучным и неинтересным,
так как в лампе очутилась девушка и танцевала вальс,
а я смотрел на неё и восхищался.

Досмотрел огонёк в виде девушке, а потом лампа стала прежней.
Выключил светильник и пошёл спать в свою кровать.

Старая гитара

Старая гитара издаёт мелодии.
Она наигрывает старые песни,
которые играли люди руками,
но остались у неё в памяти.

Она помнит, как когда-то брали
люди и играли по ней музыку, но,
но сейчас она сломана, её струны
порвались, но ничего, гитара сама
играет в незаметные струны,
А люди, которые хотят услышать
слушают её с восхищением.
А те, кто не слушает, не старается,
тому играть — а зачем? Просто, значит,
не для них эта гитара.

Родственные души

По городу Хуагин ходил приятный молодой человек по имени Кэвин.
На улице был ещё день, но приближался вечер. Уже по городу зажглись фонари.
Неподалеку от него ходила очень милая и приятная девушка Руаэлла. Как оказалось, они друг с другом встречались, а потом из-за пустяка расстались.
Вскоре, ближе к вечеру, Кэвин и Руэлла столкнулись, и у них состоялся приятный разговор.
Тут парень прикоснулся к девушке, он погладил её по левому плечу. Руэлле была так приятно его касание, что она от прикосновения едва не потеряла сознание, но это было так приятно.
Скоро совсем стемнело, и горели ярко фонари. Сели на лавку около бутиков и ресторанов, и валил снег.
Кэвин только и делал, что гладил Руэллу, а затем пригласил к себе домой.
Когда шли по городу, слушали музыку в наушниках. Пили кофе, который можно взять с собой на вынос.
Вспоминали те времена, когда встречались, и потом — как расстались по глупости.
Когда шли к дому Кэвина, то целовались взасос, так страстно, а прохожие смотрели и крутили у виска, но им вдвоём было всё равно, в это время они находились словно на другой стороне от людей.
У Кэвина была квартира на сороковом этаже с панорамным видом. Вот уже подошли к дому и поднялись на лифте до квартиры, Кэвин взял Руэллу за руку и зашёл с нею домой.
В квартире было шесть комнат — кухня, спальня, ванная, библиотека, комната для хобби с музыкальными инструментами, так как он был музыкантом. И ещё комната с бассейном.
Парень пошёл в кухню, включил чайник, а на стол поставил пиалку с конфетами. Кэвин пригласил Руэллу за стол.
Пока грелся чайник, выпили томатный суп и съели спагетти «Карабанара». Позже пили чай с конфетами.
Скоро влюбленные пошла в комнату с бассейном и плавали. Правда, решили раздеться и плавать без ничего. А зачем? Никого нет. Кого стесняться? Поплавали, пока не устали. Потом Кэвин взял Руэллу на руки и принёс в постель. Надел ей на глаза повязку и завязал руки. Зажёг свечи и ароматные палочки в спальне. Они занимались сексом целую ночь.

В комнате стоял стол…

В комнате стоял стол,
а на нём свеча горела,
Её воск стекал слезинками
по ней, а свеча становилась
всё меньше и меньше, наконец.

Назад Предыдущие записи