Сердце света

Предисловие

Ввиду моей незрелости об этом рано писать, да и я сам не имею особого желания. Поговорить об этом — пожалуйста. Но мне кажется, что сейчас об этом стоит обмолвиться. Предчувствие.

Также стоит подметить, что этот рассказ для несведущего читателя рискует быть непонятым. Поймут, наверное, только те, кто этого касался.

 P.S.: Посвящается всем тем, чья тёплая рука незримо толкает меня в перёд.

С чего бы стоило начать… С того, что дьявол в мелочах. Когда мы небрежно упускаем мелочи, мы рискуем разрушить что-то важное. Ибо всё важно и не важно одновременно, а мелочь является мелочью только в наших глазах. Мы невежды. И всегда ими будем. Этот факт нужно принять, а вот смириться с ним или нет — решать вам. Если нет, то совершенствуйтесь, вы так и останетесь невеждой, но менее невеждой, чем другой человек, хотя вас это, скорее всего, не будет волновать, я надеюсь.

Итак, речь пойдёт о некоем Свете.

Можете понимать это как угодно. Вера, самоубеждение, учение или психопрактика. Это не важно. Важно то, что кого-то может заинтересовать данный подход, и, возможно, кто-то это искал.

Стоит начать с малого. С Благодарности, уважения, Любви.

Хотя на самом деле это далеко не малое! :) (Что я говорил о мелочах?)

Итак.

Благодарность

Как часто вы благодарны? За все, что происходит вокруг. Да, да.

Надеюсь, вы не думаете, что благодарность выражается, чтобы угодить тому, кто сделал тебе приятно. Благодарность — это отклик нашей души на сделанное для нас добро, добро, которое мы осознаём. А как насчёт неосознания? Его много. Очень. А как вы хотели, мы несовершенны, мы невежды. Но в этом есть и красота. О ней не будем.

Благодарность — ключ к узам, что разжигают свет. Мы благодарны и дарим эту энергию человеку, который сделал нам приятно, и чем больше мы отдаём в мир благодарности, тем сильнее растут узы между нами и окружающим нас миром. Благодарить нужно не только людей. Приятное дуновение ветра, красивое облако, смех детей, животные… Все, что в нас может пробуждать удовольствие или радость, должно иметь выход в виде благодарности, искренней благодарности. Поначалу словом. Вам что-то сделали — скажите спасибо. Вам повезло — скажите спасибо, вы удачно что-то сделали — скажите спасибо, не вслух, про себя, но скажите. В конечном итоге — когда дойдёте до автоматизма. Замолчите, и вы, возможно, сможете почувствовать это тепло, которое окружает мир. Без осознанной практики этого понять невозможно. Если вы благодарны миру, это рождает к нему любовь и уважение.

К слову об уважении…

Уважение

Научитесь уважать. Уважать всё. Каждую форму жизни. Вмешивайтесь только тогда, когда кому-то грозит опасность. И не вмешивайтесь в естественный круговорот природы. Научитесь уважать её покой. Он переживёт вас. Он породил вас. Стремитесь с уважением относиться ко всем, будь это человек или муравей.

Мы не идеальны, всегда будут случаи, когда мы сделаем всё наоборот, однако это то, к чему нужно стремиться. Баланс в движении, сама суть природы — это движение, круговорот, развитие.

Также стоит сказать о людях из прошлого вашего рода… О предках, дедах, прадедах, родичах до двадцатого колена… Знайте свой род и славу своих предков. Гордитесь ими, но никогда не похваляйтесь. И не пользуйтесь их славой. Эта память дана вам в пример того, что вы должны быть не хуже. Это должно стать Солнцем, что будет нести вас вперёд и с гордостью за то, что они наблюдают за вами вашими глазами. Это должен быть свет, что будет нести вас к вашему совершенству.

Любовь

Любовь. Любовь несётся сквозь время и материю. Это устойчивое чувство, которое при правильном его использовании и станет Светом. А при неправильным — безмерной болью и бездной, подобной чёрной дыре. Научитесь любить всё. Иметь интерес ко всему, вас никто не просит любить случайного прохожего или резко заниматься чем-то, делая вид что вам это нравится. Откройте сердце миру и окружающим вас вещам, пропускайте через себя опыт взаимодействия с окружающими вас вещами, профессиями, людьми и событиями. Научитесь любить и найдите солнце среди своей семьи, друзей или тех, кто может им стать. Что формирует наше мнение о человеке? Накопленная о нём память. Если вы узнаете человека достаточно хорошо, очень хорошо, дотянитесь до его сердца — вы откроете для себя солнце. Солнце, что будет сопровождать вас до конца жизни. Даже если этот человек умрёт, его мысли, взгляды, убеждения, часть его души всегда будут пребывать с вами. Его можно найти в перенятых от него привычках, словах, суждении или просто задумавшись, что бы он сказал на это… Умершие никуда не уходили, просто они стали настолько близко, что мы неспособны разглядеть их под собственным носом. Воплощение образов всех тех, кто делал для нас добро, стал солнцем и подарил важные уроки в жизни, — и есть воплощение этого света, света, о котором никогда нельзя забывать. Ибо забыв… Вы можете забыться в тьме и жестокости этого прекрасного… но всё ещё ужасающего мира.

Колобок — гностический герой

Летят стрелы вражеские. Летят стрелы отравленные. Летят со всех сторон на Русь. И попадают точно в цель — в душу народа русского, душу широкую, да неуклюжую. Она, душа эта, солнышко распятое, блин расплющенный под вражеским сапогом.

Он же, блин этот — дремотное томление, Неубежавший Колобок. Будь она Подлинным Колобком, душа эта, не была бы она так жертвенно-очевидна, так заплёвана, так темна, да затоптана. И шизоидно-революционна, как «Броненосец Потёмкин», не была бы. И обманута бы она не была.

И стрелы вражеские не попали бы в неё.

И судьбу другую имела бы Русь. Великую.

Колобок — Гностический Герой (Кол в Боге), идущий с колом, мечом, ножичком, с деструктивной опасной основой своей, с некоей сакральной самостью.

Колобок — символ Тотального Ухода, с изощренной ловкостью Дон Хуана и улыбочкой Иванушки-Дурачка обходящий ловушки злого русского леса.

Он — бесчисленность внутренних кругов ада, бесконечное вращение-возвращение.

Он — великое Множество. Невозможное Число, с миллиардом колобков-нулей. Число, извлечённое из Корня Мандрагоры. Он — вычитание всех возможностей свобод из Чёрного Квадрата Камеры Мира, где повесился Малевич и замолчал Гамлет.

Колобок — Гамлетовское «или». Избежание всяческой обусловленности. Не «попадание в щель между мирами», а сознательное игнорирование Бытия и Небытия. «Мир ловил меня, но не поймал», — мог бы сказать Колобок словами украинского философа Сковороды.

«Колобок — единственный Христос, которого мы скушаем».
© Жань Поль Лиса

 Колобок — «Посторонний» Камю, его абсолютность. Облако, улетевшее в запределье, после кремации Мерсо. Колобок — преодолевшее человека Нечто, данное в полной экзистенциальной концентрированности. Он — лишённое рефлексии и философского многословия, магическое обращение в шар, ещё не ушедший в сферы духа, ещё плотский, но идеально-геометрический.

Он же — абсолютная протестная субстанция, не подчинённая законам мира, нечто Чудесное — онтологический Танечкин мяч («не утонет в речке»). Облако плотского.

Шалтай-Болтай — аналог Колобка

Камень из «Мифа о Сизифе» Камю мутирует наконец-то в руках Бунтующего Человека — Сверх-Сизифа, дошедшего до вершины горы, не уронив его.

…Это ещё не Колобок, а какой-нибудь, например, английский Шалтай-Болтай.

«Шалтай-Болтай свалился во сне».

Жест этот косвенно направлен против власти.

Эта некая Революция Во Сне. Одна из неиспользованных радикальных политик. Революция Во Сне ничем не хуже обычных революций, предсказуемых и вычисляемых.

Быть может, Современная Россия нуждается именно в такой революции — Революции Во Сне…

«Вся королевская конница,
Вся королевская рать,
Не может Шолтая,
Не может Болтая,
Не может Шолтая-Болтая
Поднять.»

Не забывайте этих строк! Ошалевайте от Шалтая! Перечитывайте их, а не Батая! Шалтай-Болтай — отрицание Батая.

Шалтай-Болтай — аналог русского Колобка. Но он более анархист, нежели гностик. В нём больше абсурдного, чем идейного. Он не проходит Путь Героя, а просто Валится, причём Во Сне. Но валится Куда Надо. Он достаточно революционен. В нём, безусловно, протест. Но это шизо-протест. Неизбежное движение одного из нескольких исторических деструктивных элементов. Инстинктивный порыв, брожение низших энергий. Необходимый алхимический компонент исторического взрывного коктейля.

Шалтай-Болтай вторичен по отношению к Алисе, Птице Додо, Чеширскому Коту. Он — разбуженный ими пассионарий. Заметим, разбуженный случайно. Вокруг — гностический мусор.

Шалтай-Болтай — мамлеевское шатание, воля к нулю, упрощение неваляшки.

Он — творца кровоточность.
В нём безумья роскошная сочность
Одуревший Простак.
Глашатай магического «Просто Так». 

Возможно, Шалтай-Болтай — лукавый мастер эпатажа, экстремальная блажь, политический провокатор, чудесное мясцо сублимаций, денди-Бренер. И лишь комплекция, и некая игрушечность, сказочность мешают ему стать настоящим радикальным практиком.

Вся история Шалтая-Болтая изложена в коротком стихотворении, похожем на страшилку и детское магическое заклинание.

Шалтай-Болтай ведёт богемный образ жизни. Его пошатывает. И он постоянно болтает. Но не работает. Судя по всему, он вообще лишён «нравственных основ» и «обязательств». Он психопатическая личность, нуждающаяся во внимании, готовая в связи с этим совершать разнообразные странности, например, «сидеть на стене». Возможно, он поэт.

Обрусевшего Шалтая-Болтая назвали бы «Перекати-Поле». В этом имени сочеталось бы и богемное разгильдяйство, и вызов русскому «Жизнь прожить — не поле перейти» Это явно не его лозунг. Это пословица страдающих, скучных, с чрезмерным, обременительным даже, чувством ответственности основательных людей, с тяжелой судьбой и мёртвым взглядом, воспринимающих жизнь как нечто мучительно-обязательное. Помимо абстрактных аналогий потока сознания, инициалы Ш.Б. рождают вполне определенные ассоциации.

Три Поэта Колобка. Хлебников

Колобок же — однозначно Герой, а не Поэт. При этом в нём, несомненно, сосредоточено множество поэтических влияний. Во-первых, Велимир Хлебников. Хлебный мякиш русской души, а в ней весь мир. Хлебников — поэтический Хайдеггер.

Какой там Гедерлинк!…

Если подарить Колобку поэтическое имя, то именно это — Велимир Хлебников.

Плюс хлебниковское мудреное словоблудие — словоблудие — словобытие. Словообразование — могучее и хитрое, дабы насмерть выучить тех, кто живёт одномерностью смыслов.

Гений его богатырский и блаженный.

Колобок величаво бездушен, хвастливо дразнит хищников, прямо перед похотью раскрытой пасти. Для них он неПАСТИжим. Это скоморошничанье, игры со смертью, вглядывание в бездну, это поэзия. Колобок — отрубленная голова Велимира Хлебникова. Всему Голова.

Три Поэта Колобка. Бодлер

Шалтай-Болтай — персонификация Шарля Бодлера. А «Цветы зла» в Стране Чудес — это королевские розы, которые подобострастные садовники перекрашивают, повинуясь прихотям Королевы. Хищные васильки готического рабства.

Теперь «Цветы зла» звучит пошловато. Зло — свойства Демиурга, либо человека, длящего демиургическую явь.

«Цветы зла» — это декаданс. А декаданс — это предчувствие ада. А над ним детская надежда на то, что ада нет.

Быть может, опиумно-воздушная мятежная душа Шарля Бодлера, вся его гениальность, сосредоточилась в детском стишке про Шалтая-Болтая, в конце которого Бодлер (он же Шалтай-Болтай) падает не только как бунтовщик, но и как подлинный Проклятый Поэт. Падает, разбивается насмерть. Шалтай-Болтай падает для смеху. Бодлер не смешит. Он пугает. Так же как и смех пугает Бодлера. Он — последовательный эстет, а не Клоун.

И смерть всегда готова поддержать его в падении.

Критиковать гения — занятие неблагодарное. И здесь я не буду уподобляться Сартру, написавшему о Бодлере нечто в высшей степени отвратительное. Сартр выступает как моралист и метафизический предатель.

Три поэта Колобка. Крученых

Второй поэт Колобка — Крученых. Он ловко скручен, разухабисто. Поэтому Крученых, а не Крученый. Круче иных. Звучный ловкач… Курчавые завитки рифм… Нахальный сочинитель мучительных форм. Курёхин без музыки.

В нём предельная гениальность авангардиста, когда форма — и есть содержание. И она возникает с той естественностью, которой порой лишена сама жизнь.

Кручёных стекает мёдом густого безумия по усам сюрреалистического Мюнхаузена Хаоса. Он — стервенеющее богоощущение.

Он — То, Пропащее Точное. То, непопавшее в Рот.

Он — заратустрица, пролезшая в щель веков, в Будущее.

Бурлящее Дыр Бул Щел.

Три поэта Колобка. Крученых против Пушкина

однажды Колобок докатился до Лукоморья…

Куча хищников урчит вокруг. Но не только хищники в русских сказках бывают небезопасны. Странные тревожные звери есть, например, у Александра Сергеевича Пушкина.

Сам Пушкин — холуй, распинающийся и лакействующий перед Царем. Пушкин, поддерживающий декабристов, предал восстание, завидев некоего Зайца. Может быть, отсюда его страсть к демонизации зверюшек, к цирковым выходкам, в духе сатаниста Куклачева?

А декабристы — так, понты современности. Дух, как водится времени, поэт ловил. Александр Сергеевич безропотно принял власть и Царя и Демиурга. Он — пособник обоих, изощрённо и тонко воспевающий рабства прелести.

Вернёмся к странным зверям. Так Кот, что по жизни гуляет сам по себе, живёт у поэта в некоем сказочном Лукоморье.

Лукоморье — лесной хохломской Холокост, рай для безумного садо-толкиениста. А на первый взгляд, Лукоморье — идеальное пространство. Там вечное лето («дуб зелёный»), богатство («золотая цепь»). Оно престижно, и при этом доступно (демократично). Об этом свидетельствует эклектичное обилие находящихся там персонажей — Леший, Яга (элита), и плебс, безымянный, как народ вообще. На последних указывают только следы. Следы эти — абстракция, как и все представления-обобщения власти (элиты) о народе. (Например, «народ не так глуп».)

Но если народ в России всегда «русский» или вражеский (для контраста) — чужеземцы, фашисты, гастарбайтеры, то звери в Лукоморье «невиданные». Какие неведомые дорожки делил поэт с няней вьюжными зимними вечерами?…

(«Кокаина серебряной посыпью
Все дорожки-пути замело»). 

Быть может, «невиданные звери» — лишь галлюцинация? Но, скорее, они придуманы для привлечения туристов. И Пушкин здесь — этакий плутоватый турагент. И дальше с цыганской навязчивостью, наглейшее: «Там чудеса…» Известно, что чудеса — развод, гибрид из шарлатанства и православия. Так что же это за Лукоморье? Русская лоховская хохлома. Колыма с комфортом?

Может, таким привиделось поэту будущее — «современный мир»? Недаром, представляя Лукоморье визуально, видишь что-то дебиловато-диснеевское.

Вернёмся к Коту. Кем он посажен на цепь? Демиургом? Новой властью? Опричниками? Сатанистом Куклачёвым? Неизвестно. Все элементы насилия умело опущены автором.

Кот, безусловно, — трагическая фигура. Но… Пушкин предлагает нам лишь расслабленную благостность, будто бы Кот кайфует от собственного рабства. «И днём и ночью Кот учёный всё ходит по цепи кругом». Он не рвётся, не мяучит, не ропщет на судьбу. Напротив, «идёт направо — песнь заводит. Налево — сказки говорит». Кот сей являет собой дурной глубинный архетип русского народа.

Это бесконечное хождение «налево-направо» (хотя мы понимаем его ТОЛЬКО как Хождение Кругом, точней, По-Кругу, ещё точней, По Замкнутому Кругу) говорит о полной политической исчерпанности мира Лукоморья, о тотальном кризисе идеологий.

Лукоморье— воплощенная антиутопия, идиллия завуалированного рабства, постмодерн до постмодерна, жуткое предвиденье. Кот Учёный «песнь заводит» и «сказки говорит», ибо живёт в обществе Спектакля.

Этот Кот просто не может выполнять других функций, он жертва синтезированных Системой новых видов софт-насилия, производное поп-опыта. Он пытается улыбаться улыбкой Чеширского Кота. Но улыбка эта не исчезает на его мордочке. Это «чиз»-улыбка, навязанный символ благополучия.

Но мы-то знаем, что на самом деле — это измученный, обозленный, агрессивный Кот. Он может запросто проглотить Колобка, ревностно чуя в нём невыносимую прелесть недоступной свободы.

Что же спасает Колобка? «От этого ушёл, от этого ушёл, и от тебя уйду!» Наглый этот заговор Кот давно уже выучил наизусть. Заговор лишается своей магической-гипнотической силы. Колобку требуется нечто, чего не знает Кот, что рушит пушкинский слог и коробит слух.

Колобка осеняет: «Это то самое гениальное Дыр Бур Щел — Кручёных!» «Дыр Бур Щел!» — кричит Колобок: «Дыр Бур Щел!» И Кот, услышав заклятье, превращается в Нечто обезумевшее.

Колобок проходит Путь Героя. Обходит демиургические ловушки — Волка, Медведя и других. Его антипод — Репка. Колобок с хвостом, с фаллическим корнем-щупальцем, которым он уцепился за утробу, за пуповину Земли. Он трус. И все, кто растил его — Дед, Бабка, Жучка и другие — демиургические слуги. Они тянут-потянут, но вытянуть не могут. Они хотят вытащить его, но тщетно. Потому что Репка — всего лишь овощ с гностическим понтом.

Мышка, хоть и вытащила его из земли, при этом абсолютно десакрализировала, в прямом смысле слова, махнув на него хвостом.

Все эти Мышки, Жучки и прочее окружение Репки — качественно иные, по отношению к тем, кто вертится вокруг Колобка. У Колобка нет друзей. И вокруг него все недобрые. Все себе на уме.

Колобок аскетичен и свят. Он убивает в себе «человеческое, слишком человеческое», мгновенным разрывом с родным, уютным, близким — «он от бабушки ушёл, от дедушки ушёл».

На первый взгляд, это анархический эгоизм подростка, безответственность, примитивно понятая неразвитой душой свобода, быть может, даже предательство. Но по сути, это глубокое продуманное действие, полное пассионарного расчёта. Магическая инициация, уход, необходимый для «обособленной личности». Обретение подлинного «Я» через одиночество, через безбожное монашество. Гордыня Другого, преодоление равенства. Ведь равенство отрицает иерархию и делает невозможным уход. Безупречное выполнение Миссии. Не об этом ли говорят: «Путь к Совершенству лежит через Предательство»? Колобок предаёт семью, обретая геометрическое Совершенство. Это Инициация Предательством.

Дедушка и Бабушка страдают. Они сделали Колобка, слепили его, радовались ему, любили его. А он бросил их, и ушёл.

Но не торопитесь их жалеть! Оба персонажа не так просты, как кажется. Они олицетворяют собой множество уровней Зла, из них важнейшее — Зло демиургическое (рождение Колобка), и Зло покорно-христианское, сама жизнь, ибо они — атомарные индивиды, обыватели, привыкшие смиренно терпеть. (В них «славянское рабство»).

Они«жили-были», то есть, проявляли инстинктивную, механическую животность, инерциальность простейших. Они — обитатели низших миров, метафизические микробы. Их не жалко. Их страдание не глубоко. Это тупое страдание плоти. При этом они опасны и жестоки, как часть демиургического воинства. Их «жить-быть» обладает настойчивой очевидностью яви. Они «жили-были». И они будут «жить-поживать».

Колобок уязвим рядом с ними. Ведь его страдание экзистенциально, метафизично. Он — более дух, идея. Но при этом он обречён на плотское — его сделали из теста, он вкусен, его можно съесть.

Дедушка и Бабушка не милые, пряничные безопасные старички.

Они как бы недобрые, нехорошие. В них девидлинчевская шизоидность. Они нюхают кокаин. Может быть, они слушают джаз. Они развратны.

Они — та сатанинская парочка, живущая в Домике на Обочине, в замке за лесом, на дьявольском пустыре, там, где пропадали скот и дети.

Не из их ли головок лепили они своих первых колобков? Они — обречённые на маньячество монстры из архетипического фильма ужасов.

Колобок — бунтующая сущность, нарушившая законы жанра.

На первый взгляд, он гностический анархист, ведь он не декларирует ни своих мотиваций, ни целей. Но в нём не кроулианское «делай, что хочешь», а русское «или право имею», нечто, осуществленное «По Щучьему Веленью» (если эта Щука — внутри).

Сатанинская парочка хохочет: «Катись, Колобок! Впереди Догвиль, там тебя и распнут!»

Но Колобок — не Грейс двухсерийного приближения к насилию. Колобок стреляет сразу, разрывая ловкими пулями декорации города. И его фальшивые жители умирают.

А Колобок совершает новую инициацию — Инициацию Убийством.

Дедушка и Бабушка — ещё и герои русской некрошизы, неофиты Юфита, с мамлеевскими утробушками.

Утроба — глубина патологии, бездна клыкасто-хищная, кишечник бога. То коллективное бессознательное, что превращает людей в тотальных поедателей.

Большая жратва.

Здесь бегство Колобка деликатесно.

Упустить его — светская игра, гурманство. Этикет позволяет играть в Колобка. Играть в Колобка можно долго. Но, в конце концов, Колобка ДОЛЖНЫ съесть. В этом трагизм, обреченность, Судьба Героя, Камю, «Миф о Сизифе», экзистенция пищи.

И, дабы не погибнуть бессмысленно, Колобок совершает Инициацию Отравлением. Колобок отравлен, но он не мёртв, «Вопрос не в том, чтоб “Быть или не быть”, Как избежать обоих состояний?»

Превращение Колобка в особую субстанцию, уходящую за грани жизни и смерти, достигается отравлением. Алхимическая фантазия. Полониевая улыбка.

Колобок, наконец, отдаёт себя на съедание. Но в этом он не Христос, а Токсический Мститель, Чёрный Чернобыльский Маг, зариновое озарение Сёко Асахары.

И бледным, как античная маска смерти, лицом убитого Литвиненко, губами его мраморными, смрадными изрыгается глумливый убийственный смешок. А над ним щербатым скальпом Ющенко, болезненно-жёлтым месяцем, повисло НЕЧТО СМЕЮЩЕЕСЯ — ХОХОЧУЩЕЕ

НИЧТО…

А потом тихонько улыбнётся месяц, и обернётся Колобком.

Впереди у Колобка битва с Богом.

Бог умер. Да здравствует Колобок!

Конец.

Waters of Ain

Я вижу сущее как светящуюся, переливающуюся всеми видимыми и невиди-мыми цветами пену на чёрных водах Небытия. Люди пытаются из неё построить Замок. Пенный Замок. И стараются соблюсти меру: чуть больше (нужного) воды добавляют (анархические утопии) — пена растворяется в чёрных водах; чуть меньше (нужного) воды добавляют (тоталитарные утопии) — пузырьки высыхают и лопаются. Только вот преходяща истинная природа пены, как и волн, что несут её… И Пенный Замок рано или поздно, так или иначе, растворится в чёрных водах Небытия под завывание ветра Перемен…

Чёрный Алмаз

Когда человек достигает уровня Мастера в каком-либо искусстве, он может учить других.
Мастер ищет учеников в преклонном возрасте, дабы они продолжили его дело, то Намерение, что шло через самого Мастера и тех, кто был до него.
Более того — не просто продолжить, но превзойти, — видеть, как ученик становится лучше тебя, есть одновременно и серьёзное испытание для «эго» учителя, и величайшее для того счастье…
Мастер берёт одного-второго-третьего-десятого-пятидесятого ученика и начинает их… крушить своим Молотом.
Как правило, практически всё, что с виду блестит и играет солнечными бли-ками, превращается в шлак и развеивается пылью, но Мастер продолжает свой труд.
Единственная его мечта — это встретить такой материал, что не рассыплется пылью под его молотом, но превратится в прочнейший чёрный алмаз, что расколет молот и наковальню в пыль.
Если Бог и существует, то я верю именно в такого Бога-Мастера, создающего камень, который сам не сможет поднять… и в наших руках возможность стать тем чистым веществом, что под действием Его рук превратится в Чёрный Алмаз и обратит в пыль старый порядок вещей.
Мир ещё не родился.
А родится он, или всё растворится как очередные сон/кальпа/чешуйка на теле Уробороса — зависит от нас.
Мы рождены либо для того, чтобы сделать сказку былью, либо для того, чтобы сделать её пылью. Всего одна буква, но результаты разные…

Заферментируй Себя Покруче

Если сравнить человеческую жизнь и процессы роста, ферментации и распи-вания чая, то обнаруживается много общего…
Сначала чайное дерево растёт — аналогия с детством, когда человеческое существо сначала «прорастает», затем учится ходить, говорить, читать, взаимодействовать с Миром, перенимает от родителей черты характера, впитывает флюиды той среды, в которой растёт…
Дальше — процесс ферментации: это подростковый период, молодость и «средний возраст», идёт трансмутация листьев под действием резко изменившихся условий, окисление, перегнивание, перегонка, отделение летучих компонентов, просушка, выдержка в течение многих лет, десятилетий…
А затем начинается самое интересное… Приходит время, и Бог Смерти заваривает чай… И в процессе «чаепития» слой за слоем человек отдаёт всё то, что было осознано им при жизни: опыт, переживания, творчество, идеи, — а ясное состояние ума в момент смерти — как сладкое, едва уловимое послевкусие последнего пролива, не у всех чаёв оно есть…
Спитые листья возвращаются в землю, а вкус… Остаётся воспоминанием на устах у Вечности, ещё одним из бесконечного числа голосов в космической полифонии, порывом звёздного ветра, что рисует живые Миры разноцветным пеплом на чёрном стекле…

О метаморфозах и людях

Посвящается всем тем, кто приходит и уходит, оставляя после себя целую историю, и тем, кто помогает человеку взрослеть и находить свою опору в жизни.

Запись первая. О прологе и эпитетах

В каждой истории есть своё вступление. Будь то краткая аннотация или первая глава, где нас знакомят с героями, с которыми нам ещё предстоит встретиться в дальнейшем. Как однажды мне приходилось читать критические заметки в отношении книг и их содержания, работа автора без какого-либо должного вступления похожа на неотёсанный булыжник, портящий всё качество произведения. Витиеватостью слов, лёгкой интригой и тайной, способной заинтересовать читателя, писатель должен обладать и уметь в совершенстве подать свой труд на суд немого зрителя. Мне бы тоже хотелось сделать небольшое отступление перед главным содержанием, чтобы прояснить: откуда же истоки всего, что приходило мне в голову и необъятным потоком выливалось на страницы, превращаясь в буквы, а буквы, отдельные единицы от полной фразы, — в слова?

*

Находясь в обществе, человек часто задумывается о том, что и кто его окружает. Подобные мысли появляются далеко не сразу: лишь преодолев порог беззаботности и безнаказанности, постепенно взрослея физически и духовно, люди начинают подмечать вещи, которые, быть может, принимали всегда за должное. Этот период называют «подростковым». Крушение идеалов, основ, первые проявления собственного «я», — это всё соотносят с «взрослением», с переходом от времени детства к миру «больших взрослых». Когда я задумываюсь об этом, мне всегда представляется картинка с «умными взрослыми», которые со всей серьёзностью кивают головой, мол, «всё-правильно-всё-так-и-должно-быть», но при этом не все «умные взрослые» считают полноценными личностями подростков. В обществе появился такой стереотип, что «полувзрослые» не могут иметь правильного мнения, правильных мыслей, что все поголовно страдают максимализмом и в целом похожи на глупых и неразумных существ. Это, конечно, немного преувеличенно, но в жизни я часто сталкивалась с живыми примерами подобного отношения. И я считаю такое отношение неправильным. Мне не раз приходилось видеть подростков лет 15-16, которые излагали свои мысли так, как может не каждый взрослый. Но и общество «повзрослевших людей» тоже далеко не безгрешно. Прежде всего, это проблема безграмотности и необразованности. Мне больно смотреть на банальные ошибки в простейших словах, которые с усердием и особым прилежанием допускают, не говоря уже о пунктуации и логике фраз.

Подростков часто не принимают всерьёз. Новости, СМИ и разного рода телепередачи с радостью ищут для своих программ истории с самоубийствами, с проявлением насилия, с жестокостью и так далее, но никогда не пытаются исправить то, что послужило причиной всему вышесказанному. «Ни для кого это не станет новостью. Все почему-то любят копаться в последствиях, но вот причины — причины почти никому не интересны», — сказал как-то один человек, и я с ним полностью соглашусь.

Итак, находясь в обществе, которое полно стереотипов и недостатка уважения к личности, волей-неволей начинаешь задумываться буквально обо всём. Лично меня всегда больше всего интересовал вопрос о людях и обществе. Что движет человеком, что является главным двигателем общества — я пытаюсь дать ответы на собственные вопросы, пытаюсь найти правду, горькую истину в своём первозданном состоянии. Я делаю выводы, смотрю, вижу, читаю. А всё вкупе постепенно образовывает собственные мысли, мысли выливаются в напечатанные слова, слова — в фразы, а фразы, в свою очередь, рождают произведения, одно из которых под моим авторством мне бы и хотелось представить — «О метаморфозах и людях» или о том, какие изменения происходят в человеке и обществе.

Запись вторая. О детстве и малом социуме

— Ты не плачешь, потому что ты взрослый? — удивлённо спросила девочка у мальчика.
— Конечно, — горделиво ответил тот. — Плачут только маленькие, а я теперь — взрослый. Как сама вырастешь — поймёшь.
«Вот бы побыстрее стать взрослой…» — восхищённо подумала девочка.

Детство. Столько разных эпитетов и крылатых выражений подбирают к этому слову, вкладывая заслуженно и незаслуженно в него некий светлый, добрый смысл. А как оно на самом деле?

Детство — это то время, когда родители отпускают своё маленькое чадо из уютного гнезда в мир самого первого общества — в детский сад, например. Таким образом, они приучают ребёнка взаимодействовать с другими ребятами, познавать самые-самые первые истины, находить детей своего круга, правильно дружить и общаться. Кто-то после будет вспоминать этот период счастливым и светлым, кто-то — страшным и несправедливым. Дети в школах будут мечтать о послеобеденном сне и, в большей степени, о вседозволенности в поведении без строгих правил и уставов. Притом диктованной не одной только специальной бумагой, но и окружением. Ты можешь плакать — тебя не осудят. Ты можешь шалить — тебя наругают, но простят. Ты также можешь проявить себя в роли маленького бизнесмена — обменять свою игрушку на другую у твоего друга. Да даже в роли будущего семьянина: жениться или выйти замуж за красивую одногруппницу или одногруппника — познать все тяготы сложной семейной жизни…

Детство для каждого неоднозначно. Нельзя с точностью сказать, какое оно: хорошее ли, плохое ли. Стоит хотя бы вспомнить детей в других странах: детский труд, нищета, бремя для маленьких девочек, вынужденных очень рано выходить замуж за зрелых мужчин. Или вспомнить о детских домах, которые наблюдаются в каждой развитой стране. Есть ли у таких детей детство как таковое? Судить сложно. Нельзя также забывать о неблагополучных семьях, об отношении родителей к своему ребёнку, — это тоже является немаловажным фактором формирования личности.

Социализируясь, маленький человек уже становится частью общества. Ребята во дворе, в детском саду — малые социальные группы, в каждой из которых свои порядки. С этими порядками приходится мириться, ведь в ином случае ребёнок может стать предметом насмешек, показателем плохого отношения к себе. Дети, несмотря на малый возраст, научились понимать сей факт, поскольку, в противовес распространённому мнению, «маленькие люди» далеко не глупые или слепые: они понимают, возможно, немного по-другому, нежели «взрослый человек», но всё-таки осознают. Родители иногда об этом забывают, делая прямо на глазах ребёнка то, что разумному родителю делать бы не стоило, и это приводит к достаточно пагубным последствиям для неокрепшего ума.

Существуют книги, очень ярко отражающие факторы и среду формирования той или иной личности. Знаете ли вы, что причины злобных деяний преступников часто кроются именно в детстве? Преступники, чьи имена в своё время заставляли дрожать от страха, ведь тоже когда-то были маленькими несмышлёнышами. Кому-то не повезло с матерью, кому-то — с отцом, одноклассниками, — таких примеров не один и не два: они исчисляются сотнями, тысячами… Просто представьте, как всего лишь за несколько тысяч километров от вас страдает ребёнок: впоследствии он превратится в убийцу, ненавидящего человечество, неуловимый «Мистер X», от упоминания которого будет стынуть кровь в жилах. Это страшно. Это зло, появляющееся на свет от руки человека, от желаний человека, от действий человека. Как можно восхвалять добро, если мы сами же его и губим? Почему наш цинизм и эгоизм стоит выше человеческих чувств? Это тот вопрос, на который многие не могут дать ответа, просто потому что не хотят на него отвечать.

Ребёнок — весьма хрупкое создание. Его легко направить на неверный путь. Он слаб, но приспосабливается всегда как может, как понимает. Если родители не смогли научить ребёнка любить, творить добро, помогать просящим, не проследили за его взрослением, — им не стоит удивляться в будущем, почему их дети стали такими бесчеловечными. Каждому родителю стоит уделять внимание своему чаду и помнить, что корни поведения индивидуума чаще всего растут именно из детства.

Запись третья. О первой школе и юности

— А у нас в квартире
газ!
А у вас?
— А у нас водопровод!
Вот!
— А из нашего окна
Площадь Красная
видна!
А из вашего окошка
Только улица немножко!
С. Михалков «А что у вас?»

Радостными возгласами, ещё не зная, что ждёт их впереди, дети врывались в школу. За ними в том же темпе с букетом цветов поспевали родители, и стоит отметить, что и те, и сами первоклассники были одеты необычайно красиво, как всегда это бывает на 1 сентября: строгая чёрная форма, белая рубашка со всевозможными рюшечками, бантиками, и так до бесконечности, либо же без них, но это скорее относилось к самим родителям, нежели к их детям. Дети же, в свою очередь, были взбудоражены и напоминали бы радостные попрыгунчики, если бы не их «мама-папа-дедушка-бабушка-тётя-дядя-и-чей-то-родственник», постоянно одёргивающие своё непослушное чадо. Вот где-то заплачет ребёнок — испугался толпы и общего шума, наверное. Рядом с ним уже стоят утешители, а минут через пять он снова вольётся в общий ритм радости и праздного любопытства. И вот они все стоят одним длинным рядом, смотрят друг на друга, на тех, с кем им предстоит несколько лет учиться. Родители фотографируют их издалека, думая: «А ведь ещё совсем недавно они пошли в детский сад… Как же быстро летит время». И эта лёгкая грусть не в силах перебороть гордость родителя, не может опечалить этот знаменательный день: сегодня их ребёнок стал школьником. Сами же школьники смотрят на «взрослых детей», то есть, старшеклассников напротив, искренне недоумевая, почему те так сильно не радуются этому солнечному, замечательному и прекрасному дню? Они замирают в ожидании, волнуются, когда мимо пройдёт длинный-длинный мальчик с маленькой-маленькой девочкой и дадут первый звонок в их жизни.

Старшеклассники же, стоя напротив них, на расстоянии нескольких метров, чуть посмеиваются: «Эх, ребятки, радуйтесь этой сказке, запоминайте этот день, пока он не стал ежегодной обязанностью, означающей конец отдыха и каникул…».

*

Детство не кончается, когда ребёнок заканчивает детский сад и идёт в школу. Детство продолжается. Юности время ещё не закончено, однако появляются новые правила, более строгие и подразумевающие дисциплину, прописанную в уставе школы. Но почему-то воспоминания о первом классе даже сейчас навевают лёгкую ностальгию, и, думаю, это оттого, что через каких-то два с небольшим года я достигну возраста, когда человек признаётся полноценным членом общества, который должен продолжить своё обучение в высшем учебном заведении, потом устроиться на работу… Детство окончательно канет в воспоминания, максимализм уступит место рационализму, порог совершеннолетия будет пройден. Признаюсь, это немного страшно. Как страшно всё неизведанное, далёкое, но и одновременно катастрофически близкое. Я не могу точно вспомнить все даты и события, но первый класс помнится мне отдельными яркими картинками, на которых изображены мои одноклассники, ныне либо ушедшие в другой класс, либо же в другую школу, переехавшие в другой город; мне вспоминается мой первый учитель, родители, которые ждали меня возле школы; мне вспоминается первая «лучшая» подруга, которая теперь просто «хорошая одноклассница». Мне вспоминается… я. Эта девочка, наивная, глуповатая и добрая, которой пока не интересны вопросы ни о людях, ни об обществе. Мне вспоминается время, когда всё начало меняться: первые предательства, ложь, обман. Не передать чувств, которые обуревают меня: все они напоминают нескончаемый горько-сладкий поток, состоящий из воспоминаний, событий и имён тех, кто так или иначе изменил меня. За это им не скажешь «спасибо», но и лелеять в своём сердце удушающую своей чернотой ненависть я никогда не стану. Ненависть не приносит ничего хорошего. Она просто постепенно сводит человека с ума.

Нужно уметь пользоваться своим детством, даже находясь в начальной школе. Это то время, где самое серьёзное правило — учись, умножай, вычитай, складывай, дели. Веселись, улыбайся, смейся, совершай глупости — пока ты ребёнок, — вздохнув, взрослые тебя простят.

Не думай о серьёзных философских вещах — они тебе пока не нужны. Делай то, что получается у тебя лучше всего — играй в детство.

Запись четвёртая. О школе и подростках

Homo homini lupus est.
Человек человеку волк.
Ли Виксен «Охотник на волков»

Переходя в пятый класс, заканчивая начальную школу, маленький человек уже начинает терять детские черты: они уступают место поведению, которое ближе к подростковому. Ребёнок, нет, скорее «полуподросток», стремится доказать свою значимость и то, что он уже «полноправный взрослый». Это перемежается с частицами всё ещё детских взглядов, и получается дикая, неуправляемая смесь. И тут стоит пожелать лишь искреннего терпения тем, кто пытается эту «смесь» обуздать.

Нельзя сказать, что «полуподростки», сохраняя доли ребячества, продолжают вести себя так же, как и в начальной школе. Признаться честно, период пятых-шестых классов никогда не был моим любимым. Да и сейчас, вспоминая себя в ту пору, становится стыдно за собственное поведение, когда понимаю, как сильно я и дети моего возраста перегибали палку по отношению друг к другу.

Наверное, есть то, что я особо не люблю в этот период, — двуличность. Она, конечно, присутствует на многих этапах развития человека, но всё же именно в это время двуличность у многих буквально достигает своего апогея. «Полуподростки», пользуясь тем, что их всё ещё считают неразумными детьми, творят за спиной взрослых порой просто омерзительные вещи. И более всего встречает моё негодование тот факт, когда взрослые им безоговорочно верят, стоит тем ткнуть пальцем в «виновного» и горестно заплакать крокодильими слезами.

С каждым годом «новое поколение» меняется. Всё чаще я сталкиваюсь с неуважением, оскорблениями, нецензурной лексикой и многим-многим другим, произносимым устами пятиклассников, шестиклассников, из раза в раз приобретающим всё более ужасающие формы. Однажды, стоя неподалёку от скопления «полуподростков», за которыми не следили взрослые, я увидела нечто, отчасти потрясшее меня: в этих маленьких людях было столько жестокости, столько какого-то весёлого садизма по отношению к своим же ровесникам, что это вызвало оторопь. Тогда я словно увидела каких-то нелюдей: в их движениях присутствовало что-то нечеловеческое, такое, что можно сравнить лишь со звериным, с животным. И особенно запомнился взгляд самой маленькой девочки: такой злой, свирепый, ненавидящий…

Мне становится грустно за этих детей. И ещё больше — за их родителей. И это даже не возмущённый возглас «Куда они только смотрят!», нет. Дети — это зеркало поведения своих мам и пап; это зеркало отношения к ним. Когда я иду по улице, мой взгляд часто зацепляется за молодых мам с колясками, чьи лица всё ещё хранят незрелость. Я вижу отцов их детей — таких же молодых, совсем недавно окончивших школу. И этого не понимаю. Что может такой родитель дать своему ребёнку? Что будет делать ребёнок, когда его родители вспомнят, как они молоды и не познали всех прелестей жизни? Почему в обществе крепко сложилась мысль, что главное в жизни девушки — родить? Или почему нас многие забывают научить планировать свою жизнь и не совершать глупых, необдуманных поступков? Мне кажется, прежде, чем заводить детей, нужно получить полное образование, найти постоянное место работы с хорошим заработком, купить квартиру, устроить личную жизнь, дать волю своим желаниям, устремлениям, — только после этого жениться, выходить замуж, рожать и так далее, когда ты уже сформирован как полноценная и успешная личность.

Отучившись в пятом и шестом классе, подросток переходит в седьмой, затем в восьмой и девятый. Мне бы хотелось совсем немного написать о девятом как завершающим порог средней школы.

На данном этапе, заканчивая учебный год, я собираюсь поступать в десятый класс. Оглядываясь назад, я вижу, как менялись люди вокруг меня, как менялась я, как все мы узнавали для себя что-то новое, разочаровывались и верили, смотрели и судили, были судимыми и оправданными. Всего не счесть. Отпускали и находили, теряли и создавали, — мы постепенно прощаемся с детством, как бы это не было печально. Когда я только перешла в среднюю школу, у меня вызвала недоумение традиция делать в конце года для одиннадцатиклассников «день детства». Этот сумасшедший день, где взрослые парни и девушки одеваются в детские костюмы и бегают с дикими воплями по школе с водяными пистолетами. Лишь став старше, понимаешь его суть: она в тёплой ностальгии и грустном «прощай». Не успею оглянуться, как сама стану так же резво бегать, совершая благое правосудие над «провинившимися»…

В девятом классе нельзя сказать, что подростки становятся тихими и примерными: они как неуправляемая стихия, которую учителя-родители-кудесники пытаются остановить. Но где уж там! Ведь стихия неподвластна роду человеческому с его скучными законами и порядками. Стихия сама диктует правила (хотя их в большинстве случаев никто не слушает).

Говорят, что людям свойственно меняться.

Но я не знаю, произойдёт ли это со мной в последующие два года.

Я не знаю, случиться ли за эти два года что-то важное, навсегда изменившее мою судьбу.

Но, знаете, я надеюсь, что всё свершившееся обязательно будет к лучшему.

Запись пятая, заключительная. О странном и неизведанном

Всё умирает на земле и в море,
Но человек суровей осуждён:
Он должен знать о смертном приговоре,
Подписанном, когда он был рождён.
Но, сознавая жизни быстротечность,
Он так живёт — наперекор всему, —
Как будто жить рассчитывает вечность,
И этот мир принадлежит ему
С. Маршак

Однажды настанет время, когда двери одного из высших учебных заведений раскроются, отпуская своих выпускников покорять новые вершины. Однажды рядом с этими выпускниками встану и я, и мои одноклассники, и все, с кем мне довелось общаться. Мы станем песчинкой в огромном, как океан, мире, станем полноценными гражданами своей страны. Что нас ждёт — прикрыто завесой тайны, ведь человек сам творит свою судьбу.

На протяжении всей моей работы я неоднократно упоминала понятие «общество». Но как я понимаю этот термин?

Общество — это то, что нас окружает. Как окружают нас растения и другие естественные элементы, в совокупности образующие природу, которая, соответственно, окружает людей на нашей планете. Только в нашем случае составляющей являются люди, среда, в которой мы живём. В дикой природе подобное называется «естественная среда обитания».

За весь мой пятнадцатилетний (почти шестнадцатилетний) опыт моё суждение об обществе неоднократно менялось. В лучшую, в худшую сторону. Сейчас же я пришла к выводу, что судить общество в одном из двух контекстов — хорошее или плохое — невозможно. Потому как общество — целое из составляющих, каждое из которых индивидуально — то есть, состоит из множества неповторимых личностей со своими недостатками и плюсами. Что плюс, что недостаток — есть дело отдельное. Один человек убивает, второй — созидает, третий — потребляет. И так до бесконечности.

Если объединить всё вышесказанное, то получится, что я отношусь к обществу как к чему-то, что может каждое мгновение меняться. И, в целом, в нём всё чаще собираются обширные «группы», которые порождают не самое верное мнение и распространяют его. Простым языком это называется «стадным инстинктом»: обесценивается уникальность личности с её собственным смелым мнением, теперь она становится кривой копией кого-то, а тот — кривой копией кого-то третьего. «Шаблонность», очень нелюбимая мною.

Также одной из самых распространённых черт нашего общества является осуждение. Например, неприязнь верующих к атеистам и наоборот. А сколько войн и распрей зарождалось на этой почве — не счесть. В этом проявляется наша истинная эгоистичная натура: «Всё, что делаю я — неоспоримо и правильно». Это даже не проблема, нет. Это, к большому сожалению, то, с чем рождается человек и с чем умирает: его истинная сущность. В одной из трактовок понятия «человек» присутствует такое краткое и точное определение: человек — это социальное животное. Самое прозаичное состоит в том, что люди, кто выбрал правдивую модель поведения, не скрывающую пороков, интенсивно осуждаются теми, кто более «социален» и лжив.

Вторая составляющая общества, угнетающая меня, — склонность к патриархальному строю. Где женщина должна блюсти покорность, скромность, кротость, в то время как некоторые «мужи Отечества» пользуются этим и живут, и ведут себя так, как может, наверное, не каждый истинно зверь. Отсюда и появляются ярлыки «жирная», «тощая», «тупая» и тому подобное. При всём видимом равноправии женщину часто ставят на ступень ниже, зарождают в ней комплексы, а при попытке смело заявить о себе появляется осуждение и пренебрежение.

Когда-то давно люди смотрели в небо и мечтали летать. Когда они полетели, им захотелось покорить Космос. Когда Космос был покорён — они стали развивать оружие, которое наводило бы страх на другие народы. Нам всегда мало того, что мы имеем. Гонимся за иллюзиями, за мечтами, за властью над себе подобными. Истина людей — это их жадность и алчность. Не могут сильные чувства сводить нас с ума так, как это делают деньги, много денег, появившихся за короткий срок. Мы расточительны — и вместе с тем хотим больше, больше и больше, в конечном итоге просто теряя всякую человечность.

Потерявший человечность и ослеплённый жаждой наживы человек становится преступником. Он теряет грань дозволенного, полагая, что в мире всё можно уладить за деньги. И это уже в самом прямом смысле не человек, а только его жалкая оболочка.

*

Как и в дикой природе, люди борются за выживание и своё «место под солнцем». Они меняются до неузнаваемости в течение всей своей жизни. Кто-то предпочитает жить спокойно и шаблонно, кто-то — вопреки всем стереотипам и в постоянном движении.

Мир не без хороших людей, как и не без плохих. Но без зла не было бы добра, а без добра — зла. Мы можем плакать, обижаться и кричать о несовершенстве мира, а можем стать сильными. Мы носим маски, сотни, тысячи масок каждый день. Наша жизнь — вечная борьба. Снимая «розовые очки», принимая реалии такими, какие они есть, мы сможем выжить.

Наша жизнь — непредсказуемая игра.

Но знаете, я всё-таки люблю этот праведный и порочный, добрый и злой, справедливый и жестокий, этот прекрасный, таинственный мир.

 

Рассуждения о войне

Тебя удивляет оружие? Оно было. А потом закончилось. И в ход пошли камни. Одни отбивались от других закидывая камнями. А потом, когда закончились и камни в ход пошли мертвецы. Тебя смущает спокойствие с котором я об этом говорю? Когда интересуешься историей стоит принимать и такую ее сторону. Самое страшное я расскажу Тебе после. А сейчас, пока мы не поднялись наверх. Эту картину написал врач, что видел все это Своими глазами. И он познал на своей шкуре милосердие женщин и детей, что таскали припасы… Да, это еще один из ликов войны. Перед тобой «Шипка-Шейново» Верещагина. Да, он был врачом, а не художником.

Ты прошел. И я обещала тебе завершение Этой истории. Ее финал горько-сладкий как и любой другой войны. Освободительная война закончилось. Тебе холодно? Уже не так? Ты стоишь на вершине. И видишь прекрасные просторы. Небо все так же сливается с горами, лишь ветер, что стал жестоким и пронизывающим. Ветер ли? Османы пали, что привело к краху Их Империи. Гонка двух держав закончилась. И более мелкие государства стали создавать коалиции. И постепенно это привело к Их Столкновению. Тогда на одной из сторон ефрейтором служил Художник, чей талант не признали. Российская Империя распалась и на ее месте появился Союз. А художника посадили. Позже он пришел к власти и сделал из Этой Земли, Болгарии, Аграрную Колонию. И началась новая Бойня. Но та бойня закончилась. И русские вновь освобождали Мирный и Гостеприимный народ. И, во время одного из сражений, они наткнулись на древнюю гробницу. Следы Того Самого Народа, Тракийцев, что жили до…
Теперь же Ты можешь насладиться минутами Мира и Спокойствия. На Шипке все спокойно….

Кровь на снегу

О сражении за перевал Шипка

На болгарской земле жили множества народов, Тракийцы и Элины, Римляни и Протоболгары, Тюркские Ханы и Османские Владыки. Видишь все это. Словно на вершине мира ты созерцаешь бескрайние горы, что порыты хвойным лесом. Небо, бескрайнее и чистое. Там на горизонте оно словно становится частью облаков.
Ты поднялся по сотням ступеней и теперь видишь монумент на вершине. Вход его повернут на север, над входом, словно вечный страж, стоит Лев. Этот, как и Роза, всегда будут принадлежать этому гостеприимному и трудолюбивому народу, что встречает гостей под Виноградной Лозой. И Роза, И Виноград кормят болгар, а Лев… Лев Хранит вход в Храм Мертвых и Памяти о Них.
Ты поднимаешься выше к монументу и все больше тебя пронизывает холод. Небо по прежнему ясное, а ветра почти нет. С каждым шагом ты перестает чувствовать. Ты подходишь к входу в монумент. Огромный бронзовый лев смотрит на тебя, словно оценивая свой ты или чужой. Бронза уже покрылась зеленым, но само место продолжает помнить. Земля помнит. Огромные камни начинают давить на тебя и ты вспоминаешь дату: 27 июня 1877 года. Русская освободительная армия переправилась через Дунай.
Это одна из первых дат летописи, что привела к бойне. Любая война – это бойня, что названа другими именами. Оборона, осада, штурм, контр-атака… Это ложь. Этой ложью пользуются обе стороны, но лишь победитель дает ей красивые имена: тактика, стратегия, военная хитрость. И от того как человек поднимает оружие против врага, насколько четко он выполняет приказы, насколько остается человеком – лишь это показывает Лицо Его Правителя. И вот ты видишь картину, написанную одним из солдат. Он был военным врачом и это не единственная его война.
— Ваш билет, — пожилой болгарин надрывает бумажку, и ты заходишь внутрь. На тебя смотрит огромная женщина с поднятым мечем. Игра света и тени заставляет тебя замереть в ожидании. Ее коже белая, как снег, а глаза пустые и безжалостные. И лишь спустя долгие секунды ты понимаешь, что она высечена из камня. Богиня победы. Ты уже забыл, что это все в Долине Роз, где в июне проводится конкурс красоты у болгарских школьниц. И забыл красивую легенду о том, почему Роза стала символом Болгарии. И едва помнишь, что Шипка в переводе с братского языка – шиповник. В голове твоей сейчас лишь цифры. 19 июля. Отряд Гурько овладевает Шипкинским Перевалом. Болгарское ополчение. Столетов. 7 500 тысяч человек. Русские и Болгары.
Сулейман-паша 27 тысяч, 48 орудий, резерв. Не дать соединиться с Османами. Северо-восток Осман-паша. 27 августа, 1877 пролилась первая кровь. Думаешь твой бог плохо защитил их? Все еще хочешь знать чей бог оказался сильнее? На поле боя царствует лишь одна богиня, что стоит позади каждого с серпом и перерезает нити жизни. А ей на помощь приходит сама природа. Не веришь? Тогда посмотри вниз. Там под четырьмя спящими львами покоятся те, кто познал это на своей шкуре. Ты не сможешь спуститься к ним и поговорить с их костями. Здесь лишь ступени наверх. И ты поднимаешься в первый зал и видишь одну из картин неизвестного тебе мастера.

Ну упс…

— Привет, я тут немного дизайном увлеклась и стала админить группу по магии и колдовству….
— Ты ж атеист и ни во что не веришь… Стоп. Что ты там вообще делаешь?
— Админю и сказки пишу. Ну, я просто тракийцами увлеклась, и для меня это больше конспекты…
— Оля ты взрываешь мой мозг! Ааааа…
— Ну, упс…

Речь возрождённого

В этом мире стало слишком много материального. И сегодня я, благодаря одному мудаку я в этом я в этом убедилась еще раз. Люди зациклены на красивом теле, айфонах и украшениях.
А я зациклена на честности, искренности, красоте природы. И мне гораздо важнее, человек из далекого города поддержал меня в трудную минуту, хотя толком мы с ним и не знакомы.
Я не привыкла к такому. Потому что никогда не считала, что чем-то стоящим. Хотя стоить это может порой и самой жизни. Когда ты устал и стоишь на балконе, смотришь на пепел летящий вниз. А потом возникает мысль: интересно, а что будет, если стать пеплом и полететь вниз». Тогда становится страшно. Кто-то называет это состояние депрессией, кто-то «не с кем смотреть на звезды». Но сейчас не о том.
Я никогда не стремилась продать свою честность, искренность, доброту. Но мне важен человек, который это действительно ценит. И я видела таких людей, теряла таких людей. И не хочу потерять их. Мне проще с такими. С котором можно тет-а-тет послать друг друга нахер, а на следующий день вместе ехать вместе на достаточно дорогой личностный тренинг.
А еще больше ценности таким людям добавляет их интеллект, чувство такта, терпение и понимание. И я готова им простить многое. В любом случае мы похожи и мы друг друга поймем. А если нет, то попробуем. И если у нас не получится, то мы просто скажем друг другу: «Удачи, я многому у тебя научился». Именно таких людей я определила для себя как живых, достойных. Потому что они появились в моей жизни и наши пути пересеклись. И это не только реальная или виртуальная жизнь. Такими были многие известные личности, биографии которых я изучаю.
Но есть и то что я ненавижу. Это трусость. Я не говорю за спиной, не пишу за спиной про людей, которыми входят (входили), казались мне достойными. Если пишу, то прямо и говорю только тем, кто может это передать. И если ты принял это на свой счет – значит согласился с этим. И это стало правдой. Твоей правдой. Мы разные, но мне было чему у тебя поучиться. И научилась большему, чем ты думаешь. И рано или поздно мое терпение кончится и я тебя похороню. Морально. Для себя. И буду проводить вечер в компании Дали, или изучая Мир Льда и Огня. Я найду чем себя увлечь. И я не собираюсь скрывать эти вещи. Это танцы, искусство, книги, дизайн и люди. Настоящие и живые. Например, прорабатывая сейчас тему архетипов я сделала пару набросков для своей книги. Или цикла рассказов. Просто я умею жить и по-настоящему ценить время. Так что, если мы похожи хотя бы а этом. Я не знаю, что ты приобретешь, но точно знаю, что ничего не потеряешь А если ты тупой трупик, то сиди и думай, о том, что все вокруг непонимающее дерьмо, а мне пора на танцы.
ПС: а еще этим постом я поймала настоение для танцевальной связки. Твоя готичная танцущая сучка!

О Ницше и цитатах

Я сталкивалась с работами Ницше в рамках моего обучения на псих. факе. Но больше я запомнила его по цитате : «И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя». Да, это емко, пафосно и поэтому полюбилось стаду. И стадо не понимает и не осознает полностью ее смысл, ставя,  тем самым, цитату на поток.
Но у нее есть начало. Более важное и емкое.

«Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем».

Если проще, то «когда борешься со зверем – не превращайся в зверя. Помни, что ты человек».И так я вижу ее сейчас, когда работаю над статьей про «Архетип Юнга». И Это действительно так, потому как человек это творец природы и он имеет в себе еще и животное начало. И лишь разум отделяет его от животного. И это нашло отражение в мифе про Лабиринт Минотавра.

Юнгианский психоанализ рассматривает миф о лабиринте как один из архетипов. Точнее именно он служит основным его компонентом. Сооружение «без выхода», куда попадает второй компонент Тезей. Третий компонент — тень — это голодный мутант Астерий («звездный»). В народе известен как Минотавр. Можно еще выделить Ариадну, которая взяла волшебный клубок (знание/вера) у Дедала (мастера/шамана). И эллинский миф приобретает иной смысл. Становится виден путь искателя в этом мире, где легко заблудиться*. И бой человека с собственным звероподобным Я, с собственной тенью.
Лабиринт, как символ, встречается на протяжении веков. В мифологии один из ярчайших примеров эпос о Гильгамеше. В современной литературе это несомненно Борхес «Хвала тьме». Ах да, перед вами «Тезей и Минотавр» Антуана Луи Бари (1843г), которые живут в Музее им. Пушкина

Но тогда я была на втором курсе и знала про архетипы меньше. И скорее всего поняла это так: наше окружение влияет на нас и чем ближе мы подпускаем к себе друзей, тем большее влияние они оказывают на нас. И важно помнить что ты – это не твой друг, а отдельная личность и вовремя сказать стоп. Чтобы не потерять себя.

Но тогда я была лишь на втором курсе, а сейчас пишу статью про архетипы:)

Человеческое и Людское

Вновь перечитывая «Государя», я понимаю его отношение к людям (большинство\стадо). Да, люди дурны по природе своей и трусливы. Люди бояться мести и ищут выгоду. Оттого и видят это в делах Человеческих. Когда же пред ними предстает отличный от них хоть чем-то, то люди боятся ещё больше. Это уже рефлекторно (я нашла это в этнологии). Одно дело говорить правду и совсем другое говорить свою правду. Если я считаю тебя трусом, то я могу обосновать почему я так считаю. И это будет моя правда. Мое видение тебя. И это всего лишь мое видение тебя в данный момент. Я не знаю причин, по которым ты так себя повёл. Но раз ты повел себя как трус, то эти причины были. И я не стану доказывать каждому это. У них своя правда и своё видение. Такова отчасти природа людей. А я Человек. И сегодня познакомилась с ещё одним Человеком из далекого города) И я точно уверена в том, что если наши пути разойдутся, то мы поговорим и будем вспоминать друга тёплыми словами хотя бы из-за общего интереса к истории:)

Как написать статью за 1 день

1. Несколько человек:
— человек который пишет
— человек, для которого пишет. Для меня это в первую очередь человек, к которому относишься с глубоким уважением за его доброту и человечность. А высокий интеллект, чувство юмора и, то что он редактор журнала — приятные бонусы)
— человек_который_бесит. Здесь должен быть человек с высоким интеллектом. И обладать одним качеством: выпендриваться больше чем ты. А если он ещё и косякнет, то все. Можете смело записывать его в музы. Дальше от него требуется только одно: бесить. И чем сильнее тем больше. Главное, чтобы был в поле зрения. Если перестаёт бесить, то можно устроить ему маленькую паранойю с переоценкой ценностей. Но, не до суицида и дурки) а то нового искать придётся)))) да и не гуманно это (см пост про музей истории телесных наказаний)
2. Собственно тема. Основная. Желательно, чтобы до вас о ней мало кто знал. Например, тракийцы. Вот вы про них слышали? Нет. И не услышите, если в следующий журнал ‘Апокрифа не загляните». Ну и лайтовая тема типа «Архетип лабиринта в различимых культурах на примере блаблабла»
3. Упороться кофе. Или чаем. Но не бухлом. Да, абсент с зелёным чаем — это прикольно, но после него не все утром восстают) И не просто упороться, а в край. Чтобы в 4 часа искать рос ли кедр на территории Азии в период правления последнего великого ассирийского царя с именем, которое сложно не то чтобы запомнить, а просто прочитать.
4. Дня спать и видеть упоротые сны.
5. Заняться днём работой. Иногда мозг должен отдыхать от тракийцев и архетипов
6. Понять, что ты уже неделю выясняешь где рос кедр
7. Лечь спать 8. Проснуться и написать кому-либо сказку. Для себя конспект (см. Сказки про Болгарию на моей стене)
9. Перестать писать эти дурацкие правила, выпеть чай и сесть наконец за статью.
10. Перечитать все пункты и ак*еть от количества грамматических ошибок:)

Как стать Сатаной

9 советов от Папы Римского Александра 6.

  1. Римский Папа Александр 6, до принятия сего сана был известен как Родриго Борджиа. Об этой династии ходили слухи, а может и не слухи, как о кровосмесителях, отравителях, влиятельных интриганах (далее говнюках).

Так что, совет первый. Родиться в семье Борджиа и с гордостью принять все народные титулы. По-русски говоря: ты Борджиа, а значит ты говнюк по праву рожденья.

  1. Хорошо, раз ты имеешь репутацию говнюка, значит тебе дозволено вести себя как говнюк – никто ж не удивится. А вот если сделаешь что-то хорошее – удивятся и станут злой умысел искать. А если не найдут, то придумают. А если не придумают, то скажут — не было такого.

Короче, раз родился говнюком, то можно иногда себе слабости позволить. Там заговором пригрозить, или ядом. Большинство в это точно поверят.

  1. Любить женщин. Нет, вы не подумайте ничего плохого, женщины – это высшее тварение природы. Их надо любить, беречь, уважать, а некоторым еще и платить. Здесь наш, Родриго сумел отличиться и, будучи кардиналом, как и все любил женщин.

Любил слишком сильно, и, ходят слухи, умел. Причем настолько, что дое… (ну, вы поняли). Подробности описывать не стану, просто Пию 2, который на тот момент папский престол занимал, пришлось издать: «специальную буллу, запрещавшую лицам духовного звания держать кабаки, игорные дома и… бордели».

То есть, до этого было можно. Но, из-за нашего друга, Родриго, запретили. Здесь, я думаю, многие кардиналы и прочие духовники сильно обиделись.

  1. Взойти на папский престол путем интриг, крови, ядов и тайных заговоров. Может конечно его действительно было за что выбрать, но он же гов… Борджиа!
    Здесь аж цитатку скину:
    «Историю Италии» Гвиччардини: «Известно, что король Неаполя, узнав об этом, пришел к королеве, своей супруге, со слезами на глазах, чего не бывало с ним до тех пор никогда, даже в минуту смерти его ребенка, и сказал, что избран папа, который станет погибелью его страны и всего христианства»
    То есть, то что неапольский король чучела из поверженных врагов делал – это нормально. Да и с Миланом он не в очень хороших отношениях был. А Родриго в более теплых.
    Прям грех – не верить такому королю!

Теперь помимо нового имени, нашему герою и новые титулы достались:
Родриго Борджиа, он же Папа Александр 6, он же «БыК, он же «Сатана в папской теаре», он же…

  1. Ну ок. Стал Папой Римским – переехал в Рим (к тому моменту война между Папой и Анти-папой была закончена, но это отдельная история). Переехал в Рим, надо обустроиться, город вычистить, порядок навести. Как? Правильно, раз нет военной силы (Романья тогда была раздроблена), а духовенство тихо ненавидит, остается опереться только на народ. И действовать по пути закона, а не силы. Деньги, благо, на это были. Ну он и централизовал судебную власть, заодно наемников выгнал, жалобы от простого, и не очень, люда выслушивал. Заодно и еретиков без суда и следствия запретил сжигать. Чем и заслужил неощутимую поддержку местных сектантов и стал еще большим говнюком.
  1. А вот про интрижки с Францией, Миланом, Флоренцией я рассказывать не буду. Там все нудно и не совсем понятно. Короче, кто, как, с кем, в каких позах, за что, кого — я точно не помню. И про венецианцев тоже. Могу сказать точно: он во время всего этого потерял ценного «гостя» от Османов.
  1. Ну вроде все наладилось, во Франции король новый, сын нашего говнюка получает титул, землю и жену. И пошел в провинции римской порядок наводить. В стиле Борджиа. В смысле воевать, но расчетливо и жестоко. И навел.
  1. И все бы хорошо, но так сложилось, что Александр 6 умер, его сын тоже недолго протянул. А на папский престол взошел другой папа, при котором и начался истинный рассвет Вечного Города.
  1. Здесь все просто. Не делай выводы о человеке только по его репутации или по одному его поступку.
    И попробуй переосмыслить поговорку: «Что дозволено Юпитеру, то недозволенно быку».

А над остальными выводами думайте сами.

Ах да, это была часть истории Сатаны в папской теаре. Кто об этом сказал – я не помню. Но этому человеку точно поверили…:)

 

О любви…

Я слышала о тебе раньше, но не предавала значения. Не испытывала ровным счетом ничего. Потом я приехала и увидела тебя впервые. Через какое-то время я поняла, что влюбилась. Приехала во второй раз и поняла, что все еще влюблена. И наслаждалась тобой. А теперь я скучаю по тебе. Ты – моя настоящая любовь и постоянно всплываешь в моей памяти. Ты бываешь разным. И я хочу верить, что мы еще встретимся.

Впервые я увидела тебя днем или вечером, я не помню. Но я слишком хорошо помню прогулки по набережной. Наличие людей и сильная жара подпортили настроение немного. Чайки звучали сотнями сотнями голосов от пронзительного крика резанной кошки до безумного хохота шамана. Я шла по набережной и увидела дерево с огромными красными цветами. Это был гранат. Я пошла дальше, ближе к тебе. Я боялась. Я с детства боюсь воды. Приблизилась к тебе, аккуратно ступая. Я не помню о чем думала, но ты было очень холодным и я любовалась на тебя с берега все десять дней.

Да, я буду повторять это тысячи раз. Я скучаю по тебе. Прогулки по набережной и цветущие гранаты. По крикам чаек и этому запаху — запаху моря. Днём ты спокойное, Ласковое, как говорят болгары. Ты даровало этому народу пищу, даровала ему жизнь. И днём я могу сидеть в ресторане и, попивая красное сухое. Я наслаждаюсь легким шумом прибоя, скалами вокруг Святого Власа и мягкими облаками. В золотистом свете заката я иду в Новый Город (Несебыр) и жду полуночи, когда люди уснут или будут заняты более важными делами.

Вот наступает ночь. И я вновь, тайно, спешу к тебе. Теперь уже в Старый  город, что раньше был островом. На входе уже умолкла волынка. Я пробегаю старые улочки, торговые лавки закрыты. Лишь кот, что кажется в тени серым, знает что здесь кто-то ещё. Быстрым шагом дохожу до пляжа, ночью здесь нет людей. Теперь под серебристый луной ты стало Чёрным. Машина смерти, что переворачивала корабли и убивало. Шум волн слышен все сильнее, белой пеной отражаясь у моих ног. Вода полностью чёрная, небо синее, почти черное. Дымчатые перьевые облака застыли. И лишь бледная Селена и мерцание звёзд дарят немного света. Ты, море, дикое, неподвластное, бушующее и одновременно ласковое, дарующее жизнь. Ты стихия, что никогда не покорится людям. И я влюблена в тебя до сих пор.

Обращение к ушедшему

Ты умер. Умер много лет назад. Тогда я еще была подростком и, кажется, верила в Христианского Бога. Но я видела как онкология пожирает тебя, слышала как ты кричишь от боли, а Второй Человек – молится своему Богу о твоем здоровье. За три дня до твоей смерти мне приснилась зима. Вокруг был мягкий и чистый снег, к нам (к тебе и мне) подошла женщина с оленем. Молодым и безрогим, от него исходило свечение, а вот лица женщины я не запомнила. Помню лишь, как умоляла ее не забирать тебя. Но она не слушала и велела мне остаться. И я стояла там, была метель и ощущение внутреннего холода и пустоты. Через три дня ты умер. А на следующий день я узнала, что второй человек перестал молиться о твоем здоровье и стал молить о том, как будет лучше для тебя. Я не помню как сидела и играла в карты с тобой, как заставляла тебя кушать. Я помню лишь, что должна была сделать больше. Но ты жив, жив на фотографиях и в моей памяти. Я помню твой взгляд, помню как мы ходили на рыбалку и как ты постоянно матюгал меня за грязь. Ты часто снился мне тогда и теперь. Я не знаю, что ждет меня за чертой. Не знаю, в какой ад я попаду, останусь ли в чистилище или вырвусь из колеса Сансары, ты жив только для меня. Я хочу помнить это. Мне больно, но я все еще учусь жить без тебя.

Исповедь эгоиста

Так сложилось, что я люблю себя. И у меня есть только я. И все что я делаю — делаю только для себя. И этот пост я пишу тоже для себя, почему именно пишу — не твое дело. Да, это грубо, но достаточно честно. Я могу поспав пару часов пойти на работу, потом на тренировку и успею почиать. Как я это делаю — не знаю. Я просто делаю.

Что мне было нужно теперь?

Найти себя и нужных мне людей. Которые знают свою стоимость. То есть знают, что такое честность и какой ценой дается это знание. Как — это не важно. Знают, что такое трудности и сумели их пережить. И знают цену любви. Здесь слишком личное.

PS: если ты дочитал до этого момента. То либо читай дальше, либо… Делай что хочешь. Ты перестаешь иметь для меня значимость.

А теперь вкусное. Я живая. Да со своими косяками, таракашками и восприятием мира. И я знаю, что значит «некуда», «некому» и тд. И я эгоист. Делаю — значит мне надо, значит ценю, значит зацепило. Я не волшебница, я просто обычный живой человек. И у меня может не получиться. Почему не знаю. И я не знаю, что получится. Но я знаю, что за свои действия в первую очередь отвечаю только я.

Этот пост написан как извинения за мои косяки. И будет скинут паре людей, перед которыми сильно косякнула. Что дальше — не знаю.

Я на треню по танцам, потому что мне это важно.

PPS: если что пиши. Ты, да именно ты, который дочитал до конца. А кто ты и что получится — покажет только время)

Право атеиста

Ты хочешь поговорить со мной о Боге? Своем Боге? И ты явно веришь в него, хотя может просто прикрываешься. У меня тоже есть вера. Пока это вера в науку. Но я не поклоняюсь Большому Взрыву и не говорю с людьми о теории эволюции. Не так давно, в час отчаяния я пошла в мечеть. И ходила туда. Мне там спокойно. И умоляла Мусульманского Бога помочь мне. И мне кажется, что он услышал и помог, но по своему усмотрению. И я задумалась о том, чтобы принять Ислам. Но я не хочу делать это так:
1. Ради любимого или его родителей. Я не позволю собой манипулировать в вопросе веры.
2. Бежать в Ислам. Многие в отчаяние или потеряв все ищут место, куда можно приткнуться. Некоторый из них бегут в религию словно побитые псы. Используют заповеди, каноны и строки священных книг дабы прикрыть свою попу. «Все во имя веры».
Если я решу жить по законам шариата – об этом никто не узнает. Вера – это слишком личное. И ответ мне держать только перед Всевышним. И пусть собаки сбиваются в стаи. Мне больше нравится гордый лев, который не трогает иных зверей. Но если на его территорию зайдет тигр, лев кинется в неравный бой. И проиграет. Я не лев, чтобы делить территорию Я атеист.
3. Так сложилось, что я живу с атеистом. И приняв ислам, по закону, мне придется с ним расстаться и искать мусульманина. А Это предательство по отношению к любимому. Так что, здесь единственный вариант – жить с неверным, зная, что нарушаю основные каноны.
4. Чтобы стать мусульманкой надо уметь жить по новым законам. А то схема простая: мне хиджаб, тебе баба, а потом приходит дядя «Быт» и такой: «А вот вам посуда, безденежье и дальние родственники.

Так вот. Этот пост был посвящен атеизму и нам нужно право времени. Право, когда мы придем в Храм или Мечеть, или еще куда, не с протянутой рукой, в отчаяние и бегстве, а с высоко поднятой головой и вопросом: Я хочу узнать больше о Вашей вере». А колени приклонять я буду только перед Создателем.
И еще: я никогда не целовала перстень батюшке. Раб не станет целовать руку рабу

Манифест Люцифера

Эти пустые глазницы, в которые можно смотреть бесконечно.
Когда я писал «Историю Одного Костра» 15 лет назад — у меня не было ни свечей, ни кубка, ни черепа. Был шорох крыльев за спиной и тихий голос Черного Архангела. У меня была только любовь к Люциферу в глубине души. И эту любовь я пронес через годы и суровые испытания. И я никогда не отрекался от Него — того, кто так часто по вечерам стоял у меня за спиной, когда я писал стихи, того, кто укрывал меня крыльями, когда я засыпал, того, с кем я советовался во всех делах. зная, что обрету поддержку и помощь. И я свято верил, что Ему все под силам.
И когда мне тычут в лицо, что я, мол, неправильный темный, не настоящий дьяволопоклонник и т.д. Я скажу только одно — идите и батрачьте перед своими бесами, чертями и бог весть кем… гните спину, ползайте перед ними на коленях, молитесь чужим Дьяволам, не находя их в себе.
Я не поклоняюсь Дьяволу. Я вообще никому не поклоняюсь и не служу. Когда Я зажигаю свечи — Я просто остаюсь наедине со своим Духом.
Я идеален для Него. Для Люцифера — Я Его Кадош. Его Посвященный. Он меня готовил, так как принято было в Древних Орденах. Он учил меня тем знаниям, чему учил тамплиеров и розенкрейцеров.
Для Него — Я Совершенный. Я живу для Него.
Для слуг чертей, бесов и других богов — неважно Тьмы или Света — Я никто.
Для Люцифера — я идеальный. И когда мне начинают говорить, что ненавидят меня за проявления света — они ненавидят Его и меня — нас с Ним вместе. Мы неразрывно связаны.
Мало кто поймет — шорох черных крыльев за спиной, шепот, Его шаги, прикосновения, Он постоянно рядом.
И неважно с кем мы с Люцифером сегодня общаемся — кто к нам пришел — Белиал, Асмодей или Иштар, Фрейа или Сетх — мы всегда останемся вдвоем и наедине, как одно целое.
Все уйдут, а мы останемся.
И меня укорять, что я неправильно понимаю Люцифера — неизбежную и неразрывную часть своей очень древней души — это бессмысленно. Ведь они ошибаются жестоко!
Пусть служат тому и тем, кому хотят.
Люцифер — Белый Рыцарь Черного Масонства, вдохновитель древних орденов, воинов и поэтов.
Король Воинов и Кумир Влюбленных.
Кому Он не нравится в Его Свете и Его Тьме — Пусть отойдут подальше от Него и Его Кадошей — Им незачем читать Его Работы, им незачем Знать Его Истину, ведь они не смогут дышать Его Любовью и Жить Его Светом.
Нельзя наливать сладкий нектар в их прогнившие и истлевшие чаши, его нужно беречь для чистых сердец и Совершенных сознаний.
Люцифер — Ангел мудрости, Наставник и Учитель тайных знаний, магии, астрологии.
Чтобы говорить и писать о звездах, нужно своим духом подниматься к их верхам, во сне выходить из тела и путешествовать к ним через эфирные коридоры.
Если этого нет — астральные коридоры бессмыслены.
Люцифер дает знания высшие, запредельные, он водит там, где вообще опасно бродить душам человеческим, он указывает пути, где может пройти только такой сильный и могущественный, как Он.
У Люцифера таинствам можно учиться бесконечно — на любой вопрос найдет Он ответы. Можно говорить с Ним часами, вбирая в себя Его лучистую, бесконечную Память, сверкающую, как чистый кристалл в Его ладонях.

PS Черепа нужны исключительно для постановки потоков. Дух во мне — в Моей Душе, в Моей Памяти, в Моей Воле. Все остальное — лишь средства проецирования Миров Люцифера в Малькут.

2015 г.

Сказки Люцифера — Сатанаил — Змей-Искуситель

Темный Огненный мужской фаллический дух. На астрале отражается в виде черного многоглавого дракона или черно-золотого пламенного змея. Иногда на драконе сидит воин с мечом или прекрасная женщина, в зависимости от того, кто драконом управляет.
Иногда может быть также крылатым и извергающим пламя.
Призывают Сатанаила для дел любовных, различных кар и наказаний. Сатанаил, чаще всего, поражает пламенем то, что ему неугодно, либо окутывает завесами черно-огненного мрака.
С помощью Сатанаила можно сделать любого желанного человека послушным рабом и исполнителем воли и прихотей.
Сатанаил — иудейское имя духа, но дух был известен и популярен во многих странах. Например, в Китае изображался в виде красного или черного дракона.
На Руси был известен как Змей — Горыныч.
Также Сатанаила часто соотносят с древним драконом, на котором восседает вавилонская блудница.
Сатанаил — отец лжи и может самыми льстивыми и сладкими сказками усыпить бдительность любого праведника.
Грех и порок — отступление от Законов Божьих — то, что Сатанаилу мило и приятно. Он с большим удовольствием подведет под самый ужасный грех любого самого чистого и светлого праведника.
Легко запятнает и опорочит любые благие помыслы, во все внесет лепту греха, протеста, отрицания общепринятых устоев.
Своим друзьям Сатанаил дарует смелость, решительность, доблесть и отвагу. Никогда не забывает искренние обращения.
Сатанаил самый близкий и искренний друг Люцифера на пути искушения душ.

23.08. 2015 г.

Назад Предыдущие записи