Газель №282 (Вино я пить, как прежде, снова буду…)

Из Хаджу Кермани
(Вольный перевод с персидского)

Вино я пить, как прежде, снова буду.
Своё под лютню петь я слово буду.

Вновь пламень в сердце воду одолел,
И я искать к решенью повод буду.

Пускать я снова за глоток вина
По ветру свой халат дешёвый буду.

В трактире для приятелей своих
Воспламенять я сердце кровью буду.

Опять искать свидания с тобой
И избегать я мудрых зовов буду.

Глядеть, как поднимается потоп,
Сметая с сердца все покровы, буду.

Я буду пить, как прежде, до утра,
Звать в гости солнца луч багровый буду.

Раскаиваться, что и спал, и ел,
Поспавши и поевши плова, буду,

И прозвище Трактирного Хаджу
Оправдывать всегда готов — и буду!

Воистину священен всякий говор…

Из Хусейна ибн Мансура аль-Халладжа
(Вольный перевод с арабского)

Воистину священен всякий говор
И каждый глас, что Истину поёт.

Да, Чистой Правдой Истина зовётся:
Спасён, кто облик Правды узнаёт.

Глядишь на Правду — Истина ответит,
И время всяким говорам своё.

Коль Истина зовётся Чистой Правдой,
То что с людьми, что не найдут её?

В какой земле бы не было Тебя…

Из Хусейна ибн Мансура аль-Халладжа
(Вольный перевод с арабского)

В какой земле бы не было Тебя,
Коль мнят, что в небесах сокрылся Ты?
Ты видишь, как в Тебя они глядят,
Тебя не видя из-за слепоты.

Аллах! какой бы день ни расцветал…

Из Хусейна ибн Мансура аль-Халладжа
(Вольный перевод с арабского)

Аллах! какой бы день ни расцветал,
Ты сердце мне любовью согревал.

Я никогда не говорил с людьми,
Чтоб из меня им Ты не отвечал.

Ни весел не был Ты, ни огорчён,
Но в сердце с каждым чувством пребывал.

Я воду пил, не жаждою томим,
Но потому, что Ты ручьём журчал.

Хоть на руках, хоть припадая ниц,
Когда б я мог, к тебе бы прибежал…

Дитя, коль ты решил мне спеть, так пой,
Прости, что я жестокосердым стал.

Религия людская — для людей,
Мою же — для меня Ты подыскал.

Равны друг другу все людские души…

Из Абу-ль-Аля аль-Маарри
(Вольный перевод с арабского)

Равны друг другу все людские души
По части заключённого в них зла,
И угнетенье праведной голубки
Не лучше угнетения орла.

Конь скачет под тобою по простору…

Из Абу-ль-Аля аль-Маарри
(Вольный перевод с арабского)

Конь скачет под тобою по простору,
И под луною конь тебя несёт.
Ты бережёшь коня — ведь он так дорог…
А кто голубку от беды спасёт?

Если родина в каждом селенье — тюрьма…

Из Абу-ль-Аля аль-Маарри
(Вольный перевод с арабского)

Если родина в каждом селенье — тюрьма,
То могилы людей — не иначе, твердыни.

Наша бренная жизнь — вереница невзгод:
Сколько грязь ни смывай — сохранится доныне.

Есть деревья, чьи корни погибли навек,
И не стало ветвей, чтоб укрыли пустыню.

Газель №493 (Ни Каабы, ни идолов мы не приемлем, не надо!..)

Из Хакима Саад-ад-Дина Низари Кухистани
(Вольный перевод с персидского)

Ни Каабы, ни идолов мы не приемлем, не надо!
Вашей грусти, идеям чужим мы не внемлем, не надо!

Есть у каждого мненье своё и дорога родная:
Не зовите нас в ваши печальные земли, не надо!

Приходи к нам! Ужель одинокая крепость Симурга
Будет дома родного теплее вам всем ли? Не надо!

Осуди, коль нечистые помыслы, чувства и тело,
А судить, что с Людьми Чистоты ем, не ем ли — не надо!

Побеседуй о лютнях, певцах, барабанах, литаврах,
А внушать мне, что сказки — природу объемлют, — не надо!

Все мечетями смотрятся с виду, внутри же — руины.
Быть мужчина не любит мужчиной затем ли? — не надо!

Говорят, Низари был безумцем. С ума не сходите,
Эту тайну рассказывать людям, не дремля, не надо!

Это ради любви. Не губи, ненасытное пламя,
Мотылька, что летит к тебе, будто на дремлик, — не надо!

Газель №250 (Я омылся в руинах, молился я, пьян…)

Из Хакима Саад-ад-Дина Низари Кухистани
(Вольный перевод с персидского)

Я омылся в руинах, молился я, пьян,
Видел пашню в долинах, всяк пашущий — пьян.

Пьян Адам, Ева пьяная, пьяные дети,
Пьян страдалец невинный, палач его — пьян.

Пьян привратник, Марьям, и душа, и монахи,
Мама с дочкой и сыном, и муж её пьян.

Пьян слуга и портьера, река и сказитель,
Банка, кубок, картины, лес пьян, ветер пьян.

Пьян младенец, преступник, янтарь пьян и ладан,
Шейхи и муэдзины — всяк пьян, каждый пьян.

Пьян и бубен, и дудка, и арфа, и лютня,
Пьян и толстый, и длинный, и средненький пьян.

Пьян и разум, и тело, и чувство, и воля,
Пьян и стыд, и гордыня, нрав пьян, гонор пьян.

Пьян гранат, и вода, и земля, и пространство,
Пьян и миг, и година, день пьян, вечер пьян.

Пьян внутри и снаружи, в мирском и священном,
Пьян и присно, и ныне, и в вечности пьян.

Пьян добряк Низари и его порицатель —
Пьян любовью старинной, ошибками пьян.

Газель №907 (От мирского свободен наш Труд ремесла…)

Из Хакима Саад-ад-Дина Низари Кухистани
(Вольный перевод с персидского)

От мирского свободен наш Труд ремесла,
От забот, коим не было прежде числа,

Похоть с алчностью нас не лишают свободы,
От добра мы свободны, свободны от зла.

Ты видал кипарис, распростёртый над садом?
Мы чужды, как и он, рабской доле осла.

Стар ли, млад — все мы в лодке по жизни кружились,
Но ни стар и ни млад не подаст нам весла.

Девять тайных Небес: эта тайна Творенья
Нам от тайн и творений свободу несла.

Не бери же с собой речи ада и рая:
Правда в том, что в нас вечно свобода росла.

Прежде, друг мой, от слов Низари ты зависел —
Ты свободен теперь: нас свобода спасла.

Восток есть Бог…

Из Кеннета Р. Х. Маккензи

Восток есть Бог,
И Запад — Бог;

Взгляни туда,
Взгляни сюда, —

Куда б лицо ты повернуть ни смог —
Везде есть Бог.

Но искушенье не прельстит,
Сомненье не собьёт с пути,
Ничто покою не претит:

С поклоном обратись смиренным
К Каабы стенам.

Могу ль ещё добавить пару строк?
В чём правда та, что ждёт от смертных Бог?

Не в том, чтоб обращаться на Восток,
Не чтоб на Запад отвернуться смог, —

Но вера в то, что Бог Един; и в то,
Что окружают ангелы Престол;

И что Его пророков кроткий глас
Доносит свет Писания для нас;

В Судьбу; и в День Последнего Суда,
Что замысел закончит навсегда.

Сказание о Хусейне Халладже

Литературное переложение

1          Море мирское шумит беззатейно.
Слушай сказание благоговейно.
Не порицай опьянённого Богом —
приди и узнай о смерти Хусейна.

2          Чесальщик Хусейн из рода Халладжа
Тайну испил из чаши Мираджа.
Из-за вражды к растворившимся в Боге
он головы лишился однажды.

3          Неутолима к Всевышнему жажда.
Хусейн — на пути небесного хаджа.
В городе мулл и неправедных судей
он головы лишился однажды.

4          Хусейн Багдадский из рода Халладжа
Чашу испил — не уменьшилась жажда.
Волею мулл и неправедных судей
он головы лишился однажды.

5          В экстазе Хусейн обратился с моленьем —
Силу обрёл Аллаха веленьем.
Гнев и вражда к растворившимся в Боге
сделали смерть — благословеньем.

6          В экстазе Хусейн обратился с моленьем —
Милость обрёл Аллаха веленьем.
Смерть от вражды к растворившимся в Боге
сделалась вмиг благословеньем.

7          Чесальщик Хусейн из рода Халладжа.
С этим венцом совладает не каждый!
Вот на пороге багдадской темницы
явилась пред ним сестра его, Хадже.

8          Молвила Хадже: «Брат мой несчастный,
Не помышляй о побеге напрасно:
Все мы, покинув родимые гнёзда,
сей благодати достигнем прекрасной».

9          Хусейн говорил, как знанье имущий,
Истины свет людям дающий.
Безбожники нож в его тело вонзили,
кровь пролилась Истины сущей.

10        Глаголил Хусейн, как знанье имущий,
Истины слог людям дающий.
Безбожники тело ножом опалили,
выжали кровь Истины сущей.

11        Воззвал Хусейн к друзьям своим милым.
Хадже-сестра к нему поспешила,
Молвила: «Был у меня милый брат —
раны смертельные брата сгубили».

12        Молвила Хадже: «Брат мой по вере,
Семь райских чаш Аллах мне отмерил.
Райская чаша — мысль о Хусейне —
сердце мне греет перед потерей».

13        Молвила Хадже: «Братец мой милый,
Полгода пути в три шага́ я покрыла,
Из Хорасана к тебе устремляясь.
Бедный мой брат, что с тобой сотворили!»

14        Молвила: «Брат мой, со мной попрощайся,
К Богу молитвой ввысь устремляйся.
Дух твой могучий тело покинет,
гость мой, спеши, в дальний путь собирайся.

15        Гость мой спешил, в дальний путь собирался.
Хлеб мой румяный на ла́тке остался,
Дремлет дитя у меня на коленях,
дух твой могучий Аллаху достался».

16        Слышит сестра клятву Халладжа:
«Заступник Единый — свидетель мне, Хадже:
Испил я из смертной чаши, сестрица,
кару приму — утолю свою жажду».

17        Жемчужный Хусейн верою светел,
Он разорвал шариата сети.
Вера Хусейна — превыше покровов,
но шейх Джунайд ему бранью ответил.

18        Хусейн жемчужный сияет свято,
Он разорвал сеть шариата.
Превыше покровов — вера Хусейна,
слышит он брань шейха Джунайда.

19        Хусейн нераскрывшейся розе подобен.
Камни багдадцы швыряли во злобе.
Радость тая́, кинул розу Джунайд:
оставит шипы Хусейну во гробе.

20        Хусейн среди роз был розе подобен,
Брёвна багдадцы швыряют во злобе.
Розу швырнув, ликует Джунайд:
в Хусейна шипы вонзятся во гробе.

21        «Брат мой, — Джунайд обратился с вопросом, —
Я розу — не камень — в тебя только бросил.
Ты снёс терпеливо и камни, и брёвна,
но застонал от брошенной розы».

22        Ответил Халладж: «Черствы, бессердечны,
Не ведают, что сотворяют беспечно,
Те люди; тебе же всё это известно:
от розы твоей страдать буду вечно».

23        В Багдаде — веселье и ликование,
В Ормине — горе, печаль и стенанья
О смерти несчастного шейха Халладжа,
что землю покинул в час испытанья.

24        Скорби́ же, шейх Бакр, скорби́ и рыдай же,
Скорби́, Абу Бакр, скорби́ и рыдай же,
Общину Ади призывают к отмщению
за гибель несчастного шейха Халладжа.

25        Шейх Бакр идёт со своими катани,
Идёт Шейх Хасан со своими адани,
Пир Асмаман сорок пи́ров выводит,
шейх Шамс идёт со своими шамсани,

26        Выводит Язид мюридов общину, —
Войной на Багдад идут, край свой покинув.
Торопится Хадже, спешит вслед за ними,
три камня Хадже берёт из долины.

27        Кидает первый — над ней зависает,
Кидает второй — в волосах застревает,
Кидает третий — летит на Багдад,
воды потопа на град низвергает.

28        Воды потопа рекою излились,
Воды потоком Багдад затопили,
Не устояли багдадцы, бежали,
воды потока их поглотили.

29        Хлынул потоп — нет преград его силе!
Воды Багдад рекой затопили,
Не устоял Багдад пред потоком,
воды потопа его поглотили.

30        Главу мою не удержит тело —
Жертвой падёт воинов смелых,
Лавиной община Ади покатилась,
жаркая битва в степи закипела.

31        Главу мою не удержит тело —
Жертвой падёт всадников смелых.
Триста багдадцев пятничной ночью
смерть отыскали на копьях белых.

32        Глава моя затворяет очи —
Она на тело станет короче.
Чаши и кубки несут из Лалеша:
Триста багдадцев убиты ночью.

33        Главу мою не спасут запоры —
Жертвой падёт всадников спорых,
Халиф бросается в ноги с мольбой,
Заклинает: «Шейх Бакр, пощади мой город».

34        Главу мою не спасут заборы —
Жертвой падёт всадников скорых,
Халиф бросается в ноги с мольбой,
Умоляет: «Шейх Бакр, пощади мой город».

35        Сам халиф склонился смиренно,
Молит: «Шейх Бакр, не губи Багдада,
На милость хирки твоей уповаю».

36        Сам халиф склонился смиренно,
Молвит: «Шейх Бакр, ты львиный всадник.
Отныне Багдад тебе вручаю».

Пять поклонений

Из Алистера Кроули

Славься, Господи, утром! Твой облик — денницы пожар:
Наввайт’ уссоли фард’ салят ‘субхи. Аллаху Акбар!

Славься, Господи, в полдень, ударом платя за удар:
Наввайт’ уссоли фард’ салят ‘зухри. Аллаху Акбар!

Славься, Господи, царственный пастырь небесных отар:
Наввайт’ уссоли фард’ салят ‘асри. Аллаху Акбар!

Славься, Господи! К Западу клонится огненный шар:
Наввайт’ уссоли фард’ салят ‘магриб’. Аллаху Акбар!

Славься, Господи! В бездне сокрылся твой жизненный дар:
Наввайт’ уссоли фард’ салят ‘иши. Аллаху Акбар!

На «границе» правды и лжи

Перевод из Jarosław Mikołaj Skoczeń

На «границе» правды и лжи

Существует правда одних

И ложь других

Что это перед лицом голода, страха за детей, за свою жизнь?

Сфабрикованная правда и ложь с опорой на другое зло

Мы валяемся в безнадежности

Следуем наиподлейшим из подлых

Не прикрываясь извинениями или религией

Наши сердца зачерствели от догм

Пара шагов отделяет людей от свободы, от жизни

Пара шагов отделяет нас от человечности

Мы перешли эту границу!!!

Рабочие инструменты (масонские хокку)

Автор: Бр. Оуэн Лорион

Масонских трудов
орудия — Уровень,
Циркуль, Угольник.

Уровень — чтобы
не согнули масона
гордыня и спесь.

Угольник — чтоб он
прям был и честен во всём
к людям и Богу.

Циркуль отделит
от внешнего внутренний
круг, страсти сдержав.

Четыре других —
Молоток и Линейка,
Отвес, Мастерок.

Удар Молотка
начерно правит в сердце
характер и нрав.

Делит Линейка
в двадцать четыре дюйма
путь на три части.

Отвес обратит
взгляд наш на Землю; к ней мы
почтительны ли?

Урок Мастерка:
если схватился цемент,
уж не исправить.

Источник: http://www.mpoets.org/haiku.htm

Прощание

Jarosław Mikołaj Skoczeń

Последний звон колоколов
Последний взгляд глаза в глаза
Последняя прогулка маленького мальчика в шортиках и тельняшке
Пронизывающий детский страх того, что случится через час
Или на чертовом семейном вечере
Может ли школьник на летних каникулах думать о дне своей смерти?
Чувствую, сжалась гортань, захлебнулась смелость
Уже взрослым не раз возвращаюсь к этому в мыслях
Это было, и это есть во мне сегодня
Протягиваю руку, покойся с миром
Я буду часто тебя вспоминать
Ты тоже так страдал…

Есть дом и есть я…

Jarosław Mikołaj Skoczeń

Есть дом и есть я
Жаждущая женщина
Погруженная в свое лоно
В приоткрытых лепестках жизни
Женские желания моей девственности
Отдаюсь им каждое утро
Распинаясь в сумасшедшей боли блаженства
Которая во мне и вне меня
Я женщина, которую насилуют
Целка нежеланная
Есть дом и есть я
Отстойное чрево покоя

Сегодня хотел написать стихи…

Jarosław Mikołaj Skoczeń

Сегодня хотел написать стихи
О тумане, о тени, за которой скрыл свою суть
Но который раз что-то стирает те несколько слов
Может, это и к лучшему?
А ты здесь
Освещаешь каждый мой шаг
Твои ладони дарят надежду на время
Без единой кровинки в чувствах
В вечно незаживающих ранах
Спасибо, родная

Градус Ножа и Вилки

Автор неизвестен
Я на Работы ни ногой,
Нет лишней ни минутки.
Но если в Ложе пир горой —
Есть на него и сутки.
Не помогу Ученикам
И Подмастерьям пылким,
Но буду хлопать тамадам,
Хватая нож и вилку.
Я так ленив, что ритуал
Мне кажется шарадой.
Но мною найден идеал —
Ножа и Вилки градус.
Оригинал: https://masonicshop.com/masonic-poetry/poem/?i=461 

Геометрия (Акростих)

Автор: L. B. M.

Грандиознее линий, какие чертил Пифагор,
Есть на сердце печать — нет правдивей её до сих пор;
Отправляясь за грани наук, устремляет свой бег
Масонерии Свет, чья религия — сам Человек.
Если в Храм свой войдёшь, нежный дух, раскрывая печать,
То тебя Наугольник и Циркуль должны испытать.
Рассмотрев справедливо великое то Ремесло,
Изучи со счастливой душою, что скажет число
Ясным росчерком линий, какие чертил Пифагор.

Назад Предыдущие записи