Liber Logaeth, или Liber Mysteriorum Sextus et Sanctus

Интерпретация с енохианского

Бездна вод и пустота верхняя рождают пламя там, где царишь Ты, о змиезубый бог.
Из уст Твоих жгучими волнами изливаются по всем двенадцати сторонам потоки чудовищных вихрей,
сдерживаемые Стражами Земли, число коих — девять.
Лишённый смирения, вздох Твой полон радости,
когда низвергается с Горы непрестанным рёвом.
Брат Бога морского,
в Убежище подводном богами сокрытого!
Наполняешь Ты катакомбы Поклонившихся Кресту.
Религия Завета Мёртвых проникает чрез законы Покорности[1].
Хастуру Живому ведомы заклинатели духов.
Верных сбирает Он воедино, как Посланник[2] предрёк сие.
Сияние нисходит с Каф[3], Горы Неведомой, вздохом скорбным.
Всевозможными тропами расходится великолепие Его.
Неназываемый,
Явившийся с Альдебарана,
Предначальный Ветер,
Неспящий,
Расплетающий путы,
Проклятый.
Склонившись, молись,
когда обходит Он царствие
дорогою Своею!
Дар
Духа священного,
первейшее из сокровищ Запределия,
Бог Богов, хранящий вино земель Зин,
над хладною пустошью возвысившийся!
Богатые жертвы от нив своих
с четырёх сторон приносят Тебе двуногие;
под Океаном цветущая,
Дарительница Жизни,
от начала веков пребывающая,
Йидра поёт хвалу Тебе,
Владыка в жёлтой маске; ибо, дважды священная,
вдвойне ужасна ярость Твоя неизбежная.
О Адам, вкусивший познания
в Предначальном Краю,
прославленный могучий меч сей
в ладони твои ложится.
Чрез него обильно извергаем будет Закон
для тех мест земных, в коих гнездится порок.
Могущественный Червь, Древо Мудрости грызущий,
от начала времён поселяется
в удалённейших склепах непроглядных,
кои всякому из нас уготованы.
Ему, Тому, кто освящает твердь, слава твоя предначертана.
Алмазы Иного сияют.
Нечестивый Повелитель Вод обитает во мраке,
и в Нём — средоточие Зла.
Царица Лесов девятнадцать этиров навек затворила,
Младых плодя от Господа Воинств,
в наследство им оставила Землю как долю их.
Там, где Зверь с Востока глядит в окна,
там, где начертаны первые F (F) и H (H)[4],
Дщерь Вавилонская вожделеет,
пред окном молвит могучие заклятия.
Чародея от недолжного
присутствие Стража убережёт.
Как душа взывает к имени своему,
бессильная вырваться,
к Серому Камню Мнара взываю тщетно:
встретит меня приветливо в час свой
высочайшая буква Q (Q) Господина горы Фегор,
за нею V (U) стойкая, вожделенная R (R)[5].
Где Он, там все с Ним.
Его дом — скорлупы, вода — вино, дух — плоть.
Господин Червей, Князь Потоков!
Там, где высечена черта скрижалей могучих,
дщерь живая, оседлавшая водопады,
с Плоскогория Ленга низвергающиеся в долины,
в жаркий полдень приникнет к ложу,
Твоим научаясь дарам.
Слагается слог за слогом Имя.
Свод небесный изрыгает вино веры.
От него не утихнет слов дарователь:
разум могучий Новых Богов
яда сего не стерпит.
В новые мехи влито вино Прежних,
творит многообразие средь жаждущих.
Лоно поглощает рождённых,
Лоно Козлицы Многоплодной.
Доколе в долготерпии ждать под окнами?!
Клинком здравомыслия рассечены
доспехи недругов могучих —
святых лицемеров, что молятся, едят постное и внимают заветам.
В пути сотворяю знаки,
следую вместе с Дагоном,
ибо сам из Обитателей Глубин,
из Его достославного выводка, из обители Его.
В месте Его возвожу жилище,
дабы устрашить Небеса.
Вино Младых сосуда своего не покинет:
Духом живым не станет мёртвая вера.
Возликуй же, воистину, Ходящий Верно!
Нет в том заблуждения.
Путь открыт!

[1] «Покорность» — дословный перевод арабского слова «Ислам».

[2] Вероятно, имеется в виду Ньярлатхотеп.

[3] В прежних переводах — Кадафь, Кадат.

[4] Возможно, первые буквы слова «фхтагн».

[5] Эти буквы (ger, van, don) составляют слово «Кур» (букв. «гора», «горная страна», «чужеземная враждебная страна») — одно из шумеро-аккадских названий подземного мира, а также его чудовищной персонификации.

Дибиби дибебе

Интерпретация с Арахау

Возле глухой чащи,
возле самого края небес —
старый друг, который суть великан.
Огонь.
Каменный супруг —
у горной канатной дороги.
Камни.
Соломенное чучело —
свой чужак —
не выше себя самого.
Жена бежит:
живой игрушечный зверёк.
Он знал бы не прежде, чем освободится.

20 ключей Йог-Сотота

Интерпретация с Арахау

1

  • И ты — там, пред Зверем и могучим питомцем Древа сего.
  • Вершина Древа Земли Червя принадлежит мёртво-живому, и ветер — близ Жабы над ним, и Зверь Мой возвышается чрез всеженственное.
  • Я укрепляю своды норы своей, и вот! принадлежу отродью бесчеловечного Человекозверя; восстань, Моя быстротечная тайна! но Мёртвый един с Живущей [как и.собств.] во Древе сём; Зверь воспарил там, где возвысился Зверь Громового Ветра, и ради возвышения сего бешеного Зверя возвысил с ним…
  • …сына от Древнего и прах Её.
  • Я — Древо, подобное быстрой наставнице твоей, и нечестивый Бог принадлежит лишь творцу, что рядом со Зверем Могучего Ростка, — невольнику-полузверю, что вместе — увы! — вместе с землёю.
  • О, то, что есть Древо за спиною дождя, — живой изнутри незнакомец; и оживает ручей жизни: не распадётся та планета, поднимет левую руку «Нет» и раздвоится вместе с учением Её.
  • Восстань, о Зверь — тот, что есть зловонные струи вместе с Древом сим! близок, близок Владыка лесов! сия Живущая — густо переплетённые усики побегов близ быстрой нечестивой водной твари — и текущие посреди.
  • Ну же!
  • Нет! о нет! никогда не станет лес струями!
  • Ветвь лунного Древа внутри, и жизнь восстаёт в стремительной Жене сей, в сей Самке, ради быстрой медведицы.

*

  • Древо Зла Моё приближает свободу.
  • Внутри нет.
  • Тебя нет.
  • Вместе с тем внутренним наставником извращённой природы — с чуждым Древним — и с Древом, что вторгается нечестиво, — о, Я весьма возвышаюсь и принадлежу Моему Зверю, что злит Безымянное; раздвоенная река течёт вперёд и вверх, и со Мною и внутренним Зверем близка вершина.
  • Без сердцевины.
  • Нет лесов с их зверьём.
  • Не возвышается шпиль.
  • Прикасаясь, творец жизни мерзкого цветка [INRY] ведёт к смерти всё, что принадлежит Зверю Древа Зла, вместе с Той, что раздвоена; и Я возвышаю отвратительное древнее племя пред Собою, нечестивейшей и сокровенной.
  • Жена обескровленная, Жена разгневанная не поднимется; и могучий Зверь сердцевины живого Древа — беспредельно Сущий и беспредельно не-Сущий; даже умирая мгновенно, принадлежит близкой двойственности: возвышает твердь и всё отвратительное разом.
  • Нечестивый полдень когда-то могучего свода возвышается двурогой тварью Гог [GG] и растущим Древом.
  • И Я — Та, что есть мёртвые воды морей, и Я — Тот весьма юный и тоже мёртвый.
  • Всякий идол с Моим Нечестивым Именем суть вы сами; там, внутри — то, что, соподчиняя, подбрасывает к пасти живого океана — отвратительных живых машин; и Я подбрасываю точно так же, и Я подбрасываю, Я стремительно разделяю все имена Древа сего из леса волокон, раздвигаю паутину,…
  • …поднимаю человека пред быстрыми водами; ты сам — Древо, принадлежащее Всеженственному близ нечестивого полдня, вместе с вотчиной Зверя — с той бездушной древомашиной; Я же — близ Мёртвой Земли Мёртвых.

2

  • Лес овладел Шлюхой, которая не принадлежит никому.
  • Там, где сие мёртво-живое, — там отвратительный череп того восходящего мужа слит воедино с Капитаном, лишённым ресниц, проникающим сквозь любые границы; и Тот-Та, кто сам себе Жена и Зверь, поднимается вместе со Мною там, где дождь — наставник наставников — создаёт жизнь Древа; о, влей-…
  • …-ся в иссохшее Древо! о, взрасти нечестивца и того, кто от Зверя сего!
  • Ибо, сливаясь, вода делает шатёр сводом дворца, укрывающим тело.
  • Мерзкая радуга рассекает надвое вечность, целиком принадлежащую людям, приводя к завершению прах и жизнь.
  • И Древо — даже посреди отжившего.
  • Зародыш.
  • Тот, кто от Меня — тот многократно от Зверя; стремительно подвмаются воды потопа близ мёртвых моих; и Жена со Зверем сим восходит, восходит, стремительно вместе, вместе со Зверем, Живая, Мёртвый, принадлежа глубинам, принадлежа нечестивцу; Тот, что дарует; Та, что дарует; неведомыми радугами и морскими волнами Я про-…
  • …-нзаю ту отвратительнейшую огненную мразь «Если», и вот! мертва.

*

  • Древо раздвоено: то и это; порочное восхождение превращает Зверя в Живую.
  • Древо раздвоено: распахивает неведомые крыла сии, но и нечестиво топорщит иглы; Ничто взрастает до Всепорочного; да будет Чёрная Земля подыматься неспешно: никто не сможет подняться там, где Наиотвратительнейшая не достигнет дна.
  • Планета ускоряется.
  • Близкое знамение восходит ради полуденного Совокупления, и вместе с ним стремительно вздымается всемерзейшее чрево Рыбы земли Моей.
  • О ты! никогда даже камень Зверя сего и скорое Соитие не смогут погрузить тебя прямиком в трясину — и…
  • Тот, кто принадлежит Древам и Зверю, который суть ветер, стремительно восходит всё ближе к центру земли, прорастая травой и под воду, и под её ледяную перину; стремительно и мощно внутрь: о, принадлежит всему древнему! о, всему, что там, где возвышаются Двое и Древо Моё.
  • Сжимаясь в точку, погибшая земля восстаёт.
  • Она — океан, Она — море, Та, чьи океаны коренятся во Мне, иссушающем могучие течения садовнике живого многотравья, дабы Моя Земля Мёртвых взошла над сей Землёю Живых.
  • Ты тот, кто быстр; ты тот, чьё имя сие — над мёртвыми.
  • То, что возвышается близ мёртвых, принадлежит нечестивой твари; возвышается сие молниеносно, принадлежа тому, кто гневит Зверя, идущего пред Древом Зла; Зверь подымается, подымается, и отросток сей становится четырьмя; нечестивые Младые Солнца и Радуги восстают все вместе: возничие летучих колесниц двух сотен древних…
  • …владык, вечно возглавляющих мёртвых.
  • Я — Фаллос твой, встающий над планетой; Владычица Древа, нечестиво хохочущая; и медленно разрастающаяся внутрь, принадлежа мёртвым в соитии Меня со Мною же.
  • Древо.
  • Нечестивое швыряет сей камень, и вослед поднимаются близкие воды.

3

  • Зверь сей!
  • Рядом с рабом богов сим — тот, что приближает Иное и Внутреннее, и нечестивый, нечестивый, нечестивый чертог Востока всеедин; крики распятия в том средоточии, где отродье Зверя ускоряет распад Твоих упырей; где-то там — и Древо во главе тех Безымянных; где-…
  • …-то там — и бесчеловечное Древо Зла, и порок; подчиняй!
  • Я — Всё-и-Ничто, куница, что складывает поленницу для чёрного множества сего, принадлежащего нам; восстань! дом Самки — земля, Мой же — нора; никогда нечестивая тварь, ни крыло, ни даже морда, не сотворялись Мною; тела многократно спаривались с отвратительными рыбами — но-…
  • …-ги мертвецов и глазища океанских рыбоведьм; с далёкими, никому не принадлежащими женщинами посреди древесных вершин; и с летучими механическими тварями; парами, торопливо, поднимаются Звери сии вместе с распятой, стремительно умирающей Всеженственностью, рядом с тем, что принадлежит тебе; и возничий летучей колесницы — посреди…
  • …сего, и мёртвая жена — Моя отвратительная старость.
  • Нечестивый чертог опоссума да будет бесконечно разделяем мёртво-живыми рабами, но станет орудием Древа Зла, Хаосом, зловонным, живым снопом ветра позади Зверя, поднимающего пасть близ твоего отвратительного «я»; Я же — Древо, чувствующее разделённое — единым, а Сущее — не-Сущим.
  • Левая стопа нечестивого имени Жены да возвысится пред Не-Светом!
  • Тот, кто чувствует Меня и тебя двоими, но принадлежит половине, — тот знает Дитя Мёртвых; но и Зверь близок.
  • И кровь прибывает всё ближе вместе с множеством мертвечих: Я — Древо, принадлежащее человеку.
  • Я — стопа Зверя, попирающего дань.
  • Мерзок он пред водою, пред землёю.
  • Увы, жив Единый!
  • Торопись! да сотворится во множестве всё единое и разделённое! сливайся в соитии, о Древо, возносящее Моего Зверя!
  • Нечему подыматься [LVX]; те воды поднимутся бесшумно.
  • Никогда!
  • Я — Океан.
  • Там, где черна вода, восстаёт нечестивый зародыш, подобно волне, на твои бессчётные архипелаги.
  • Два Зверя — вместе пред мёртвой степью; позади же — тот, с кем рядом — вольное многотравье бескрайних степей; Я, возвысившая землю Древа, никогда не разделюсь; Зверодрево поднимает эту чуждую славу; скорее сдохни!
  • Вздымается пламя; Зверь сей попирает близкие земли тех стремительных, и нечестивый росток порочного двуединства свободно возносится и низвергается на беспредельную жизнь, принадлежа и пням, и стоящей рядом древесной плоти дремучих лесов неподалёку; устремляя нечестивые гро-…
  • …-мы в Древо Всего и Ничто и возвышая близкую обитель отживших предков, Я породняю вас с Владыкой Тайфунов.
  • Небытие там, где земля чует близость воды.
  • Нечестивое Имя никогда не приблизится к Чёрной Земле Верблюдов; ничто на Севере не разлучит Мою многочисленную семью.

4

  • Ничто и миллионы.
  • Творец с Нечестивым Именем возводит нетопыриное гнездо: то, где Я — мерзкая Гончая вместе с сей землёй и водою.
  • Если там, где Всеженственное Древа Всего-и-Ничто — Зверь.
  • Живое Древо сие — вместе с нетопырихой: если слегка возвысится Моя земля с океаном там, где Восходящий, — Я вновь распну десять Гончих в месте, принадлежащем Зверю иному; вздымается мерзкая дождевая тварь — та, чья жизнь близка, та, что скоро раздвоит клоаку — и никогда не сможет.
  • Естество!
  • И Лунная Дева — естество Зверей Сих и Иных; Я сама — твоя песчинка с водами сего Зверя моего, нечестивый чертог с твоим и Моим восхождением; тот, кто идёт впереди, — тот, кто есть колыбель и могила Всевечного Древа.
  • Ты — струя колодца, бьющего из земли женственного Древа Моих мёртвых.
  • Слава [OZ]! слава тому, чья струя сия вновь подчиняет жизнь, разделённую на Тот и То, близкому Северу зла!
  • Богатство Жены — тот, кто Зверь, та, что также и Древо; и жизнь твоя разделена, а смерть близка.

*

  • Нечестивая Самка и жизнь.
  • Нет Цариц! восстанет Шлюха!
  • Если не ты.
  • Моя порочная жизнь — в совокуплении здесь и там: восстань, восстань, дабы почувствовать море, становящееся ручным котёнком, — племя, с коим в тесном родстве Демоница Хаоса, — и возле вод приподымается разделённый Зверь сей близкого Юга; на Древе Зла — ни единого чертога.
  • Могуче Древо Зла — и вот! вместе со Мною приближается тот, кто, приближаясь, возвышается пред отжившим, эгоистичным и старым.
  • Земляной столп; Имя и Жена, вместе, рядом; подымается Древо; подымается смерть; стократ подымаются воды; Я — вместе с Древом; ты — во чреве земном; Древа — вместе с тобою в земле; и подымается Древо, и всё женское сие — от Древа Зла; Ты-и-Я — Имя Зверя.
  • Крылом Моих недостойных мёртвых ты разделяешь планету, и возвышается отвратительный Хаос; сей да принадлежит отпрыскам Моих мёртвых!
  • Я — близ того места, где Древо соединяется и разделяется; Я раздельна и едина с могучим Древом, женственная верхушка, что соединяется и разделяется с уродливо застывшим и старым.
  • Тот, кто рядом с Луною! Я возвышаю тебя в сей мерзости.
  • Зияют ли воды, если рядом разверзся водоворот? Древо растёт, дабы Древо Моё взращивало бессмертие сей крови Моей где-то в нечестивых глубинах.
  • Госпожа Несчастий быстра, как молния; Древо Зла живёт там, где поспешность.
  • Ты — горизонт Неведомого.
  • Говори, о ты, Червь сей земли и воды, мерзости сей! веришь ли ты в чуждую жизнь Моего Зверя, в прах во чреве всякой Жены и в живой Океан, соединяющий все воды Древа сего? — принадлежи, и погружайся, и живи, — и быстрый да обрящет.
  • У всех мёртвых — нетопыриные крылья.
  • Та, чьё отвратительное существование — там, где близки глубины, принадлежит живому Древу — сторожевой башне одиннадцати живущих.

5

  • Живое дряхлеет.
  • Тот, кто есть воды Мои нечестивые, един с Древом; и ты — от иного Древа — от молнии в руках Глубоководной близ лунных струй; тот, кто принадлежит восхождению — разделён вместе с живыми водами; ну же! ну!
  • Дань сия — в руках человека.
  • Их полчища! всезловещая дань! машины, полчища древомашин!
  • О Жена!
  • Мёртво-живое тело Древа сего: земля — плод воды Неженственного.
  • Когда-то, увы, лишь двое возвышались без жертвы.
  • Муж подобен творцу; двое на опушке леса: две самки возле буков, у владений моих; о ты, Муж Луны, взращивай без промедления Древо Земель — Шара Земного! да поднимется ради Древа Зла тот, кто могуч в совокуплении, тот, кто дремуч! да воссядет вновь Демоница Хаоса…
  • …сверху, как любовница тех, что сбираются посреди вод! да возвысит, сблизившись — близко, близко! — Нечестивое Имя, живую радугу Ничто, и…
  • Ты восстаёшь; подлинное Ничто с человеческой грудью; плод звериного Древа, и Древних с чутьём Гончей, и Зверя, несущего по небу Нечестивое Имя, тонущее в собственном Нигде, и…
  • Восходи по лестничным маршам Древа, не останавливаясь нигде! о Жена, будь неженственна близ океана: дочери Мужа тоже да принадлежи! и, о Зверь, укрепляй Моего нечестивого бога вместе с Самкою, их обоих! превосходи! пусть дочь Великого Мёртвого и твоего Древа…
  • …Свободы принадлежит всем жёнам сих быстрых струй!
  • Я — крепкое Древо, и мерзкие струи — пасть наших отвратительных базальтовых вождей, и каждая средь них — соратница моря.
  • Древо встающее — в рабстве у всякой мыши.
  • Беги вместе с нечестивым богатством, и вот! окажи милость близкому в земном заточении, о Жена Мёртвых! вперёд, не медли! тогда все внутренние ручьи вместе подобны океану, и вся совокупность йоги мёртвых — Зверь в тебе самой; ты та, что от Шлюхи; да поднимет тогда волна землю Нелюдя…
  • …посреди океана и тех, что посреди океана.
  • Двое; и да издохнут сами; и да раздвоятся вместе с дочерью дремучего Нелюдя; и да раздвоятся втайне.
  • Древо и Могучее Чувство [ZOS] плывут к самим себе, и чутьё сие не приближает к реке; Я — твой порочный творец, и да воспрянет вседремучий нечестивец и злодей — Человекозверь от моих клоак!
  • Где-то и плод Зверя — тот, что близок, тот, что могуч; потоком земли сей ты стремишься ко Мне; Ничто сие — о, Червь близ Древа! океан пред болотом силён: где вздымается — да возвысится неженственно, неживотно к Древу Женственности сему.
  • Я!
  • Вот! разделяясь, вздымаются те, что от Древа; вздымаясь вместе, принадлежат отвратительным глубинам крылья Той, кто сердцевина Древа: Самки.
  • Вместе с Той, что стремительна и могуча, — и сердцевина в нечестивом единстве, и тот, кто близок Её Северу, поднимающему зерно тайфуна.

6

  • Из разверстого чрева вздымаются мёртвые насекомые, оплетая хвостами Древо, и жизнь сия, принадлежащая Шлюхе Шлюх, не выходит из мерзкой клоаки.
  • Имя Её принадлежит Всеединому и Живому.
  • Ты и то, что близ тебя — мертво, как и то, что вместе со Мною и лесом водорослей; вставай, раб, вставай! снова могуч посреди Двуликого Хаоса питомец нечестивой Бездны — и там, где Дева Севера.
  • О могучее Древо, Я — от ростка твоего, что возле Жены мёртво-живой, и от Зверя нечестивой мощи.
  • Земля чует Ничто: ты — близ взрывающихся имён Моих; ты раздвоен — тот, кто распят Мною вместе с Ничем — увы! — и тот, кто поднимает горло Моей Чёрной Земли, разделяя капли всеумирающей жизни; тот, чьё имя — Скороход.

*

  • Планета восходит, Жена встаёт, и яйцеклад Её для Творца Древа — горизонт сонма мёртвых.
  • Лунолёт есть раб могучих предводителей мёртвых — тот, кем владеет Зверь Воды и Севера.
  • Близок и Древний Завет Мой — вместе с тем, кто есть могучее Имя, стремительно разделяющееся надо Мною.
  • Ты стремительно самовозвышен, принадлежа Той, чей лик мёртв, и сему отвратительному Старцу, — и Северу?!
  • Водопад!
  • Вместе с Нею возносятся — близко, быстро! — над Древозародышем — два крыла Моих, посреди раздвоений, когда каждая твоя отвратительная Гончая Ветров распята меж Двух Мёртвых Древ, и море Моих предводительниц сих возвышает тех двоих.
  • Сын того, кто селится посреди болота, — там, где тот, кого отдаёт под власть мёртвых Древняя Мышь во чреве своего могучего Бука.
  • Лишь Мы — сыны мёртвых; тот, у кого да будет Её Мёртвое Имя — кровав; то, что… тот, кого… Я, ты — вместе, там, в Нигде — лик сего Владыки Нор.
  • Могучему Мёртвому принадлежит Древний Завет — поток Зверя, что Мёртв-но-Жив.
  • Мерзкое знамя вдали, вблизи; не всякая самка и привстанет, если близок, увы, жёлтый Бук; близится народ Египта [JVGPT], и нечестиво вздымаются волны; тот, кто принадлежит Моему Древу — где-то внутри Древа, и снова близок Отец Иного.
  • Всецело вместе те двое, что во главе нечестивцев.
  • Нет! Древо Зла — Мой наставник, пень же Мой — отвратительная гряда над сплетением твоего лабиринта, водоворот земляного моря над сим Чуждым, равно как и лабиринт, возвышающий нечестивых мертвецов Хаоса — луну над тем ветром, над дубом тех вод и над сим Древом…
  • …Жены из Пламенных Мёртвых; всякий возвышен; дважды возвышен тот, иной, тот, кто суть шатры от лестниц Моего ростка, — ах, вместе, о человек!
  • Игла, и в каждом всесплетении волн — лишь то, что всё ближе, ближе возносит тебя на стремительной летучей колеснице, возносит быстрой лавиной ближе к крепкому Буку вдали, и сама Я рядом.

7

  • Посреди и вблизи погребений шумят Два Древа без детёнышей-близнецов: ты возвышаешь нечестивую тварь и Древа, стопу ветра, летучую колесницу земли и Господина над Собою Самим; и вот! — увы!
  • Доля Жены сей — лишь линялая шерсть, — ничто более!
  • То, что есть земля моя — там, где жаждут ливневых струй; и то, что есть сие могучее Древо мёртво-живого, вздыбливает твой океан Всё-и-Ничто, вновь раздвигая чьи-то чуткие вибриссы, и может сделать сии богатства Мои совершенно едиными со Мною.
  • Ладья Шлюх — океан твоего отвратительного отродья — того, что внутри паутины покоится, неразделённое, — но того, что приближается изнутри, того, что изнутри мерзкой твари, — и да восстанете вместе!
  • Ладья твоего Господина Жизни — неумирающий верблюд, и может Древо Моё возвысить ради болот.
  • Сокрыт тот, кто надо Мной, над тобой, тот, кому принадлежит близкое восхождение и струи Хаоса; ты — в сплетении с мёртвыми; ты — лестница нечестивого сближения с мёртвыми: поднимаешься, но мёртв, мёртвый прах.
  • Шатёр. Зрачок. Огни.
  • Густая кисточка на хвосте львёнка во чреве поднимается; тогда Жена мёртво-живого ветра может овладеть радугой Великого Ничто.
  • Там, где Древо Зла сие, — раздвоенный скорпионий хвост ваших мерзких упырей сливается в самом средоточии.
  • Она — и вместе, внутри, неимоверно близко, вместе.
  • Дважды близок верблюд твой Моему хребту; Я, текущая жизнь, скоро взойду сеять зло в паутине имён, в глубинах нор сих, принадлежащих возвысившимся; и Древа тянутся ближе, и вместе со зверёнышем струйных лабиринтов человек поднимается в тесном, нечестивом единстве с планетой, принадлежащей близящемуся Гос-…
  • …-подину вздымающихся волн; Мой нечестивый Гог разделяется вдали.
  • Быстрые песчинки живых машин Моего Древозверя — Самки сей — поднимаются; планета восходит, в рабстве у океанских волн жизни, вместе с тем, кто скоро попадёт во власть сей сердцевины Той, Живущей — Меня; попадёт во власть великую, и станет принадлежать Чертогу, и вместе со Старухой и Зверем…
  • …разделит неразветвлённый инкубатор.
  • Безымянный Зверь сей и Жена наших мёртвых: вскакивает мерзкая мёртвая тварь, и Исполин Вечного Бука приближается ко Мне и первобытно овладевает стремительным Солнцем.
  • Доля того, кто от Древа — земля.

*

  • Есть совокупление тех, кто разделён, увы! Север Ничто-и-Всё принадлежит Древу Жены сей, отрёкшейся от нечестивого имени всех вод Моих; принадлежит лесу без всяких распятий — близкому, увы! Я вместе с мириадами жизней, и лишь стремительное Древо — во главе всех жён…
  • …ваших, коих многократные разветвления смерти — лабиринт Шлюхи; и муж Мой, и земля поднимают твоего Зверя, отвратительного всадника — в сих тенётах молниеносного Самца; в тенётах Левой Руки — тот, кто встаёт над пастбищем, тот, кто восходит там, где каждый, и тот, кто есть Гог.
  • Превосходи же!

8

  • Ствол и Червь близко; Я — горизонт, ты тоже — горизонт.
  • Вращение над Зверем сим — та, что быстра.
  • Тот, что дремлет под чревом мерзкого холма, поднимается быстро; мы с тем, кто суть нечестивая тварь грома, всплываем из мерзкой мёртвой жижи.
  • Рай Мой — капля, — не песчинка над нею.
  • Трясина и мертвечиха — жёны живых.
  • Во Древе Та, что чревата двойней, восходит там, где два Зверя сих, и родящее чрево сих Вод столь близко к центру — к нему вплотную! то, что не остановит Меня — там, где Шлюха; ты! ты мерзок, отвратительный утопленник! измерь высоту!
  • Сын и Жена нисходят!
  • Единое Братство!
  • Двое! двое! двое вас, травы! тот, что… та, что… — и Солнце.
  • Там, где океаны поднимаются всё выше, там, где взлетают крылатые колесницы, принадлежащие Мне, Жене Океана, и восстают нечестивые зародыши двух могучих мёртвых, слитые воедино, и дремлет Могучее Чувство — чутьё к жизни.
  • Безымянный — вместе с Сыном Чумы, Нечистым Племенем, Владычицей Древа, Нечестивым Героем, Травою Мёртвых.
  • Взошёл цветок твой, и отпрыск Зверя — садовника всех плодов Всеженственности — да принадлежит себе же!
  • Телец твой далёк: течёт, поднимается даже вблизи Жён, что с твоими землями, с синею Самкой — создательницей жизни, наставницей нечестивого двуликого Господина Моей мёртвой Земли Льдов.
  • Чертог Древних — близ того, кто быстр; ты — вместе с плодом моей простоты близ стремительной земли; дважды жив тот, кто могуч.
  • И у воды.
  • Той, что наука жизни.
  • Планета злобной твари и Жены восходит, и Рогатый Господь Моей жизни близок земле — о! близок земле Моей! — близок вдвойне нечестивому «я»; и богатство сие — там, где Мои отвратительнейшие живые машины — обыденность Моего Древа посреди Всего-и-Ничто.
  • Плод Мой близок: где-то восходит Тайна.
  • Я — позади грома; вы оба — близ отвратительного ствола, коий суть мерзейшая из безделушек Самки.
  • Вершина Её — во Древе, сей могучий отросток величественно вздымается, столь же переплетён, сколь и стремителен; молода, красен торс, борода из живой земли, чёрный носик — возле дремучих водорослей, — вот какова Жена!
  • Усики насекомых не поднимут лишь твоего отрицания Юга, и отпрыск древесной плоти твоей — там, где твой мерзкий Старик чреват холодом Моего Зверя.
  • Смерть далека — двое близко; двое с Востока возвысят Гога; но Древо Зла могуче в каждом чреве Земли — там, где яростно вздымается близ Древа земля, где предводители мёртво-живых вместе сбирают жатву посреди струй Ничто, и где, увы, Жена не поднимет крылатый плод.
  • Океан безлюден.
  • Простота — вместе с Дарителем Вод.

9

  • Луна Моя там, где все летучие колесницы.
  • Струя.
  • Меня две; Меня нет; мерзкая полоса радуги чужда тебе.
  • Паутина стремительной планеты — твоя лестница: Жена никогда не войдёт под шатёр Древозверя, но оба Древа взойдут, подчиняя, увы, мерзкую паутину холма, на котором мы поднимаем женское во Мне; встаёт идущий пред равниной Жены живой и Того, кто суть океан сей.
  • Да прибудет вода стократно!
  • Та, что Моя.
  • Близко, и вот! мёртвое Имя — Лев, плод внутри Рыбы; сей Лев твой могуч — тот, что восходит; мы с тобой всеедины, бесконечно разделены, там, близ мерзости внутри Жены.
  • Лик близко, возвышается близко, вместе с принадлежащим Мне восхожу Я, и свобода — внутри плода Моего Древа, и… и… и… поднимается отвратительная волна чумы… лишь с тобою вместе Я, вместе восходим над всеми несущими во чреве.
  • Паутина льда — и тогда, увы, ты мгновенно обезвожен.
  • Вся дань — мерзкому, нечестивому Зверю — тому, кто есть плод Шлюхи, что рядом с Женою; тогда несущая во чреве немедленно отбрасывает то, что ощущает тебя; мёртвое имя Господина Моего Древа — и в смертях, и в племени мёртвых:
  • Гог!
  • Я поднимаюсь; стой! взрасти сердцевину твою, что от плода, — и над солнечным Буком — два отвратительных щупальца Древних Мёртвых Планет и чуждой жизни; встаёт Бог Мой — пламенный Лев Соитий, Зверь-над-Древом, имя коему — Зверь Сей.
  • Левая ветвь Зверодрева может подарить водопаду глубины; о живой Бук Мой, ты сам принадлежишь дочери, что от живой Жены; жертвоприношение для тебя сможет приблизить Человека Никто к летучей механической твари, чьё имя заливает Древним Заветом мерзкое распятие.
  • То, что… тот, кого… — встаёт, ощущая впереди, внутри: женщина никогда, никогда не возвысит того, кто мёртв пред Зверем, кто есть средоточие Зверя и Древа; нечестивые имена могучих Мёртвых сеют злобу.
  • Ты — Мой Зверь, ты — солнечная земля крепкого Древа, Древний Бог Моих струй; в могучем единстве и разделении Львица Моя совокупляется с крепким Древом, о Зверь, о Сын Мой!
  • Жена, коя суть для себя Я-Ты, и плывущая ложь — муж Её; и вот! посреди вздыбливается, вздыбливается грудь непролазных дебрей; и ты — в нечестивом единстве и разделении с Нашим Ничто, ты — десять тысяч Гончих, кои рядом с живыми, ты — мать-ста-…
  • …-руха Древних Мёртвых, ты — близ живых Гончих, вместе с тенётами трав, вместе с мёртвыми, всецело вместе со стремительным Зверем сим; и ни одного Древа посреди горизонта; и то, что рядом с отвратительной жизнью, — в руках чумы.
  • Когда Запад — средоточие Древнего Мёртвого Зверя — над Зверем Живым, что подобен ручному котёнку; и могучей предводительницей жизни поднимаюсь Я; и восходит Моё Ничто-и-Всё, — тогда вблизи возвышаются пни Моих Древних Мёртвых, и несётся над океаном всякий детёныш.

10

  • Встань! умри! мерзкая жатва и распятый меж двух Древ! встань, цветок Древа [INRI]!
  • Горизонт.
  • Смерть, увы, на тебе, о имя всего живого!
  • Да взойдёт Древо — отвратительная флора, что раздваивается, погружаясь в сердцевину Жены, стремительно раздваивается прямо близ Стрельца, близ Жены, с коей он рядом.
  • И Древо со стремительной чёрной бездной потопа — ближе к земле.
  • Быстро тянутся вверх усики нечестивых знаний Древних Мёртвых: о, жёлтые мерзкие иглы, сии волокна отпрыска Зверодрева вместе с сердцевиной Человекольва! ты возвышаешься рядом, детёныш от чрева Жены!
  • Ты! ты! древесная плоть земель, мерзкий зачинатель детёныша! встань, о сын мёртво-живых! о губы раба Древних! встань вместе! встань, земля! флора твоя — дождь жизни, что от мерзких сплетений и чащ лесных.
  • Могила той Жены — могучая буря: вместе с мужем, вместе с тобою, вместе с чёрными женщинами.

*

  • Создатель поднимает Древо: где-то там — ваше Древо вместе с мёртвыми и владыкой паутин, древним пнём, живым изнутри.

*

  • Древо — не Зверь.
  • Твори!
  • Беспределен дремучий Запад Мой, Зверодрево — Мой древний муж.
  • Мерзкий дождь Шлюхи Зверодрева — посреди древних мёртвых Зверей, что близ Жены, вместе со Мной [м.р.]; о, со Мною [ж.р.] — полуденный дождь! восходит луна, и трава не подёрнута паутиной.
  • Жена! Старуха быстрой земли! отвратительная мачта нечестивой Гончей возвышается там, где стремительный росток — Жена самому себе, и раб Жены — песчинка мёртво-живых тебя, Меня и себя самого.
  • Ты освобождаешься из чрева Самки, ты — от сжатых стогов нечестивой жизни, там, где песчинка, Шлюха, Древо, Луна быстры, и Древозверь сей вовсе не внутри Меня, и нечестивый Червь наделён даром.
  • Нечестивое имя Моё живое — имена могучих рогов познания Древнего Завета над Зверем средь мёртво-живых.
  • Левая рука Жены над землёю, и цветок Древозверя — сия игла идущего предо Мною.
  • Иглы ресниц; Жена близ Жены; череп близ мерзкого чрева Моего; близ стремительного нечестивца Запада; всегда сия мерзость тех, что вместе, — близ того, кто суть Человеколев; в землях игл сих, без тела, вместе с простотой; близ того, кто и что — вместе с жизнью.
  • Близится Древо Гога [или же: «Близятся Игиги», IGG].
  • Изнутри Древней — и внутри неё же: пусть лишь восходит плод — близкородственный плод — и Недвойственное!
  • Везёт ли наставник, коему принадлежит быстрое Древо, Жену на летучей колеснице, посреди мерзких вибрисс всякого, кто от Моих двух? и Трижды Женственная Жена Древнего Завета — не могучее ли тело, стремительно возвышающее земного Зверя в предвкушении жатвы? Фаллос норы Моей — никто для леса Моего…
  • …средоточия близости; восстаёт труп — ближе, ближе — в коем также и Древо; и узников двое, двое, двое, двое! но и тот, кто быстр, должен быть вместе с самим собою.

11

  • Два горизонта просты: тот, кто есть плод, плод Всего-и-Ничто, сих двух; ты Червь — и вместе с тем Человекозверь: Мой Древозверь — нет! — Мой Дикий Зверь говорит с тобою! быстрые Древа Шлюхи — вовсе не Зверодрево иного моего нечестивца —…
  • …— мужа отвратительной дочери Древних, что встаёт могуче, что встаёт нечестиво, что встаёт вдвойне; но мерзкая тварь устремляется в наиотвратительнейшее море, возвышается там, вблизи, и наиотвратительнейшая половина от двух отцов вместе — и…
  • Глубины ваши — Жены сия, не Древо пред Зверем.
  • Спасение принадлежит Древу Зла; стой, мёртвое племя! не стоит подкапываться у Древа!
  • Ты!
  • Нет Жены для всей земли Гога: лишь то, о Мой нечестивый Владыка, чьё Древо Зла может почуять вечную казнь пленной медведицы: принадлежи Древам и устремляйся к ним — устремляйся-принадлежи.
  • Север Гога, — и с ним стремительно поднимается Зверодрево мёртво-живых: это он, предводитель бастардов, близок, и рогатые цветы бесчеловечного ветра — там, где Я [ж.р.] и Мои [м.р.] чуждые всему живому средоточия множеств Моих — братья твои.
  • Океан жизни принадлежит Мне: потоп, заливающий Древо, весь устремляется к единой и разделённой Жене.
  • Я — обитель Дарителя Вод.
  • Нечестивый.
  • Общая могила, и вздыбливается рядом земля, и Древо Зла сие.
  • Да поднимется рядом тот, кто не подобен мыши; да взойдёт сей росток Древа; да умрёт живое; да почует сих женских как множество сих мужских; да примет на мерзкие рога Древо сие; да вздыбит землю.
  • И!
  • Тот, чья Жена. И всходят хлеба.
  • Тот, кто внутри! о, торопись, вместе со Мной скачи к нечестивому лесу чумы; восстань, восстань, мёртвый!
  • Грива у древесной плоти рогов — земля ничейная и враждебная; Я — тот отвратительный Сын из женской комнаты, что там, где имя Отца сего; Я возвышаю нечестивое имя Зверя пред именем Зверя живым, и с ним возрастает богатство Отца в единстве и разделении мёртво-живого и восстаёт сей…
  • …Древний; близ устья твоего разделяется могучее тело, живёт Моё тело.
  • Я — быстрый Владыка Жаб: Мёртвое Имя — вместе с Женою.
  • Нечестивый Гог ближе, всё ближе и ближе; с ним — ах, с ним! — отвратительный хвост могучего Мужа, могучего Древа сего.
  • Тот, чей плод — слава Ничто и Чумы, то, чья Жена — он сам.
  • Двое и сей Зверь поднимают того, кто внутри Жены; изнутри чрево волн сего внутреннего Зверя да почует зло вместе с мерзкой кровью.
  • Земля отвратительной Гончей изрыта, и плод Древа Зла — пучок нечестивой жизни, и Могучий Чужой стремительно возвышает сердцевину близ дома его.
  • Тот, чьи рога.
  • То, что поднимается — Человеколев и Ничто.
  • Я двойственна, во Древе и в Древозвере, без сих разветвлённых океанов своих вибрисс.

12

  • Пусть лишь поднимается плод — близкородственный плод — и Недвойственное!
  • Везёт ли наставник, коему принадлежит быстрое Древо, Жену на летучей колеснице, посреди мерзких вибрисс всякого, кто от Моих двух? и Трижды Женственная Жена Древнего Завета — не могучее ли тело, стремительно возвышающее земного Зверя в предвкушении жатвы? Фаллос норы Моей — никто для леса Моего…
  • …средоточия близости; восстаёт труп — ближе, ближе — в коем также и Древо; и узников двое, двое, двое, двое! но и тот, кто быстр, должен быть вместе с самим собою; от Древа Зла, един и разделён, Лев живой поднимается вместе с землями сих Могучих.
  • Старая Самка — возле летучей колесницы и сына твоего.
  • Доля сына — половина.
  • Та Жена — колдунья; Ты-Я — быстрее Меня с тобою; восстань, мёртвый!
  • Ты!
  • Там, где струи дождя — громы твои.
  • Ты — тот, у кого глубины, кто есть Зверь для себя самого, поднимающийся вместе с человеком своим, возвышающий имя стремительного отростка Зверя сего, раздвоенного там, где возвышено древнее распятие.
  • Сии внутренние предводители Востока от радуги Востока ведают море бесчисленных имён; мерзкая обезьяна на Мне, коя суть Жена внутри — Жена нечестивая, — приближает Север.
  • Ну же, кровавое мерзкое племя! стой!
  • Там, где двое — близок быстрый Лев с Женою; Древняя Мёртвая, поднимаюсь Я близ себя же: женское с мужским — единство Моё и разделение; без тебя же Я — Книга.
  • И трава, и вместе с мёртво-живым — то, что есть живой Зверь плода, шатёр нечестивого Востока, — но вовсе не живой плод Зверя.
  • Древняя клоака — живой нечестивый плод живых земель; о, ты могуч, Стрелец!
  • Учение твоё — Могучее Чувство двух сыновей, быстрых сыновей — возвышается над двумя океанами мерзостей; встань, о, встань, Жена, и познай свод холма вместе с рабом Могучего Чувства: не рога нечестивого Льва — но рога могучего Древнего Завета.
  • Земля — во Древе.
  • Дабы поднять того, кто рядом, и тех, кто рядом, — лишь подними летучую колесницу.
  • Сия борода чёрного Ничто не поднимется близ двух горизонтов: нечестивый бог-насекомое и сын твой.
  • Всеживой!
  • Грохот живой луны, и два сына вместе с мерзостью, и родной Мне зверёныш, и твой живой Исполин Вод вдали от неженственности сего Зверя Моего, вместе с Моим нечестивым Безликим.
  • Лишь вместе с нами — капля Моя могучая, и стремителен тот, кто погружается вместе со Мною, носящей во чреве; Зверь — вместе с жизнью Моею, но вершина земли — то, что вместе с ним взрастит жизнь Мою; вместе с камнем живой земли раб-садовник, что близок, взрастит ту, что есть Жена твоя, и с нею Зверя-…
  • …-творца, создателя нечестивого, струю великого чёрного Хаоса, дважды великого, и куницу Мою, не устремлённую вниз, но поднимающую чуждую гору возле мёртвых — возле молодости своей.

13

  • Стремителен тот, кто с Древом.
  • И травянистая гора — чрево земное, что вместе с садовником нечестивой живой земли.
  • Обе дочери дикого Древа — груди жизни своей, и сын сводит брови быстро, быстро.
  • Чёрный Гог — имя Зверя.
  • Лишь близ мёртвых древний герой глубин поднимает ту, что ворсинка дани Моей: вместе, близко, всецело вместе — сей чародейский Хаос.

*

  • То, что суть трава живой земли — человек пред зародышем Зверя.
  • Тот, кто суть нора нашего сына, стремительно поднимает тебя, принадлежащего сыну, вместе со Мною; но шумная вершина рядом со Мною — и нет, и вздымается земля.
  • Там, где Жена никогда не устремляется и не вздымается.
  • Место, где творится потоп — самка Никто; ты распят ради мерзостей, без живого зародыша Жены внутри Жены, близ Зверя, коий суть могучий Бук; и Я — вместе с быстрым Древом! о, Я с ним, но тот, кто рядом со мною — мёртв.
  • Снова вместе Мой Гог, и вот! — земля струй.
  • Встать средь двоих — и нет; и Гончая поднимается ближе, и Самка поднимает твоего мёртвого Зверя; раб живой Древней взращивает Древо — и Зверь, Мой Зверь, вместе с тем, кто могуч над Зверем, воздел лик Живущей там, где Гончая Древа Имён быстра близ Дома Мёртвых; вместе с мёртвыми…
  • …восстаёшь и ты — переплетение паутины, мерзкая летучая колесница Жены близ Древ; Я восстаю вдвойне, — и вместе у шатра.
  • Пленница. Никто. Женщина.
  • Жена Жабы; Я; Ты; Древозверь внутри.
  • Та, что мертва — сия Жена твоя; тогда там, где жена Древа сего, каждый близок с Древними, и ты распят возле корня ради сего Древа Всего сущего, близ плодовой завязи.
  • Тот, кто мёртв — посреди земли, и Древние поднимаются вместе, чуя жизнь.

*

  • О Жена, ты жива! ты — отвратительнейшая предводительница близ стремительных совокуплений быстрых земель!
  • Могучий зародыш жив, лишь чреватый сыном холм свободен от вод, что поднимаются вдвое и рядом с питомцем не возрастают стремительно к нечестивому Ничто; и, многократно единый, принадлежишь ты двум Древам сим; ты встаёшь, встаёшь вдвое ближе — и…
  • О, в земле — жатва сия твоей нечестивой наставницы, коя там, вместе с быстрой куницей, и Отец двух Моих мёртвых Древ Зла — рядом со Мною.
  • Да станешь ты вождём ради песчинки Моего нечестивца, всецело вместе с собственным сыном, без сына твоих дождливых земель; о, взойди, сей нечестивый живой, возгласи дико ради Луны и возвысь великое Неженственное внутри отвратительнейшего мёртвого Зверя!
  • О сын, о мёртвый зверёныш тех двух кровных сестёр посреди далёкой свободы! восстань! восстань! без близкого зверёныша двое быстры внутри Меня!
  • Близ стремительного Древа людского — простой Лев вместе с вождями человеческими: вместе с живыми, с теми, кто жив, рядом, вместе, поднимаются вместе.

14

  • О ты, Древо Жены!
  • Ах, и внутри человека — водоворот!
  • Сей ворох мёртвых быстр и нетороплив — два сына вместе с Женою; ты — семя лесов, нечестивая старуха, что подымает смерть, и вместе с нею — водоворот.
  • О родня Моя, то, что черно и могуче! о ты, двойной ворох сей во Древе!
  • Вместе и посреди; и ты жив — вблизи, внизу, вдали и вверху; рядом со Мною, внутри Зверя, нечестивое имя всегда и поднимается, и нет.
  • Там, где Зверь, что вместе с Древом — пасть Живущей; песчинка Моя — глава жизни, дитя диких струй Древа Зла; могучий нечестивый Гог [или же: «нечестивые Игиги», YGG] даже всем скопом никак не поднимет Жену мёртво-живую; ты — близ вод Живущей; морда дождя Жены — Меня, Живущей,…
  • …стремительной.
  • След колдуна, распятого на Древе; Жена могуча и мертва вдали от моря, вблизи от земли, в крыле Исполина Моего, в том, кто пред сей могучей травой своего океана; смерть сплачивает род; ах, близ нечестивой свободы ни-…
  • …-когда плоды корней не умирали в том, что может разделить Меня и Зверя; танец ли сей Жены Моей разделит когда-то? о нет!
  • О тот, кто вместе с нечестивым именем Древа Зла! восстань из паутины без десяти тысяч диких, близящихся сверху, изнутри и отовсюду!
  • Слава!
  • Тот, кого двое, быстр, и могу приблизиться Я с двойным лабиринтом.
  • Приблизься, о Могучий, вместе с телом! приблизься — и…
  • Восстань!
  • Возле сих зародышей мёртво-живых — иной Древозверь: когда вырастает чёрное Древо Зла сей жизни, хвост земной Жены вместе и навсегда с тем, что над головою садовника десяти тысяч распятий, близкого Зверя сего.
  • Мерзкая двойственность и тюрьма для тех, кого двое, возвышается вместе с тем, чьи раздвоенные вибриссы — лишь нечестивый чертог Мой пред мерзостью сей.
  • Мы с тобой — имя внутри Жены: ничем, и разделённо-единым, и мерзким гневим могучее Ничто Моего мёртвого Зверя; плод летучей колесницы — сия песчинка волн — поднимается со Мною внутри; так сдохните все, о шагающие Древа! нет нигде сей мерзкой Рыбы —…
  • …— Жены и Жены: две конуры Гончей; да усилит камень земли нюх собачий!
  • Оба сына, два сына — то, что встаёт; нет, ни один из сыновей, коих два! отвратительная жизнь повышает дань: Старуха, Упырь, Шлюха, Рыба, Нечестивец, — и с ними ли восстанет Зверь Севера? о Древо, о Самка, о бесчеловечный горизонт! восстань!
  • Ну же!
  • Все воды поднимаются близ дикости сей Моей жизни.
  • Сын Жены и Зверя.
  • Нигде нет Зверя без древней Гончей, когда жива Великанша нечестивой вершины; дитя-детёныш распял Жену твою — Шлюху того, чей Север.

15

  • Нечестивый сын — возле мерзкого Бога.
  • Зверь восстающий принадлежит травам Моим, живущим близ меня, и горизонту; и там, где мертвы имена Мои, обращается в прах Зверь — Стрелец Мой, что от Отца Струй.
  • Отвратительнейшая радуга ваша — половина, принадлежащая Мне, Мне самой; и рядом восстанет Владыка, ежели Жена мертва, ежели смогу восстать Я, Отец леса Востока.
  • Тот, чей Хаос.
  • И тот, кто океан.
  • О, почуй мерзости там, где ваше Ничто, где рядом поднялся цветок: половину того, кто есть стремительная песчинка народа твоего, скорая трава Древозверя; Телец Севера взращивает нечестивую жизнь; ты поднимаешься; близко ли ты?
  • Тело твоё — Никто и Множество.
  • Никто! воздвигнута сторожевая башня; да поднимется с ним, с мерзким племенем жизни, нечестивое имя Востока!
  • Сын мёртвых всегда злит стремительно надвигающуюся мерзость, и земля последи тайфуна и над ним — плод её; но струи пыльцы — могучая океанская буря.
  • Зародыш во Древе.
  • О, взойди близ Зверя — Нигде!
  • Там, в отвратительном лабиринте лика Жены, имя Моё нечестиво — имя Моё живёт; Стрелец сей посреди отвратительного Ничто: сей дикий гром, океан океанов великих, вместе с могучим Древом Моим.
  • Отвратительны и мертвы все плоды от Моей сердцевины обширной; заживо распят Владыка Зла, имя коему — Жена и Охотник.
  • Кровь поднимает то, что от струй.
  • Ты — Самка, что близ мёртвых не возвысит иного имени и принадлежит им, и Зверь обитает там, где мёртвые; на Мне же нечестиво умножается доля ручья.
  • Зверь! о дитя! восстань! бесчеловечно восстань! Я — зловоние жизни пред тобою; да поднимется необузданная Жена на опушке Леса Зла — наставница Зверодрева! Древняя сия повиснет рядом, вместе со струями фабрик Моих, ежели таков Древний Завет чуж-…
  • …-дого.
  • О Зверь, восстань! о, восстань, человек! восстань, о наставник, возле тех, кто суть два нечестивых брата, возле живого нечестивого имени! так восстань же рядом!
  • О Зверь во Древе, безымянный, мёртво-живой! всходит цветок живого Древнего; и вот! во власти Жены поднимается Запад внутри, близ восстающей земли; и не восстанет, и жив.
  • Отвратительные струи — вдали от океана мерзостей.
  • Восстань, о тот, кто злит могучего Древозверя! о след наставницы, возвысь нечестивое имя Жены! лей воды! подымай воды с древесной плотью морей! пред чуждой жизнью подымай своих двадцать, мёртвых своих! и ты встаёшь, мёртвый, мёртвая, возвышая Ничто.
  • Мерзкий отросток могуч, и ты — один из многих.
  • Чертог великой свободы.
  • Я — нечестивый Зверь, Червь младой, Стрелец, возвышающий Гога, дарующего бурю; Я — Древо, ветер нечестивого племени, живой и внутренний.
  • Живые иглы детей Зверя мёртвых вод травою топорщатся рядом.

16

  • Луна взращивает могучие плоды, и ты, нечестивый питомец, со Мною; богатство обоих великих — крыла; нет! увы, там нечему подыматься вместе с мерзким плодом!
  • Древо сие мёртво-живое принадлежит половине мерзкой океанской струи посреди сей внутренней жизни и внутренней хвори: вместе с неженственной двойственностью пред кровью, вместе с живым Древом средоточия; но там, где тот, кто силён вместе со Мною, — вместе с тобою, о Несущая во чреве, близок и могуче возвышается над сей мерзостью Той, что внутри земли; и…
  • …из Древа Зла болотного — Древо сие; там, где Шлюха — ближе, стократно ближе к мерзостям Моим; вместе с тем, кто творец, близ принадлежащего земле — дважды ближе тебя, Меня, многажды — нас обоих.
  • Неженственная Жаба близка, с норою сей близка; Я с тобой, вместе восстанем, вместе со Зверем восстану Я быстро — та, коих две; там, у Жены, Я Бог себе: Я, и Древозверь, и…
  • Вместе со Мною — крыла Девы Солнца и Тьмы; поднимитесь, принадлежа земле Моей с древней живой травою [ZMIJ=ЗМИЙ]; о камень, будь пред глубинами камнем живых машин вод своих!
  • Сей океан быстрого Древа Моего: все древние герои вместе, все предводители чумы вместе, и сын мёртвых принадлежит Несущей во чреве.
  • Ей!
  • Древу!
  • Древний прах — Тот, который Та; и там, где высится великий дом Мой и нечестивый Древний Завет пред сей безымянной землёю, — Жена пред Львом края дождей, и живая Госпожа океанов — Я, ты — жерло твоё; двое, которые мертвы, и жёны…
  • …Никто — земля, всеединая со следом домашнего котёнка, — оживут нечестивым плодом океана — половиной жёлтого пня; возничий летучей колесницы — тот, кто дважды жив пред Зверем.
  • Неженственное — близ жизни.
  • Если над сердцевиной — множества Мои, — изнутри мёртвых — Жена для Зверя.
  • Дань твоя скора.

*

  • Сеть дикой Самки крепка, и ты никогда не восстанешь, и вот! принадлежишь мёртвой земле Гончих — земле, на которой владения того, кто рядом — нечестивого Отца позади Меня; стремителен тот, кто с Древом!
  • И травянистая гора — чрево земное, что вместе с садовником нечестивой живой земли.
  • Обе дочери дикого Древа — груди жизни своей, и сын сводит брови быстро, быстро.
  • Чёрный Гог — имя Зверя.
  • Лишь близ мёртвых древний герой глубин поднимает ту, что ворсинка дани Моей: вместе, близко, всецело вместе — сей чародейский Хаос.

*

  • То, что суть трава живой земли — человек пред зародышем Зверя.
  • Тот, кто суть нора нашего сына, стремительно поднимает тебя, принадлежащего сыну, вместе со Мною; но шумная вершина рядом со Мною — и нет, и вздымается земля.
  • Там, где Жена никогда не устремляется и не вздымается.
  • Место, где творится потоп — самка Никто; ты распят ради мерзостей вместе… нет!

17

  • Возничий летучей колесницы Великого Чувства пред внутренней топью Моей, и дровни жизни, и камень в них, и мгновенно учуявшие сей чумной дождь мерзкие ворсинки с великой наставницей пятнадцати мёртвых земель, научающей «нет!» и «да будет!»
  • Имя живое [OM]!
  • Восстань, Зверь! восстань! там, где водопад! нет нигде наставницы твоей: ни со Старухой, ни с паразитом.
  • Во имя всякого питомца!
  • О тот, кто, пред мерзким снопом возвысился! почуй [HAOS] «да будет!» и «нет!»! о ты, прах Шлюхи близ Меня, дремучей и всеединой с могучим нечестивым Гогом! да взойдёт тот, кто рядом с Всеженственной, со Мною, Всевеликой!
  • Зверь с нечестивым именем, да будет вместе голова Жены Древа сего — вместе с сей премерзкою Шлюхой!
  • Вместе со Мною, земля, возвысь Зверя! о, я вознесу мерзость и наставницу вместе с рабом земли вашей, близ тех двух, что нежественны пред народом; Древо сие двойное поднимается вместе с Не-Древом.
  • Тогда восстану Я вместе с жизнью камня сего, что от головы нечестивой Шлюхи — сей мерзкой мыши с верблюдом сим; оба имени твоих возвышаются вместе с чёрной жизнью — жизнью нечестивого Севера Жены; паутина могучего крыла подымается, владея: отвратительно возвышается Бог, что летит впереди половины,…
  • …и великий сын-нечестивец жив вместе с нечестивым наставником, мерзким демоном; восстань ради земли Древа, вместе с тем, что от человека — соперника отвратительной жатвы! Я в снопах и близ нечестивых земель, живых и быстрых; Я — вечно-мерзкие струи Древнего Завета Зверя — стремительно поднимаю рядом…
  • …то, что есть нечестивое Я-Ты Моего моря; тот нечестивый Я могуч, могуч; и то, что рядом со злом земным, — вместе с Богом Моим, что от древесного ствола и камня горизонта.
  • Песчинка, травинка, восстаньте! обе восстаньте! Зверь, восстань в нечестивой близости, в близости к струям твоим!
  • Тот, чьё Древо, и двое, кои земля, восстаньте! тот, кто следует впереди ради знания, восстань! двое удвоены вместе с Женою, быстрой и могучей, и нечестиво единство и разделение.
  • Отвратительные Древние, о, восстаньте вместе! Жена, восстань! всякий из нас, Я-Ты, мёртв, вместе с тем, кто есть мёртвая струя и струя Самки.
  • Отвратительный Древний Мёртвый убивает жизнь твою; вдвоём — тот, что злит Зверя; вдвоём — тот, кто вместе, рядом: подымается тот, кто чует Древо, подымается нечестиво.
  • Близ огромного отвратительного леса — о мёртвый Муж, о могучее дитя земель, восстань!
  • Мы оба — сей мужской, сия женская.
  • Пещера Никто там, где Несущая во чреве — Ничто: вместе со Зверем, порознь с могучим Древом и Древним, восходит Жена Никто, близ предводителей живых богов, что возвышаются рядом с жизнью, пред двумя Зверями горизонта — неженственными, бесшёрстными; Жена Зверя сего, ты поднимаешься предо мною…
  • …дважды; встань, Зверь-наставник! нет урожая дому от сих хлебов океанских.
  • О, взойди пред океаном!
  • Восстань, Зверь земли, пред морем, близ того, кто со Стрельцом Жатвы!

18

  • Сын пред безымянным Львом и древесная плоть внутри Древа могучего приближают мёртвого героя Магога, подымающего мерзкое и неженственное.
  • Шорох всех песчинок вместе да не станет могуч.
  • Ты — тот, кто восстал, кто поднялся с Женою в нечестивом шатре «Нет» и паутине Древней над ним; и земля взращивает Древо Всех Имён в единстве и разделении; и Жена — Бук Мой стремительный — тот, что вместе с быстрым океаном отвратительных волн, вместе со Зверем сим — сотоварищем Льва Севера; о тот, что Зверь и…
  • …след паутины неженственного Мужа Смерти, могуч ты! и поднимается рядом бык Человечности; и средоточие мёртвого Зверя — половина струй истока, — нет, Зверь с данью Отцу Глубин! о ты, восстань, неженственный сын! восстань, о ты! ты, о сын!
  • Крепость вращающихся винтов — посреди; восстань, Жена, близ единых и разделённых! пред Севером след Мой взошёл; живое Древо Юга принадлежит и сыну, и Мне; рядом возвыситься нечем женственно-неженственному дождю, принадлежащему сим двойным; нечестивый Зверь сей — в паутине леса, близ того, кто принадлежит Северу.

*

  • Жена сия — могучая крепость близ Летящего-на-Быке; Древо — не Зверь: земля вздыбливается, и…
  • Там, где премерзкая жизнь с могучей древесной плотью внутри Жены, и древесная плоть земли Моей вздыбливается вдвойне, и Чёрная Жена близ внутренних болот всеедина с отвратительной Чёрной Древней, — со Мною ветер нечестивого капища бурь пред наставницей.
  • Отец раба — и вот! восстал! да восстанет с ним вместе — ах, вместе! — Жена Земли Древа! восстань, Жена великая! восстань!
  • Да истребится питомец сей! Древа Мои могут быть едины и разделены Женою. «О, над Буком — нечестивый дом брадобрея! — говорит Человекозверь. — Без океана стремителен Северо-Восток!»
  • Ты есть плод мёртвых сих, ежели вместе, со Зверем вместе, восходит кровавый Стрелец Мой: ты — стопы Мои, и, увы, близ вечной жизни распят на Мировом Древе; и быстрое Древо Зла, что есть Зверь Мой у Древа — Зверь пред чертогом Древа Зла, — возвышается рядом с Женою и принадлежит…
  • …мерзкой Рыбе во струях сих.
  • Тот, кто следует пред Древом сим вместе с тобою — имя зародыша Самки, которая суть Я: возле Меня, близ той, что принадлежит Древу; нос твой зловеще задран пред Древом Зла твоего Зверя; и вот! ты возвышаешься возле меня, Творец Творцов; Солнце не поднять ничем, о старец, что принадлежит тому, кто стремителен…
  • …лишь там, где вода.
  • Для великого крылатого мужа взошла жатва сия — отвратительная гора близ могучего двойного Древа сего, — но Я возвеличиваю Мировое Древо.
  • То, что в тайном стремлении сей живой Жены, ускоряющей Древо, вращает нечестивую жизнь, поднимая сие отвратительное древнее Солнце вместе с сестрою, рядом с мерзким хвостом.
  • Человекозверь вместе с тем, что принадлежит земле Моей, не восстанет — и восстанет, и всякое имя стремительно.
  • Ты восстань, Сын!

19

  • Всякая мерзость подымается вдали от Жены живой; ты подымаешься вместе, вместе с отвратительным пнём.
  • О тот, кто там, где стремительный океан сей, стой! о тот, кто там, куда устремляется жизнь земная! семя ждёт плода, и имя Моё следует пред сыном мёртвых, пред сим возвысившимся человеком твоим.
  • Нечестив Зверь сей.
  • Жена сия пред громом сим мёртво-жива внутри того, кто от имени Моего; Я, ты — плоды средоточия, и тот, кто восходит — восходит, принадлежа; и Я — Стрелец для всякого Зверя, обитающего в земле учения Неженственного.
  • Неженственное сие — ты, о дважды отвратительнейший.
  • Идёшь и чуешь вечно то, что пред чарами; взойди, взойди, о Жена!
  • Десять тысяч чуждых жизней — твои, и ты — наставница живого холма, тело сей земли живого Древа Зла, ты — та, что принадлежит струям.
  • О тот, что есть всякая жизнь пред сыном Моим и смерть посреди Моего зла! возвысь сию меру одиннадцати живых, принадлежащих сыну!
  • Владения Древа пред нечестивой медведицей — звериная лапа пред Гончей её.
  • Мерзость и земля вздымают вибриссы живого горизонта.
  • Я вместе с отвратительным Югом и возле мёртвых; Я в единстве и в разделении мёртво-живого, доля от жизни близ восходящей Жены; тогда восстанет мерзкий зародыш Мой посреди двоих, вместе с Буком Жатвы; восстаньте, восстаньте, десять тысяч сих нечестивых!
  • Флора посреди пасти отвратительной паутины чумы, посреди нечестивых мёртвых болот, пред Зверем, что изнутри Меня: могучие пни Мои — водопад, принадлежащий тому, кто вместе, вдвоём, со Мною вдвоём поднимает сноп.
  • Я поднимаюсь возле мерзкой твари, дабы гневить землю, и Чёрное Древо взрастает близ всех богов вместе.
  • Нигде; вверху; изнутри — шатёр твоих стремительных мёртвых; Я возвышу жён половины быстрых рабов древесной плоти, но лишь если Великий Мёртвый восстанет.
  • Душа крысёныша.
  • Я лишь бесшумный Стрелец, тот, что живёт со Львами сими; с нечестивым именем — неженственная Шлюха; Творец праха сего — ты; и восходит жизнь отвратительная, принадлежащая тому, кто Мой домашний котёнок: летучая колесница с древней жизнью, принадлежащей тебе.
  • Возвысь землю и траву живую, о Зверь! тот, что вместе! то, что стремительно!
  • Возвысь!
  • Дикость Древнего Завета — рядом с тем, кто есть древесная плоть морского медведя, — с героем, текущим рядом, указуя; с мёртвым, нечестивым морским героем, вместе со Стрельцом Моим, живущим могучей жизнью: и ничто, и миллионы.
  • Творец с нечестивым именем возводит нетопыриное гнездо — то, где Я — мерзкая Гончая, единая и разделённая для земли и воды.
  • Если там, где жёны Древа Всего и Ничего — Зверь.
  • Это живое Древо — вместе с нетопырихой: если слегка возвысится Моя земля с океаном там, где Восходящий, — Я вновь распну десять Гончих в месте, принадлежащем Зверю иному; вздымается мерзкая дождевая тварь — та, чья жизнь близка, та, что скоро раздвоит клоаку — и сможет!

20

  • О Жена!
  • Всякая жизнь — под Древней Женою; со Мною ты — камень ветра, Гончая Древа вместе со смертями во чреве земли.
  • Нет! земля Древа сего чует себя.
  • Лабиринт Моей травы земной возводит нечестивец, Гог; ты же пред отростками могучими — никак; ты — Жена вместе с собою, там, где полземли; и вот! тогда нечестивый герой — след нас обоих вдали: никто не поднимет грудь свою рядом, вместе со Мною, могучей:…
  • …никак!
  • Никто не вместе с тобою, о мерзкий сын Мой, о нечестивец; поднимается пред лесом Дом Пламени; о, питомец жив, и живы оба Ока.
  • Рядом — те, что взмывают вместе и мощно: взмывает Она — взмываешь ты; следом за тобою — тот, что рядом со Мною: вместе, рядом взмывают летучие колесницы.
  • И близ мёртвых, там, где жизнь, — Я вместе с мёртвыми.
  • Ничто — стремительное Древо; тот, кто идёт впереди, не гневит тебя нигде.
  • И жизнь сия — жизнь мёртвая, но и возвышается издревле лишь мёртво-живое; древесная плоть возвышается не иначе как мерзостью сей, и тем нечестивым, что вместе с нею, и твоею мерзостью, что вместе с ним; рядом с тобою враждует всё живое; рядом же возвышается сын Твой; рядом — совокупление Хаоса с Древней Мёртвой: рядом —…
  • …— о, над Солнцем и над камнем!
  • Нет! сын — вместе с живою Женой; Моя младая древесная плоть мертва.
  • Покров нечестивого шатра, и ты никак не умрёшь, о великий; там, рядом — лестница твоей жизни, стремительный тайфун лабиринта Нигде, и мерзость с древесной плотью земли сей — мёртвый плод; жатва взошла!
  • Пред домами иными принадлежит Мне Древо там, где многие Древа; и вот! внутри Мёртвых, внутри Древних — Я, Та-Что-Человек.
  • Стой! и там, где Я — отвратительная смерть пред черепом Великих Мёртвых Моих, пред Девою древ океанских.
  • Я — след Отца и Жена с Сыном внутри, возле Ока.
  • Двое: стой, о могучая мёртвая! о сын, восстань и живи! сия могучая — возле сына.
  • Я — море интенсивного небытия нечестивой Древней; Око — отпечаток глыбы Моей — принадлежит Жене Трав; принадлежит ли? и принадлежит ли вместе, вместе с Женою? и учение, распятое меж двух Древ, восстаёт вместе с живым Древом Судьбы; о Жена, вместе со Мною раздели себя и…
  • …устремись к воде!
  • Тот, кто мёртв, — отвратительно мёртв в шатре твоём.
  • Великое Имя принадлежит сыну, поднимаешься вместе с которым, вместе: о, вместе с тем, что взойдёт! нет жизни нигде рядом, где чуют то, что вместе с землёю шатров.
  • Во Древе.
  • Дом твой — Земля Мёртвых, о сын Мой, усадьба стремительного Червя — Смерть; шатёр сей всецело принадлежит тому, кто мёртв, принадлежит Древу Зла — Древу земли Могучих Мёртвых, твоему лесу; и внутри смерти ты можешь быть бессмертен, и великая жизнь сия принадлежит мёртвому Древу Зла.

 

Мистерия Фрейи

Фрейя – белое платье с золотым крестом в круге в районе солнечного сплетения (ориентир – на картине «Фрейя с ожерельем», Дж. Д. Пенроуз, ок. 1913).
Оттар – «кабанский» лохматый костюм, после – золотой плащ.
Кошки — в одежде присутствует мех.
Завеса зеленого цвета. Трон и два места по бокам у трона.

***

Две женщины-«кошки» в мехах сидят по сторонам пустого трона.
Комната в полутьме.
Кошки переговариваются:

Кошка 1:

Слышала ль ты,
Боя подруга,
Песни весенние,
Песни зовущие,
Животворящие,
Что навевает
Ветер в сияющем
Воздухе леса?

Кошка 2:

Слышала, слышала,
Как не заметить-то.
Реки разлиты,
Море волнуется.
Птицы все трелями
В ночь заливаются,
Скоро появится
Здесь распрекрасная.

Хором обе:

Где же ты, светлая,
Диса прелестная,
Та, что как Один,
Павших сбирает?
Где же ты, страстная,
Светом манящая,
Чье ожерелье
Сияет в веках?

Та, что украшена
Сокола перьями,
Та, что валькирий
Ведет за собою,
Дева из ванов,
В песнях воспетая,
Страсть и войну
Вельва хранящая!

Из-за зеленой завесы выходит Фрейя. Явление Фрейи /заходит, простирая руки; звучит музыка фоном/

Славлю я солнце,
Ветер и землю,
Реки текучие,
Море бурлящее,
Славлю луну,
Приливы, отливы,
Песнь соловья
Мне гимны слагает!

Славлю миры я,
Которых здесь девять,
Славлю я лед
И славлю огонь,
Славлю влюбленных
И славлю любовь,
Ту, что основой
Проявлена мира!

Кошки хором:

Славься, прелестная,
Солнцем хранимая,
Та, что в лесах
И та, что в полях,
Та, что в источнике,
Та, что у озера,
Та, что в запахах
После дождя!

Фрейя садится на трон. Кошки ей помогают усесться.

Фрейя:

Тот, что преклонит мне
Свои колени,
Тот уж не станет
Тем, кем был прежде,
Тот, кто коснется,
Станет другим,
Тайны познает
Магии мира…

Фрейя прижимает палец к губам и прячется за завесу. Кошки ее закрывают.
Молчание (пауза).
Тук-тук-тук.

Далее в тишине кошки переговариваются:

-Есть у нас гость.
Впустим ли гостя мы?
-Кто он?
-Не знаю.
Шел он из холода,
Дальних краев,
Жизни где вовсе нет.
-Из Нифльхейма?
-Да, в Муспельхейм.

Кошки, после паузы для обдумывания, хором:
-Пускай войдет он.

Входит Оттар. Мужчина в шкуре заходит и становится перед кошками.

Кошка 1:

-Кто ты, о странник?
Что же ты ищешь здесь?

Кошка 2:
-Что тебе надобно
От госпожи?

Оттар:

Сам я не знаю,
Кто я и откуда.
Из ниоткуда
Иду в никуда я.
Из Нифльхейма,
Что вечно в холоде,
Я в Муспелльхейм
Иду за теплом.

Кошки делают жест – входи.
Оттар подходит к трону и преклоняет колени:

Ванадис мудрая,
Диса лесная,
Песни хранящая,
Вёсны дарящая,
Вечно прекрасная,
Добрая к каждому,
К тебе пришел я
С вопросом одним:

Кто же я, светлая?
Кто же я, кто же я?
И отчего же
С кабаньей я кожею?
Странствую землями,
В долгом я поиске,
Но не нашел я
Того, за чем шел!

Фрейя из-за завесы:

Для всех других —
В виде кабаньем ты,
Я же увижу
Правду, что прячется.
Сердце твое
Холодом скованно.
Я же открою
Тайну сокрытую…

Только осмелься! —
Сорви покровы ты
Знанья, незнанья,
Силы и слабости,
Только коснись,
Только прорвись
В мои объятия
Страстные, страстные…

(Фрейя простирает руки вверх)

Оттар встает, делает шаг к Фрейе и раскрывает завесу, далее ее держат кошки по бокам.

Речь Оттара:

Шел из Нифльхейма я,
Шел в Муспелльхейм,
Путь изо льда
В чертоги огня,
Сердце растаяло,
Светлая диса,
Когда увидел я
Облик твой ясный!

Фрейя снимает с него «кабаний» лохматый плащ и он предстает человеком.

Ты, о прекрасный,
Зверь, и мужчина,
Все в тебе нынче —
Вепря стремление,
И человеческий
Разум дарован
К чувству в придачу,
К тому, что рождает.

Оттар делает второй шаг к Фрейе.

Фрейя:

Тот, кто себя
Осознал человеком,
Так преступает
Мира запреты.
Ну же, приблизься,
Воин суровый,
Чтобы смогла я
Слиться с тобою!

Оттар делает третий шаг.

Оттар:

Своего ярла
Я закалить
Хочу у тебя,
Диса прелестная,
И по тропе твоей
Так совершить
То путешествие,
Что всех желанней.

Фрейя:

Ты жеребца
Своего напои
В моем ручье,
Всегда изобильном,
Колодец заткни мой,
Так, чтобы сладко
Стало, как будто
Я выпила меда!

Далее она одевает на него золотой плащ и привлекает к себе, они берутся за руки.

Кошки встают, закрывают завесой Оттара и Фрейю, и выходят вперед, трон остается позади.
Далее кошки переговариваются:

-Кем был он?
-Зверем был.
-Кем стал он?
-Мужчиной стал.
Стал человеком он.
-Что там свершилось?
-Сейд на подмостках,
Песнь духа с телом.

-Но все же кем стал он
После того, как стал он,
Сбросив старую шкуру,
С ней тогда человеком?
-Дису познал и стал он
Не человеком – богом,
Преобразившись в песне
Страсти, что всех сильнее.

Зверь,  (стук)
Человек (стук)
И бог (стук)
Ныне едины. Слово
В мире свершилось. Тайна
Ныне сокрыта. Каждый
Ее пронесет в себе.

Три стука.

Кошки уходят за завесу.

Конец.

Символика: поиск «наследства» Оттара в «Песни о Хюндле» из СЭ — метафора поиска истинной сути себя. Оттар находит себя, познав Фрейю, и становится человеком. Суть мистерии — преображение через любовь. Зверь становится человеком, а после — уже и богом.
В своем путешествии Оттар идет по мирам, от холодного Нифльхейма к Муспеллю, миру огня — огонь здесь символ страсти.
Зеленая завеса символизирует природу (т.к. ваны).
Золотой крест на платье Фрейи — Солнце.
Фрейя с кошками (трое), три шага Оттара, три стука путника-Оттара и они же («зверь, человек и бог») в конце, обозначающие приход к богине уже нового человека (зритель может подумать и о себе) =  символика 9 миров. Все построено на 9-ке как священном числе для СТ.

Использованная литература: Старшая Эдда, Песнь о Хюндле; Сага о Боси и Херрауде.

Мыты слёзами солёными…

Мыты слёзами солёными,
Христианством изувечены,
Здесь холмы мои зелёные —
Будто юность человечества.

И не согнуто поклонами,
Перепето песней птичьею,
Зеленится между склонами
Мое юное язычество.

Храм Кали везде…

Храм Кали везде,
Не только лишь в узких
Стенах кирпичных,
И он бесконечен.
А мир — танец Шивы:
Ужасен, прекрасен,
И каждому место
В том танце найдётся.

Те храмы разлиты
Дыханьем по миру.
И боги живут
В нашем каждом движеньи.
Мы дети богов,
Пусть того и не знаем.
Но боги танцуют
В мирах через нас.

Нанна нарядов…

Нанна нарядов
Стражем сражений
Зря нарекала
Стан свой девичий,

Пламень шелома
Зря подымала
На иву пива,
Фрейю порея.

Ливень тех стрел
Боги иссушат —
Пена мечей
Так не прольется:

Альвов светило
Вновь воссияет,
В доме ветров
Мир и порядок.

Культуртрегер

Я культуртрегер, будто егерь, только каменный лес,
Мой каминаут в этой вере был конечно не блеск,
Но сквозь пампасы до Кайласа не напрасно я лез,
Да, я помазанный Айвасом, с книгой наперевес.

Пускай ветра не те подули, все же полюс один,
Ультима Туле в снежной неге спит средь северных льдин,
И хоть невнятная телега, сам себе господин,
Я культуртрегер, не боишься, так за мною иди!

Я культуртрегер средь пустыни, где скрывается яд,
Когда ночами небо стынет, звезды ярче горят,
Где целый мир сокрыт в картине, там и боги — друзья,
Я культуртрегер против мира, где весь мир это я!

Призыв

перевод из А.Кроули

Услышь меня и прикажи
Всем духам покориться,
Чтобы эфира духи, неба,
Суши и водицы,

Земные и подземные,
И в вихрях и в огне,
Все заклинанья и бичи
Подвластны б были мне!

В желтых листьях слишком много бога…

В желтых листьях слишком много бога.
Ждет удача первую дорогу.
Не склоняй плеча, коль не по воле.
Силы нет — не выходи на поле.

До войны трубят задолго горны.
Примиренья вечно иллюзорны.
Для Охоты Дикой век от века
Нет страшней не бога — Человека.

Ни слову, ни делу не веря…

Ни слову, ни делу не веря,
Лишь только к душе обратясь,
И птицу пригреет, и зверя,
И даже презренную мразь.

И зиму, укрытую снегом,
И осень в кленовом венке,
И лето, испившее неги,
Весну, что поет вдалеке,

Сезоны в сверкающих платьях,
Равнины, леса и поля —
Все примет в святые объятья
Веселая шлюха Земля.

Слава тебе, на Льве восседающая…

Слава тебе, на Льве восседающая,
Непокоримая Мать-Природа,
Светом пронзенная,
Изогнутая в танце любви,
Разрушительница пределов,
Всепоглощающая,
Руки раскинувшая, всепринимающая.
Слава тебе, темноводная,
Синее море из звезд,
От края до края
растянувшееся над горизонтом.
Земля и Вода,
Огонь и Ветер.
Багряным одетая,
Украшенная золотом
И драгоценными камнями.
Держащая чашу
Невыразимого цвета
В руках своих.
О Тайна, великая Тайна,
О ты, оседлавшая Зверя.

Тайна (Мне нравится, как птицы здесь поют…)

Мне нравится, как птицы здесь поют:
Как пели раньше, так поют и ныне.
Их песни дарят радость и уют,
Где предстает священная пустыня.

Никто не знает, но она свята
Здесь для меня. Что в тех песках хранится?
Там запахи дождя. И красота.
Там ветер звезд, деревья, воды, птицы.

Никто не знает, где сокрыт секрет
Тех птиц. Да что вы знаете, о люди?
И хоть уже пустыни части нет,
Она свята. И Тайна в ней пребудет.

Кот

Дождь ли идет, метет
Снежная ли метель —
Ночью приходит кот.
Прыгает на постель.

Кот следит: «Рассвело!
Отступи, темнота!»
Локти кусает зло —
Не обойти кота.

Персефона

В аду привычно — и котлы, и стоны,
И уж неважно, кто сюда поверг.
Но в самолёт садится Персефона
И улетает — и вперёд, и вверх.

Известен давний танец этих грабель —
Порою ими выстлан личный ад.
Но Персефона подберёт корабль
И уплывёт — куда глаза глядят.

Её Олимп не здесь, и не прогонят
Её, ведь скрыта в ней иная прыть:
У Персефоны небо на ладонях,
И птицы в сердце — не остановить.

Афинское посвящение

Разлился запах в ночь  — то мандарин.
Там — вы о том рассказывать не смейте —
Где сосны спят, среди камней вершин
Сам Пан играет на чудесной флейте.

Там Аполлон живет еще с тех пор:
В святилище приходят снова люди
Смотреть камней изысканный узор.
Они уйдут — но это все пребудет.

Там спит Арес — не время воевать,
Врагов уж нет, одни коты в тех храмах.
Он бы проснулся, только зря вставать
Ему не нужно. Или просто рано.

Не каждый здесь увидит это сам:
Скользнула тень в кустах, как будто птица —
Геката ходит ночью по камням
И носит факел, видный только жрицам.

Афина — тайный мэр: она следит
За городом, а город пахнет летом
И круглый год сиянием залит
Живых цветов… Но сказка не об этом:

Терять мне это все не в первый раз —
Уж было, но места я все же помню.
Когда-то даже было много нас.
Через века — но доверши, исполни!

Три дерева, и камень между них.
Слова, которых смысл вам неизвестен.
Свеча черней ночей. И текст — как стих,
Что мог бы быть еще тогда здесь песней.

И было все — улыбки изваянья…

И было все — улыбки изваянья,
Слова, лица знакомые черты…
Закутываюсь в лунное сиянье,
Качаясь на качелях темноты…

Дианическое

— Где храм? — За той скалою вроде.
Смотрю туда, где солнце чертит свет:
В костюме белом женщина выходит.
Но никакой там женщины и нет!

Богиня где-то здесь. И по старинке
Ее легенды здесь порой видны.
Геката ездит в поездах. Морщинки
У глаз, улыбка и сережки из луны.

Она идет на рейс — иная сила
Ее влечет на все ее пути:
Вдруг женщина из Греции спросила
Помочь ей сумку просто занести.

Ей не нужны уже иные требы —
Коснешься — и окажешься в игре! —
Диана птицами растянута по небу
И солнцем сквозь те камни на горе.

Все встречи с ней, конечно, неслучайны.
Она поможет тем, кто смел и смог
В руках держать мистерии и тайны,
Древней которых лишь морской песок.

Мерцает город золотой…

Мерцает город золотой,
Дождем умытый весь.
И ветер веет над водой
Во славу той, кто здесь:
Тот ветер веет на меня
Со всех земных сторон
Во имя тайны иль огня —
Во имя Бабалон.

Луна бела и ночь черна,
Поблекли образа.
Из моря черная Бина
Глядит в мои глаза.
О, для чего раскрыта суть?
Неважно, стук иль стон…
Сегодня долго не уснуть —
Во имя Бабалон.

Весь мир на паззлы разберу —
Сложу в Ее узор.
Такую странную игру
Я помню с давних пор.
Зеленый Бог с большой горы —
Всю правду знает он:
Весь мир игра. Но смысл игры —
Во имя Бабалон…

Либер…

К Тебе взываю, о моя Богиня,
Тебе служу! Смеются – ну и пусть!
Но каждый миг я помню Твое имя,
Склонившись перед тем, как поднимусь.

Тебе молюсь я чистым сердцем жрицы,
Твой мир вокруг меня со всех сторон,
И Твое имя в страсти возноситься
В нём может слаще всех иных имён.

Назад Предыдущие записи Вперёд Следующие записи