Сын Кощеев, Евстигней

Плясом ведьм на поляне кружимся,
Завивая в разгуле хмель,
Каждый с каждым поземкой вьюжимся,
Не важны нам границы теперь.

Чей-то мёд я вбираю сахарный,
И ласкаюсь к другим рукам,
Кожи блеск чуть стыдливо матовый
Я, прильнувши, возьму в себя.

Метеором, явившись, огненным
Всадник яростный прискакал,
И с коня соскочив, неугодливый
Во мгновенье на руки взял.

-Ах ты гад! Напугал без стеснения.
Он смеётся, щурясь на свет,
Сердце прыгает, бьется в сомнениях,
Но беспочвенно, знает ответ.

Защитился чернильною тьмою,
Не узнать я тебя не могу,
(Евстигней),- я, мурлыча, прильнула,
Он смеётся: (сказал же, сбегу

Из кощеевой жуткой крепости,
К ведьмам в главную, древнюю ночь,
На любые пойду я дерзости,
Чтобы тьмы Мне прославить дочь).

Как красиво ты говоришь,
Приручи, раз я тьме родня,
Только сладостно ты замолчишь,
Отбегаю я в миг от тебя.

Я смеюсь и зову за собой
В круг костра, где мы будем плясать,
Покажи, как ты будешь легко
От врагов всех меня защищать.

Усмехается он, зубы скаля,
И, сощурясь, глядит в огонь.
Миг… И в воздух поднялись оба,
Сфера нас окружает вдвоём.

Желто-рыжие блики вокруг,
Пламя гладит, нисколько не жжёт,
Вижу радость я в танце подруг,
Заплетающих Тень в хоровод.

Опадая цветком ало-пламенным,
Распадаясь на восемь частей,
Сфера искрами одурманила,
Закружил вновь меня Евстигней.

Запоём мы песню полуночи,
Пламень духа в себе растворив,
Пляшет жизнь невзирая на обручи
Неприятия, боли, тоски.

Звезды, с неба в костёр наш падая,
Искры ввысь на встречу зовут,
Новолуние криком приветствуя,
Ведьмы чёрную матерь чтут.

К Евстигнею многие тянутся,
На одну лишь меня глядит,
Сердце птицею поднимается,
Наслаждаясь теплом в груди.

Но волчком вкруг него верчусь
И смеюсь, и дразнюсь, завлекая,
(Покажи,- я к нему обращусь,
-что с тобою меня ожидает?

В дом какой я хозяйкой приду?
Кто меня охранит от тревог?
Как мы пищу добудем свою?
Что спасёт, если в гневе Бог?)

Тут махнул Евстигней рукой,
Дом из камня в три этажа,
Двор широк и довольством полн,
И в окошках блестит слюда.

В другой раз он махнул рукой,
Из скелетов забор восстал,
Стрелы с пальцев летят стеной,
Поражая в удар лося.

В третий раз он рукой махнул,
Прямо в пекло открыл портал,
Говорит: (мы к отцу уйдём,
Если смерть обретём от христиан).

Я моргнула, и всё пропало,
Страстно в шею целует он,
Я от плясок совсем устала,
Приобняв, он в глубь леса пошёл.

Вышли мы к ручейку молодому,
Страсти в нас, как уголья, горят,
Мало места единому слову,
Где свершается тайный обряд.

И прошу я о третьем желанье:
-Покажи, как умеешь любить.
И, улёгшись на мягкие травы,
Будем свадьбу с богами делить.

Пусть огонь согревает землю,
И сливается сила в одно,
Евстигнею, кощееву сыну,
Стану в темном обряде женой.

До рассвета друг друга любили,
И вдвоём извалялись в росе,
Красоту мы и Силу делили,
И сливались в порыве игры.

На прощанье обнялись сильно,
Нас связала навеки нить,
Евстигнея, кощеева сына,
С дочкой бездны не разлучить.

Назад Вперёд

Добавить комментарий