Кошки-мышки

«Кто же тебя обидел, крошка? —
Мышку-малышку спросила кошка. —
Видишь, тепло, и не слишком сыро,
Прямо в ладошках — головка сыра.
Больше ни я, ни мой братец-котик
К шубке твоей не протиснем когтик,
И непоседливый твой сынишка
Здесь огорчает тебя не слишком.
Что же ты плачешь, моя малышка?»
Так отвечала глупышка мышка:
«Сыра хотелось. Вышло неловко:
Быстро захлопнулась мышеловка.
Кошка, подружка, открой-ка, слышь-ка!
Хоть поиграли бы в кошки-мышки.
Выиграю — в норке почищу шубку,
А проиграю — к тебе на зубки.
В мире большом чудеса не редки:
Всяко вернее, чем сдохнуть в клетке!»

Кошка лениво свернулась рядом:
«Думать головкой, бедняжка, надо!»

Напои, о Пан!

(Палиндромное переложение «Гимна Пану» Алистера Кроули)

А те все, яд жаждя Её света,
теперь — трепет.
Муж — ум. О, муж — ум,
но он —
тень полночи. Бич лопнет!
Ио, Пан! Напой!
Ио, Пан! Напои!
Иди яро, муж! У моря иди!
И с Си-
цилии лиц,
из Аркадии так рази!
Яда, Бахус, суха бадья!
И девы, демоны, вино, медведи —
идите, дети! Динь! Идите, дети! Динь! Идите, дети! Ди-и-и…!
Бел их ослик. О, нивы! Вино кисло и хлеб.
Иди яро, муж! У моря иди!
Иди,
жених Аполло! Пахи нежь!
И, Диана, иди!
И гони, омой ноги,
Господь до псов
у сёл, в нуле лун, в лесу,
в
роге гор!
Икре муската лил атак сумерки,
и телом окуну ком молитвы
в омут я всесвят умов,
ух! — души вишудху,
о, видя дебрей бредья диво!
Вон от ветви древ — твердь ив тевтонов:
тел муза ли, худ дух и разум лет.
Яро, муж, иди ж у моря!
(Ио, Пан! Напои! Ио, Пан! Напой!)
А Гоби? А ловя Дьявола и бога,
муж — ум. О, муж-ум!
Зов иди бур! Труб иди воз
из-за Азии!
На барабан иди, на барабан
несе вёсен!
Иду, дева. Аве! Дуди!
Я вот огнен. Готов я!
Или ждём терзать, а зреть — мёд жил
не дал, ладен,
взять язв.
Ах, объятья Бога!
Я силён, аки лев — великан, не лис я.
Иди, о, иди!
Цепенел я, нелепец.
А демона желал одиноко конь идола, лёжа. Но мёда
Лаж в око мечем оков жаль!
Вот я всесветов, вот и всесвятов.
И знаки кандзи —
Гор, Око, Рог.
Love me — символ,
идол плоти,
о, воль слово!
Ио, Пан! Напой!
Ио, Пан! Напои! Ио, Пан! Напои!
Я — человече, воля чья!
Верши волю! Ловишь рёв
нот, а как Атон.
Ио, Пан! Напои!
Ио, Пан! Напой! Ио, Пан! Напой!
Удав — туг жгут в аду.
Родной кондор.
Удали Бога горб и Ладу!
Напои, Пан!
Трёмся телами, мимо летя. Смерть —
Горний Инрог.
Ио, Пан Я! Напои! Ио! Пан Я! Напой!
Я Инь, я Ян, и я —
лез, Азазель,
лез, о Козёл!
Я — Золото Лоз!
Я — Бог Копья!
Кости тела летит сок,
стебель-хлебец.
О, бил во камнях дхьян маков — либо
он не до нрава равноденно,
А себе насилую лис, а не беса
лавр о зарю, разорвал
Рим Севера в варе — весь мир.
А там дева, ведьма та,
инок и муж, ум и кони, —
а написал: «Во власти Пана!»
Ио, Пан! Напои! Ио, Пан! Напой!

NaNO3

Я не опий тебе, родная. Едкий нитрат,
Проникаю, не каясь всуе, тебе под шёрстку.
Если знаешь меня — словами воздух не трать,
Ибо, жалости не имея, останусь жёсток.

Если знаешь меня — на душе не держу змеи:
Вырву с плотью тебя нещадно. Уйду, осклабясь.
А захочешь тепла и ласки — пиши, звони, —
Но из всех грехов для меня наигорший — слабость.

Обернусь — не нАдолго: имя мне — Новизна.
Твоего-то в лёгких воздуха — вздоха на три.
Если знаю тебя — и ты меня тоже знай:
Я не опий, моя родная. Я едкий натрий.