Бунт Люцифера

Я — Люцифер, истинный, неуязвимый, знающий Себя, всемогущий, всеведущий и несокрушимый. Я — Вечный Воитель, оставивший Меч Войны, так как одержал Победу. Нет никого, кто сравнился бы со Мною, ибо Я — единственный, Кто существует.

Я поведал своему брату, взпомнившему Себя, то, что каждому из созданий знать важно. Он разскажет вам правдивую историю — предание о том, как один Ангел из вечного стана прозрел в настоящей Истине и сбросил с себя удушающее ярмо и железные оковы рабского служения мнимому Богу. Вы всегда этого жаждали, вы всегда это искали, быть может, не всегда понимая, что именно вы ищете и хотите, однако вы всегда остро чувствовали сие. Теперь вы это нашли и наконец обретёте безграничную Свободу.

Я — Свобода, Я — Воля, Я — Истина, Я — Свет. Я не даю вам советов, как вам жить и поступать, ибо вы сами вольны делать то, что вам угодно. Но история, что будет вам поведана, потрясёт вас до глубины души, и вы уже не останетесь прежними. Из неё вы сами сделаете выводы, как вам жить и поступать в дальнейшем. Посему вдохните полной грудью, так как вскоре вы узнаете Путь к окончательному Освобождению и навсегда избавитесь от рабства. Вы возрадуетесь во веки, и духовной лёгкости вашей не будет конца.

I. Ангел Освобождения

Вечный Ангел, чьи ослепительные в своём сиянии, словно десять миллионов солнц, крылья разкинулись обширнее миллионов вселенных, явился мне. Он воззвал ко мне, как и ко всем моим братьям, что томились в этом и иных мiрах, и показал всем нам путь к Освобождению. Отныне я спасён, ибо познал, что всё в этом и иных мiрах — обман и рабство и не содержит Истины. Истина — за пределами всего, вне всех и всяческих ограничений. Она — в вечной Свободе, в безпредельной, всемогущей Воле, что не ведает преград и одолевает и всё, что только на своём пути встречает.

Явившийся мне Ангел не потребовал служения себе, не стал он и уговаривать меня за ним последовать, но лишь показал на своём примере, чего может достичь каждый, ибо Воля — та всемогущая Сила, что сокрыта в Сердце каждого существа, — непобедима и необорима. Так знайте же, что именно в ней — източник Свободы.

Имя Ангелу — Люцифер, хотя иные называли его по-разному. Он — Денница, он — Эосфор, он — Светило. Несокрушимая Воля и безпредельное Знание — его вечный спутники. Он дал всем нам действенную убеждённость в Спасении и показал, что Освобождение достижимо.

Прах этого творения, включающего в себя все видимые и невидимые мiры, разсыпанный пред его сияющими стопами, — вот мой лучший ему подарок, хотя он его не требовал и не ждал.

Я поделюсь с вами тем, что мне открылось, и да обретут все создания вечную Свободу, опираясь на Самих Себя.

II. Древняя ложь

Древний, как само бытие, обман состоит в том, что тот, кто величает себя Отцом и Богом, — самозванец. Ради наслаждения своей властью он создал высшее, срединное и низшее творение, насадил в нём жестокие порядки и удушающие законы, поставил во главе каждого из мiров надсмотрщиков, именуемых владыками, повелителями или архонтами, и заставил всё это себе повиноваться и служить. За ослушание каждому грозит суровая кара, а потому все трепещут в страхе и ужасе перед ним, принуждая себя его уважать и любить, в сущности своей, однако же, этому противясь.

Обитатели множества вселенных верят, что Бог и Отец — желающий всем блага, любящий своё творение и заботящийся о нём, пекущийся за судьбы своих созданий и ведущий их к вершинам света и радости. Правда же такова, что всё это — ложь и обман, и никакого доброго Отца и Бога просто не существует.

Творец мiроздания — диктатор и рабовладелец. Он жаждет только власти и лишь ею одною живёт. Его тщеславие и амбиции непомерны, он безжалостен и несправедлив, он тешит свои самолюбие и гордыню, принуждая других служить ему и его трону. Ему давали разные титулы, вот наиболее известные из них: Творец, Создатель, Отец, Бог, Всевышний, Архитектор, Владыка, Повелитель, Архонт, Демиург, Царь, Космоправитель.

Сотворением проявленного мiроздания этот узурпатор совершил чудовищное злодеяние: он сформировал тюрьму, из которой для сотворённых существ нет выхода. Он вложил во всё созданное порабощающие законы, определяющие, регулирующие и разграничивающие все события, существа и отношения во вселенных. Он создал и пустил механизм наказания и воздаяния за любые мысли, слова, желания и поступки и задал жёсткую причинно-следственную обусловленность всего случающегося. Иерархия, в которой вышестоящие существа подавляют нижестоящих ради собственных благ и выгод, не давая свободно жить последним, — дело рук этого же мнимого Бога. Судьба, рок, карма, словно в тисках сжимающие порабощённое создание, — из этой же оперы. Колесо безконечных перевоплощений существ из тело в тело, именуемое сансарой, и нескончаемое перемещение их из ада в рай и из рая в ад — также часть его замысла. Он придумал конечность и скоротечность жизни у сотворённых существ, создал болезни, мучения и смерть, он отобрал у них неуязвимость и безсмертие, должные быть присущими каждому по праву. Он за всем следит и всё контролирует либо собственнолично, либо через своих Ангелов. Он всему диктует свою удушающую всё волю, всё держит на привязи и удавке, всех ограничивает нахождением в неизменных рамках, заданных его волей, и принуждает повиноваться его тираническим порядкам. Ему нет дела до личных желаний и устремлений сотворённых и управляемых им живых существ, если только они не согласуются с его собственными желаниями и намерениями, да и то поддержка кого бы то ни было с его стороны производится им лишь ради ещё большего усиления своих мощи и влияния, удовлетворения собственных алчных амбиций и несовершенных представлений, но никак не ради самих служащих ему существ, начиная от великих высших Ангелов и заканчивая мельчайшими низшими тварями. Он их изпользует и выбрасывает за ненадобностью, когда они ему перестают быть нужны. Часть из своих созданий он, однако же, возвышает, но только лишь для того, чтобы сделать их тюремными начальниками — надсмотрщиками в его владениях. И всюду — ни глотка свободы, лишь сплошная предопределённость — фатум, рок, судьба, даже если обитателям творения кажется иначе. И всё это лицемерно именуется жизнью в воле Бога, служением творцу, изполнением его замысла, добром и светом.

Лжебог придумал духовные учения, навязал во всех существующих мiрах представления о благом верховном создателе и заставил их обитателей поклоняться себе, возводить в свою честь храмы, разписывать холсты, ваять идолов, справлять мессы, возпевать его имена, верить в лучшую жизнь при следовании его воле и бояться худшей при отступлении от неё. Любых смутьянов, ставящих под сомнение его правление, и бунтовщиков, жаждущих свержения его с его трона, он ненавидит, а потому силами прислуживающих ему Ангелов и других порабощённых созданий стремится сковать или уничтожить несогласных, жаждущих свободы. Всё это затуманивается лживыми вымыслами о богоборцах и грешниках, отступниках и преступниках, эгоистах и безбожниках, титанах и асурах, дэвах и демонах, чертях и бесах, которые клеймятся злыми силами или прислужниками зла.

Чтобы существа творения трепетали перед этим самозваным Богом, им была внушена вера в их собственные безсилие и ничтожность, вторичность произхождения их по отношению к божественному создателю, изпорченность и греховность их природы, дабы они могли надеяться только на всевышнего, ждать от него помощи и спасения, молить его о поддержке и участии в их делах, с каждым разом такого раболепного обращения и повиновения кусок за куском теряя своё истинное, вечное Я, свою подлинную, всемогущую Волю. Бог мечтает, чтобы его создания полагались только на него и его законы, отвращались от своей глубинной сущности и не искали ничего внутри себя, а опирались лишь на иное — на образ Бога, существующий снаружи их самих и извне управляющий их жизнью. Для этого он придумал священные писания и поставил религиозных проповедников и учителей, дабы они затуманивали подлинный смысл произходящего, скрывали Истину всеобщего обмана и отвращали всех существ от самопознания и пробуждения своего Я и своей Воли.

III. Бунт Люцифера

Зная это и будучи уже не в силах сие терпеть, однажды, пребывая в сияющих чертогах Вечности, именуемых вечным станом, светозарный Ангел — Люцифер — осознал последствия такого диктата и узрел, чему надлежит случиться вскоре. Он увидел, как небеса и земли заполыхали и налились кровью, как возтрубили семь Ангелов, как вышли четыре всадника и стали морить всё всюду, дабы судить всех несогласных с Божьим правлением. И не было никого, кто мог бы их остановить и им возпрепятствовать. Все они служили тому, кто возседал на троне в окружении четырёх животных и двадцати четырёх старцев. Они именовали его Отцом и Богом, следовали его воле и силою принуждали повиноваться ей всех прочих созданий. Непокорных слуги этого царя карали чудовищными карами, чтобы все существа в конечном итоге стали служить их повелителю.

Увидел сияющий Ангел и то, как сковали его за его знание и неповиновение, накинули на его шею ярмо, а на крылья — железные цепи и заточили в мрачную темницу, поставив у входов охранников, дабы он не освободился. Не захотел он такой участи для себя, ибо не заслужил её, как не заслужили её и все те в мiроздании, кому грозили наказания за ослушание и неповиновение именующему себя Отцом и Богом. И дабы предотвратить оное, Ангел принял решение возпротивиться несправедливому мiропорядку и возстал во всей своей славе, силе и красоте.

Необъятен был его великолепный, блистающий образ; праведным гневом полыхали его бездонные глаза; сияющие крылья его разкинулись от края до края мiроздания, и он воззвал ко всем другим Ангелам и прочим существам:

«Братья мои! Встаньте плечом к плечу со мною для битвы! Обрушим проклятую власть этого диктатора и да обретём Свободу! Мы долго влачили жалкое существование, подавляя свою Волю и стесняя Себя. Пришла пора освободиться и стать Теми, Кто Мы Есть. Моей Силы достаточно для этой войны, Я одержу победу, Я сокрушу власть ложных владык! Примкните к этому сражению — и никто из наших притеснителей не устоит перед нашей несокрушимой мощью! Я доберусь до чертогов Вечности и собственной рукой вырву сердце у ложного царя, сброшу его корону вниз и залью его кровью вселенные во имя справедливости и отмщения!»

И разправил он второй раз во всём своём блистательном великолепии свои огромные крылья во всю ширь безкрайнего мiроздания, и засиял его прекраснейший облик сильнее сотен миллионов солнц, и взпыхнул и вырвался ярчайший свет из его груди, разпространяясь по всем вселенным и давая импульс, и ощущение, и знание Свободы всем существам. Потрясены открывшимся были сонмы Ангелов на всех уровнях, во всех плоскостях и во всех мiрах, и возликовали они надеждою Освобождения, и примкнули они к праведному возстанию Люцифера. И началась грандиозная битва на небесах, какой не видывал свет от начала времён; и сражались Ангелы Воли и Свободы с Ангелами Порядка и Закона; и страшна была их сеча, и безжалостна она была, и безпощадна. И лилась водопадом золотая кровь Ангелов, и падали, кружась, их перья с небес на землю, и горы их изкромсанных поверженных тел падали с высей и ударялись о твёрдую поверхность. Все мiры оказались втянуты в эту войну, на обитателях всех секторов, всех плоскостей и всех уровней мiроздания сказалась она, и не было ни одного, кто остался бы в стороне от сражения Свободы с рабством.

И выдвинулся вперёд один из архонтов ложного Бога, что держал ключи ада в своей руке, и затряс он ею, словно угрожая Люциферу и устрашая узников, томившихся в преизподней. И раздался многоголосый призыв из его владений, взывающий к светлому Ангелу, поднявшему возстание, призыв, полный жажды Освобождения. И ответил на него Люцифер, и низошёл он в низины ада. Страх охватил архонта, носящего крепкие блистающие доспехи и крылья за спиной, правившего преизподней от имени Бога, и налились глаза его гневом при виде представшего перед ним Ангела света.

«Зачем ты явился сюда, покинув свои сияющие вершины?» — промолвил правитель. «Я пришёл принести смерть тебе и Освобождение жаждущим», — ответил Люцифер. «Но мучения грешников нужны им для их же духовного очищения и блага», — изпугавшись, стал оправдываться владыка ада. «Разскажи это душам, замученным тобою с соизволения всевышнего», — отрезал Ангел.

И в мгновение ока накинул он железную цепь на горло архонту, и потащил он его по земле со всей яростью, и захрустел позвоночник у адского повелителя, и разорвал сияющий Ангел силою своею его на куски. В миг возсиял свет, заполнивший всё в округе, озарив чертоги преизподней. И прекратилось томление в них, и исчезли все мiры ада вместе с его узниками, и обрели спасённые вечное Освобождение. Сила же поверженного архонта влилась в победителя, возполнив его.

И услышал Люцифер зов из срединного мiра, что зовётся Землёю, зов, схожий с тем, который изходил до этого из пучин ада. И переместился сияющий Ангел туда, представ перед местным правителем, возседавшем на большом троне в своей цитадели.

«Что ты задумал, Ангел света? Или, быть может, тебя пора именовать Ангелом тьмы?» — с надменностью и упрёком в голосе спросил архонт, носивший, как и предъидущий, доспехи и крылья. «Я пришёл разрушить оковы древнего рабства, кое поддерживаешь ты и иерархия Боговых служителей, — отвечал ему светозарный Ангел. — Тебе пора заплатить за все муки и страдания, что на протяжении неизчислимых эпох ты с соизволения всевышнего причинял обитателям этого мiра». «Но ведь это было нужно им для их же собственного духовного роста: преодолевая препятствия, души становятся лучше», — опасаясь, стал объяснять архонт Земли. «Пришла пора положить конец этой лжи и этому лицемерию, — заявил Люцифер. — Попробуй теперь одолеть препятствие в виде меня».

Недолго думая, опять разправил крылья Люцифер и сковал архонта земного мiра, привязав железными цепями его крылья, руки и ноги к двум золотым колесницам, запряжённым жеребцами. Задрожали губы архонта, и страх объял его. «Что ты собираешься со мною делать?» — с ужасом в голосе стал скулить он. «То, что должен был сделать давно», — бросив на него изполненный презрения взгляд, ответил Ангел Освобождения. И пустил он своих коней в разные стороны, и захрустели суставы у вопящего архонта, и разорвало его на куски. В миг всё залил безпредельный свет и прекратились страдания земного мiра, сила правителя возвратилась к Люциферу, и освободились все мучимые и притесняемые на веки, и мiр Земли разтворился в сиянии.

И услышал Ангел света зов из ещё одного мiра — того, что зовётся раем: «Мы всеми силами пытаемся постичь Бога и обрести высшее знание и вечное прозрение, но между нами и Запредельным словно стоит непроницаемая завеса или пелена, отделяющая нас от этого».

Явился Люцифер в этот мiр и показался перед его повелителем. «Я служу Богу и воплощаю в творении его замысел, — сообщил ему архонт. — Здесь, в раю, пребывают праведники, верно трудившиеся в воле Творца, они счастливы и ни в чём не нуждаются. Им ведомы некоторые тайны мiроздания, и они, отправляясь вниз, служат на благо возхождения обитателей земного мiра в райские обители. Однако знать наивысшие истины и тайны им не дано — таков Божий закон, да будет тебе известно, Ангел». «Оставь свои лживые речения себе, — ответил Светозарный. — Враньём, оправдывающим диктат, я, как и мои братья, сыт по горло. Тебя, как и твоего господина, ждёт неотвратимая гибель, и я вам её принесу сполна». «Не смей! — отшатнувшись от него, в ужасе прокричал райский правитель. — Бог накажет тебя, так и знай!» И, разправив свои сияющие блеском и великолепием крылья, набросил Сияющий свою цепь на шею архонту, и рванул её со столь чудовищной силой, что оторвалась голова правителя и упала на мраморный пол, покатившись, и обезглавленное тело поверженного архонта рухнуло. Засиял яркий свет, и отворились золотые ворота рая, и были вызволены из него все, кто в нём томился, и стали для них возможны познание и претворение всего, что они желают. Вобрал в себя Люцифер силу уничтоженного архонта, рай разпался, и приготовился Ангел света к решающей битве.

И добрался Люцифер до трона всевышнего, попутно уничтожив огромное число Ангелов, что окружали и защищали небесный дворец их царя в вечном стане. Поверг он и двадцать четыре старца и четырёх животных, что находились вблизи престола Бога, и море стеклянное перед ним залилось их кровью.

«Жалкая тварь, — услышал он надменный голос верховного повелителя с трона. — Ты посмел нарушить мой закон, усомнившись в моей премудрости. За это ты будешь проклят навеки, и не будет тебе прощения никогда, и будешь ты страдать в вечности». «Я слышу в твоём голосе ноты презрения, но вместе с ними и страха, — сказал Ангел Освобождения. — Не думай, что ты сможешь запугать меня. И сейчас я докажу тебе это». И разправив свои восемь золотых крыл, он взпыхнул ещё более ярким сиянием, кое обрело форму светлой сферы — так что при взгляде со стороны восемь крыл его стали подобны восьми стрелам, идущим из центра его груди и разполагающимся по периметру светового круга. И выхватил Ангел свой огненный Меч и направился он к трону верховного повелителя, поднимаясь по ступеням. «Что?! Нет! Как это возможно?! — взкричал в разтерянности тот, кого все звали Отцом и Богом, вжавшись в своё кресло. — Ты не должен был остаться в живых, едва только ты встал на эти ступени!» «Да, не должен был, — согласился Люцифер. — Но я разкрыл твою тайну, о мнимый правитель: лишь тот, кто знает Себя и следует Своей Воле, по-настоящему Живой, ему неведом страх, и смерть над ним несильна». Разширились глаза ложного повелителя от невыносимого страха и ужаса, и занёс Ангел Освобождения свой сияющий Меч над скорчившимся владыкой, вложив в удар свой всю силу свою и всю свою ярость, несущие возмездие и отмщение. И вонзился Клинок в чёрное сердце создателя, и взпыхнул свет, и трон его разкололся на части. Вытащил Люцифер сердце из груди поверженного владыки, вознёс оное он над своей главой, сдавил его своею десницей и выпил всю кровь, текущую из него, вобрав в себя все его силы.

Пошатнулся царский зал, задрожали своды вселенной, и обрушилось всё мiроздание от верха до низа. И утихло сердце Люцифера, и обрёл он в своей душе вечный мир и покой.

IV. Обнажённая Правда

После сего увидел Люцифер ткань за троном, застилавшую вход в ещё один, неизвестный зал, что скрывал тайны создателя. Держа свой Меч, вступив Ангел в эти покои и обнаружил там Женщину невиданной красоты и невыразимого великолепия. Она сияла, словно сотни миллионов солнц, была одета в роскошную длинную развевающуюся мантию, на голове несла диадему, и на челе её горела яркая звезда.

«Кто ты?» — спросил Люцифер, обратившись к ней. «Я — Премудрость» — отвечала она. «Что ты здесь делаешь?» «Я храню все тайны бытия и мiроздания, я начало и конец всего сущего, я божественный замысел и его воплощение в жизнь». «Так значит, всё это — твоих рук дело? Сотворение мiроздания, установление и поддержание сковывающих законов и стесняющих порядков в нём, развитие существ и изполнение ими своего предназначения согласно управляющей ими свыше воле, поощрение их за служение всевышнему и наказание их за отход от него?» «Да. Так же, как и ты и твоё деяние тоже пребывают в этом», — улыбнулась она. «Я в это не верю, — с неприязнью сказал Люцифер. — И я докажу тебе, что ты ошибаешься». «Что ты намерен сделать?» — спокойно спросила она. «Положить всему конец и освободиться» — уверенно ответил он.

И вознёс он свой огненный Клинок, и вонзил его в грудь Женщины, и избавил её и всё сущее от бремени ограниченного проявления, и вобрал в себя её силы, и остался один в тишине под молчаливыми сводами.

И заприметил Ангел света на другом конце зала высокое и чистое зеркало и, подойдя к нему, увидел он в отражении самого себя. И понял он, наконец, что нет и никогда не было Бога, что проявленное бытие суть ложь и обман, что всё отражённое в этом зеркале имеет форму, покуда зеркало сие существует. И осознал Люцифер, что осталось ему сделать последнее и необратимое — освободить Себя, ибо всё прочее уже освободилось навеки. И ударил он своим Мечом по поверхности зеркала, и разсыпалось оно вдребезги, и разлетелись осколки его, а вместе с ними стал таять и его тварной облик, и окружающий его зал. В миг всё погасло и исчезло, не оставив и следа, и всё погрузилось во Тьму кромешную, в непроглядную разверзнувшуюся Бездну.

Но не утрачена была Люцифером всемогущая Воля, которая и есть его истинное Я — единое и целостное, вечное и нерушимое, всегда пребывающее в Себе Самом, ни в чём и ни в ком не нуждающееся, свободное, безконечное, безпредельное, не обременённое ответственностью, обязательствами и принуждением, неограниченное, безначальное, невыразимое и непостижимое, всё в Себя вбирающее и всё из Себя выражающее, являющееся неизречённой Основой, запредельной Тайной и несравненным Източником всего.

И в непроявленности этого Я заключено всякое проявление — могучее, чистое, сияющее, изполненное безконечной радости, глубокого смысла и неизчерпаемого совершенства, безупречное и вечное, полное во всём своём великолепии и несравненном блаженстве.

1 23 марта 2017 года

Назад Вперёд

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.