Блестя свинцом, пергаментно шурша…

Блестя свинцом, пергаментно шурша,
С меня сползает отмершая кожа.
Живая, вслед ей, треснув, лезет тоже —
И остается голая душа.

Ни ясель, ни пелён ей не видать.
Орет, краснея ликом от натуги —
Невенчанной, но преданной подруги
Мичуринского славного труда.

Клубники нынче славный урожай,
Да в гору без страховки лезть опасно —
Прочувствуешь всей бренной биомассой
Соломки вместо — лезвие ножа.

— На нож-то не зазорно ли пенять?! —
Из рамы криво усмехнется рожа,
Но, лопнув, с плеч уже змеится кожа,
Оставив мне, ошкуренной, — меня.

И воздух — как по мясу наждаком, —
В нем всё еще лимонник и корица,
Но там, под мясом, багровеет крица —
И я над ней с воздетым молотком.

Назад Вперёд

Добавить комментарий