Стокгольмский синдром

К чёрной башне за рвом с огнедышащей лавою

Я пришёл её слух осквернить серенадою.

Там хранит её страхи зверюга трёхглавая,

И о скалы бойцы разбиваются, падая.

 

Я пою, то к окну обращаясь, то к ворогу,

И машу то мечом, то рукою, то лютнею.

«Выходи, — говорю, — ты мне люба и до́рога!

Будет в замке моём веселей и уютнее!»

 

И, казалось бы, вышел и статью, и доблестью,

Не обижен умом, в грабежах не замечен я,

Но что делать, скажи, с той загадочной областью

В середине пути между мозгом и печенью?

 

Я привык подтираться людскими законами

И законами жанра без дрожи побрезгую,

Но, к несчастью, принцессам привычней с драконами,

Чем принять от бастарда корону принцесскую.

 

И сердиться на пленницу, вроде бы, не за что,

Но слова непечатные в песню мне просятся.

Хоть платочком махни, моя странная девочка,

Чтоб мне в древнюю лаву с досады не броситься!

Назад Вперёд

Добавить комментарий