Гимн Сатане (Джозуэ Кардуччо)

1. Для тебя, творенье
Высшего искусства,
И души, и плоти,
И ума, и чувства, —

2. Хоть вино искрилось
В хрустале бокала,
Как души крупица
Во зрачках сияла;

3. Хоть Земля и Солнце
В странствиях по кругу,
Улыбаясь, пели
О любви друг к другу,

4. Хоть дрожали руны,
Тайны упокоя, —
По горам, по долам
Жизнь текла рекою.

5. Песнь моя — во славу
Храбрых да великих,
Чтоб ты правил балом,
Сатана-владыка!

6. Брось-ка, поп, кадило,
Приглуши молитвы:
Сатана с тобою
Не оставит битвы!

7. Глянь: огнём и ржою
Меч священный червлен
В пальцах Михаила,
И архангел верный

8. Устремился к Бездне,
Обескрылен, скован
Хлёсткой плетью молний
В дланях Иеговы.

9. Бледным метеором,
Обречённым смерти,
Ангелы низверглись
С ясно-синей тверди.

10. Одинокий пленник
Средь земель бессонных,
Господин явлений,
Повелитель формы,

11. Сатана таится.
Мощь трепещет с болью
Пламенем пожаров
В чёрных глаз угольях,

12. Иль во взоре томном,
Непокорном, царском,
Иль в блестящем, влажном,
Плутовском, бунтарском.

13. Он сияет яркой
Кровью винограда,
Что стремится в тело
И дарует радость,

14. Мимолётность мига
Жизнью наполняет,
Держит скорбь в темнице
И любовь вселяет.

15. Сатана, вольётся
Дух твой в эти строки,
Если сердце гордо
Усомнится в боге —

16. В том царе всесущем,
В том царе жестоком, —
И пронзит рассудок
Дерзновенным током.

17. Для тебя, Астарта,
Ариман, Адонис —
И холсты, и мрамор,
И перо в ладони

18. Там, где безмятежность
Ионии пенной
Славила Венера
Анадиомена.

19. Для тебя в Ливане
Расцветал терновник
И святой Киприды
Воскресал любовник;

20. Для тебя и песни,
И лихие пляски,
Для тебя и девы,
Чьи безгрешны ласки,

21. И душистый ветер
В пальмах Идумеи,
Где Киприды пена —
Всех снегов белее.

22. Что же делать, если
Варвар назарейский
Яростью Агапе
Ритуал злодейский

23. Сотворил, лампадой
Возжигая храмы,
Знаки Арголиды
Разметав по травам?

24. Не забудь, о беглый,
Тех, кто в час немирный
Дал тебе обитель
На своей кумирне!

25. А затем, наполнив
Чашу страсти женской,
Бог-любовник пылкий,
Мудростью вселенской

26. Вдохновлял ты ведьму,
Бледную, нагую,
Утоляя к миру
Тягу колдовскую.

27. Вот колдун и скептик,
Вот алхимик мудрый:
Их очей сияньем
Ты наполнишь утро,

28. Явишь звёзд сиянье,
Неба озаритель,
Позади оставив
Сонную обитель.

29. Вот монах унылый
В Фиваиде ноет,
От всего укрывшись,
Что сквозит тобою.

30. О душа, тропинка
Здесь твоя ветвится.
В Дьяволе — блаженство:
Дар твой — Элоиза!

31. Ни к чему вериги,
Вретища и стоны:
Строки и шептанья
Флакка и Марона —

32. Средь псалмов Давида,
Панихидных песен;
И играет лира
Средь Дельфийских весей.

33. Светлое — страшнее
Чёрных орд без меры,
Волей Ликориды,
Волею Глицеры.

34. Но иных видений
О годах манящих
Захлестнули тени
Взор его неспящий.

35. И страницы Тита
Распалят трибунов,
Консулов горячих,
Толп народных, буйных,

36. Пробуждая страсти;
Итальянцев волю
Не вернёшь, отшельник,
В древний Капитолий.

37. Вас же, кто неистов,
Пламень не укусит:
Рок вплетётся в слово
Виклифа и Гуса.

38. Зов ваш неусыпный
Целый мир объемлет:
Новому рассвету
Наступило время!

39. И уже трепещут
Митры и тиары:
В монастырских кельях —
Мятежа пожары.

40. В проповедях пылких
Льёт елеем голос,
Завернувшись в рясу,
Брат Савонарола.

41. Как свою сутану
Скинул Мартин Лютер,
Разум человечий
Сбрасывает путы.

42. Молнией сверкает
Разум, торжествуя;
Восстаёт мирское;
Сатана ликует.

43. Дивным и ужасным
Грозным великаном
По земле гуляет,
Рыщет в океане;

44. Пламенный, чадящий,
Как вулкана горло,
Покоряет долы,
Пожирает горы;

45. Пролетит над бездной,
Мрачный и неслышный,
В потаённых гротах
Отдохнёт недвижно,

46. И, неукротимый,
С берега на берег
Вихрем пронесётся
Он, свой край измерив.

47. Вихрем разнесутся
Голоса и крики:
Вот идёт он, люди,
Сатана великий!

48. С места и до места
Он летит, как птица,
На неудержимой
Жгучей колеснице.

49. Славься же, о Дьявол,
О стезя восстанья,
О отмщенье мысли,
Разума и знанья!

50. Ты вкушаешь запах
Ладана и слова, —
И поповский сброшен
С неба Иегова!

Summa spes

Пер. из Алистера Кроули

I.
Всё бытие — страданье,
Желанья в том повинны.
Струн лёгких трепетанье
Зажечь я не премину:

Пусть смерть в свои пределы
Возьмёт — не сокрушаюсь.
Я жил, и жизнь кипела, —
И проклят, коль покаюсь!

II.
Разумно рассуждая,
Надежду мы лелеем:
Коль ничего не знаем,
О чём же сожалеем?

Сознание зависит
От мозговой каши́цы;
Коль та сгниёт да скиснет,
Час боли завершится.

III.
Смеёмся и танцуем,
Покуда сердце бьётся!
Уста — для поцелуя,
А дьявол — обойдётся!

Коль старость одолеет
Болячкой в каждом нерве,
Даруй нам сон, Морфея!
Пусть попируют черви!

IV.
Но если (брешут люди,
Чей мозг — и правда каша)
Жить дольше разум будет,
Чем плоть истлеет наша, —

Страданья длить не стану
(Прости, Господь Пречистый!):
Дойду до Мартабана,
Чтоб сделаться буддистом.

V.
И всё ж куда вернее,
Что смерть — уничтоженье.
О Франция! мы с нею,
Страною Просвещенья!

Попов лукавых байка —
Спасенье, вера, гнозис!
Испей меня, Хозяйка
Артериосклероза!

Припев:
Пусть, проклят людьми,
Без виски засохну,
В канаве подохну
Иль в постели с блядьми!

На свалке я рос,
В грязи алкогольной!
Пусть сдохну, как пёс;
Помру — и довольно!

Я был в том краю, где погиб Гвендолеу…

Пер. из Майкла Муркока

Я был в том краю, где погиб Гвендолеу,
Сын Кейдау, песен оплот,
Когда вороны кричали над кровью.

Я был в том краю, где Бран был убит.
Сын Иверидда, прославленный в мире,
Когда вороны в поле брани кричали.

Я был там, где Ллахеу погиб,
Сын Урту, воспетый в стихах,
Когда вороны кричали над кровью.

Я был там, где Меуриг был убит,
Сын Карреана, увенчанный славой,
Когда вороны кричали над плотью.

Я был там, где Гваллауг был убит,
Сын Гонолета, достойнейший,
Соперник Ллоэгира, сына Ллейнауга.

Я был там, где воины мабденов погибли,
От Востока до Севера:
Я провожал их в могилы.

Я был там, где воины мабденов погибли,
От Востока до Севера:
Я жив, их же смерть приняла!

Я был на могилах Сидов,
От Востока до Запада:
Ныне вороны кличут по мне!

Чёрный Бык

Пер. из Майкла Муркока

Ты пройдёшь сквозь Врата Камней, ты, Чёрный Бык.
Ты придёшь в этот край, когда призовёт Кремм Кройх.
Коли дремлешь ты, Чёрный бык, просыпайся.
Коль проснулся ты, Чёрный Бык, подымайся.
Коль поднялся ты, Чёрный Бык, приди. Пусть дрожит земля, Чёрный Бык.
Приди к той скале, где зачат ты, — где родился ты, Чёрный Бык.
К тому, кто держит копьё, к судьбы твоей властелину.
Брийонак, Камнем Сидов рождённый, скованный в Кринанассе,
Вновь разит Фои Миоре ужасных, — и ты их срази, Чёрный Бык.
Приди, Чёрный Бык. Приди, Чёрный Бык. Приди домой.

Хобовакан

Пер. из Майкла Муркока

Не пытай, откуда родом,
Не пытай про дом и имя,
Но останься и послушай,
Песнь зовущую послушай,
Как я видел путь далёкий,
Как я грезил сон прекрасный,
Грезил, как творят все вместе,
Мир творят свой и законы
И вигвамы ставят рядом,
Видел я людей могучих,
Что идут и ищут страстно,
Ищут правду гор высоких,
Ищут мудрость в чащах диких,
Ищут у пустынь видений,
А найдя, несут их к дому.
Мы раскурим трубку мира,
Трубка говорить позволит,
Говорить про добродетель.
Красной трубки дух расскажет
Сны благие и деянья.
Ты себя в других увидишь,
Ты своих услышишь братьев,
Матерей, сестёр услышишь,
Ты услышишь духов неба,
Обитателей лесных.
Будут вечны наши песни
Про уменье и удачу,
Как она являлась Зайцем,
Как летал и каркал Ворон,
Как Медведь был беспокоен,
Как в войне с врагом сходились.
Я скажу, что все мы братья,
О делах скажу и грёзах,
Дым вдохнув, что душу тешит.

Мозаика

Эхом предшествовать
Каждому шелесту
Взглядом художника,
Духом волшебника.
Снов бесшабашности,
Дней несерьезности.
Собственной важности
Супервозможности.
Верные равенства,
Гхыровы воинства.
Воском расплавиться —
Не беспокоиться.
Милости-прелести,
Подлости-радости.
Накрепко спелись-то
Полюс и градусник.
С виду забавные,
Исподу ровные,
Славные, плавные,
Ссука-духовные.
Фраз многоточия,
К черту приличия!
Не опорочили,
Но ограничили.
Лучше бы шорохи,
Нежели вывихи.
Случаем — сполохи,
Да не ловили их.
Лучше бы грохнуло,
Нежели треснуло.
Скучного дОхрена,
Неинтересного.
Лета мозаику,
Неба майолику
В сноп увязали мы
Малую толику.
Может быть, верные,
Может быть, кровные,
Гулкими нервами
Надвое порваны.
Струнами звонкими,
Стеблями хрупкими,
Острыми кромками,
Недоуступками.
Кто чей реланиум?
Лета — по вене бы.
Без — ни желания,
Ни вдохновения.

Посвящение королю Мёнину

В шляпе моей —

миллионы дней и ночей.

Я как ручей —

с гор до впадин морских.

Я как песок —

утекаю сквозь пальцы в воду.

Я как огонь —

обращаю землю в пески.

Меч мой — жилкой в висок,

в омуте бродом,

бредом под коркой.

Счастье моё, ах! —

красавица в снах,

роковая моя Свобода!

Не скучай,

милый мой мальчик Случай!

Я прикоснусь.

Ты лучший!

Сколькими карусельками

будем кружить

нашу с тобой

озорную любовницу Жизнь?

Я такой же застенчивый мальчик,

под масками прячуть,

под лицами,

под личинами,

под женщинами

и мужчинами,

чтобы плясать пред нею,

пред королевой моею

сладкой,

с которой играю в прятки.

Жить,

верною ниткой шить.

Вер-нись!

Вер-тись!

Всё по себе берите!

Я заплутал в лабиринте.

Сладко мне потеряться.

Пальцы мои — паяцы.

Времени рот обеззублен.

Я не вполне безумен,

чтобы в себе остаться.

Пальцы мои — паяцы,

пальцы мои — паяцы,

пальцы мои — паяцы,

пальцы мои боятся,

что не мои.

Quis ut Deus — Исповедь Архангела

Часть I

Я скажу честно — я всегда ненавидел Лилит. Что-то в этих женщинах меня отталкивало, раздражало, вызывало ненависть и агрессию по отношению к ним. Я долго не мог понять, в чем дело, почему именно с ними у меня такое противоречие ?!
Ведь многие из них настойчиво набивались мне в сестры, подруги, жены, матери. Под любым предлогом пытались подойти ближе к моему энергетическому полю. Они пускали в ход любые уловки — так называемые женские чары, лишь бы овладеть моим вниманием, лишь бы привлечь меня к себе. Они не стояли за ценой — готовы были вновь и вновь предлагать мне свое тело, как будто оно может меня заинтересовать?
Я просто их люто возненавидел — за то, что они вообще существуют в природе.
Я понял, что им от меня нужно. Они всякий раз пытались овладеть мною — моей мужской силой, моем вниманием, любое лестью, любыми сказками влюбить в себя.
И, честно говоря, я одно время поддавался их влиянию, пока я еще слушал человеческие слова.
Теперь же, мне не нужно слов — мне достаточно одного взгляда, чтобы сказать — буду ли я вообще разговаривать с женщиной или просто добрым наставлением направлю ее туда, где ей место. Я читаю мысли. Я знаю без слов, что у человека на сердце, что он хочет от меня, для чего ко мне пришел.
Мне все чаще говорят — ты читаешь мысли. Для человека — это невозможно, для духа — это естественно.
Более того, я вижу будущее тех, кто открывает мне свой астрал. (Кто не открывает — у тех, я открываю сам.) Все в мире имеет закономерные последствия. Ничего не остается незамеченным и неуслышанным — и тем более безнаказанным. Каждый в свое время получает воздаяние за свои собственные ошибки. Я могу просмотреть в черном зеркале астральные события и сформулировать прогноз — чем все закончится в той или иной ситуации. Но это я делаю только для тех, кто меня в данный момент интересует.
А чтобы меня вообще чем-то заинтересовать — нужно очень постараться. Я занимаюсь исключительно тем, что предначертано мне Великим Архитектором.
Другое дело — Шехина. Она чистая, святая. Она была бы для меня идеальной супругой. Шехина — Царица Небесная. Она отличается от этих порочных женщин тем, что предана и верна своему единственному Супругу Небесному. Она отличается тем, что ей не нужно раздеваться, чтобы привлечь внимание мужчин. Она ведет себя достойно и привлекает не своим телом, а своими знаниями и мудростью. Многие бы дали очень дорого, чтобы быть рядом с нею, но она никогда не унизит своего достоинства и не опорочит своей чести. Вот такая женщина была бы для меня идеальной женой. Но разве есть такие на земле? Я искал себе одну-единственную, с кем и подписал Великий Великий Договор. Наверное, мне особенно повезло.

Часть II — Как избежать пагубных объятий Лилит?

В астрале Лилит выглядят, как черви со множеством щупалец, которыми они закачивают астральную энергию.
Их не следует путать с пауками, как бы они не хотели выдать себя за пауков. Многие из них ставят татуировки, на которых они держат в руках червей или сами червями изъедены. Часто они используют символ ущербной луны, под которой они выползают из могил.
С помощью откровенных фотографий и приглашающих знаков они провоцируют повышенное сексуальное внимание со стороны противоположного пола, но и женщин они также нередко привлекают.
Среди людей укрепилось мнение, что доступная близость — это интересно, это повод для гордости, это развлечение. На самом деле — это величайшая мерзость из всех возможных. Близость без глубокой душевной любви — это духовное предательство самого себя. Потому как ничто не может доставить подлинное удовольствие, как единение двух любящих душ, обретших законную плоть. Прочее же — разврат и иные сексуальные развлечения исходят от внутреннего неудовлетворения, неумения устроить свою жизнь и использовать отведенное Господом время на добрые дела.
А Лилит охотно и с удовольствием предаются разврату за деньги или за иные блага, особенно мерзко то, что они тратят время и энергию мужчин, дарованную Господом для Добрых Дел. Действуют они часто очень аккуратно и тонко — для этого у них есть целый арсенал всяческих средств — они обещают любые неземные удовольствия и усердно набивают цену своему телу. Как будто их плоть чем-нибудь отличается от плоти других женщин.
Любую женщину можно привести в порядок — переодеть, накрасить, дать в руки череп и змею — и она будет живым воплощением Лилит. Энергоканал Лилит включается так легко! И это великая мерзость. Ведь, когда Лилит вселяется в женщину — женщина осознает, что у нее есть тело, и что тело — это товар, и что им можно торговать.
Некоторые начнут возражать, что Лилит — не шлюха. Но ведут они себя как шлюхи. Причем все.
Нет, я борюсь не с конкретной женщиной, одержимой Лилит, я борюсь с ее щупальцами, выпущенными во плоть многих женщин. Я борюсь с ней, как с принципом мироздания.
Только единицы проникают в тайны Лилит — тем, кто дал ей клятву верности — она сообщает, как вампирить, не раздеваясь. Как привлекать внимание и желающих восхищаться ею, не позволяя проникнуть в себя. Такие Лилит особо опасны для мужского созидающего начала.
Как же победить Лилит? Разоблачив ее чары, следует просто перестать восхищаться ею. И лишенная внимания она будет мучиться и терзаться гораздо более, чем, если бы ее обвиняли, укоряли и преследовали. Ведь Лилит главное выпить энергию. А каким способом — неважно. Поверьте, брошенная на произвол судьбы и лишенная внимания она будет ужасно страдать и мучиться.

Часть III — О Магии и Предательстве

Очень часто предательство встречается особенно в среде Темных. Сколько я их знаю — очень многие предавали друг друга. Для Темного ничего не стоит хвастаться своими подлостями в близком кругу, чтобы потом повторить их перед теми, кому они хвастаются.
Светлые, чаще всего, Верные. Нужно стоять над Светом и Тьмою, чтобы искоренять предательство на корню.
Нужно учиться быть Верными! Это сложно и порою больно — но необходимо. Без этого — нет Чести в мире духовном.
Каждый маг должен понимать, что он — лишь оболочка, сосуд или вместилище для Духа. Чистых сосудов — нет. На каждом — есть астральные печати.
Вот, встречаются два сосуда на физическом плане и один дух хочет предаться другому. Как избежать неверности, духовного позора, подлости, лжи, обмана?
Духи должны понимать, что они в телах. И коль скоро они в телах — они должны быть надежно закреплены в теле. В Братстве принято духов закреплять. Когда дух вызван, но не закреплен, зато активно вещает, ставит условия и пытается воздействовать на других — это считается духовным блудодеянием. Потому как сосуд не отвечает за свое содержимое, а содержимое за сосуд. Так нельзя.
Это жестоко карается по прошествию времени.
Поэтому, главное правило Братства — между собою общаются только закрепленные в сосудах духи.
И вот между ними и заключаются все договоры, соглашения и прочее. В духовном мире — слияние энергополей без заключения Великого Договора — считается злом и нечестием. Потому Договор необходим.
Два Духа в телах подписывают свиток. Но следует особо отметить, что коль скоро духи закреплены, оболочки отвечают за Духов в равной степени, как духи за оболочки. Поэтому Великий Договор подписывают два Мастера, или Мастер и Ученик. Это Договор абсолютной взаимной Верности, неукоснительного соблюдения взаимных обязательств, и взаимоотношения между Мастерами на том уровне, как принято между их духами в мире духовном.
Вот на этом формируется Фундамент Системы Верности. Это если говорить кратко и в общих чертах и без деталей, которые не следует разоблачать перед профанами.
Стоит понимать, что человеческая ответственность при духовном союзе должна быть равной клятве верности Сеньору в Рыцарстве, как было в Средние Века. Вот такая Система дает надежные результаты и позволяет полностью исключить духовную проституцию и заставить каждого участника игры полностью отвечать за свои Слова и Действия.
Те, кто против постоянного нарушения Договоров духовного Мира — должны сами подробно и четко изложить все детали контракта перед вступлением в астрально-магическое взаимодействие.
О чем мы собственно? Почему я это подчеркиваю? Потому что по прошествию некоторого времени участник договора получает реальную, живую, верифицируемую силу, которую легко трансформировать в действия на физическом плане. И вот эта сила дается Ученику на благо и добро и реализацию его планов, согласованных с Мастером и Учителем, а не на то, чтобы он пытался уничтожить своего Учителя. Ведь любое ничтожество — дай чуть силы и власти — пытается укусить подающую руку. И более того иные из тех, кто себя причисляет к Мастерам грешат тем же.
Зачем они это делают? Жалкий человеческий умишко думает что он сильнее того, кто передал силу ему. У Духов — этого нет.
Почему иногда это работает? Когда Мастер слишком открывается и доверяет недостойному и лживому ученику — он дает высосать свою экзистенциональную силу и ученик побеждает не своей силой, а украденной у Мастера.
Вот, чтобы этот момент раз и навсегда отсечь — вот за этим и нужен подписанный кровью Договор между конкретными, закрепленными Духами с обеих сторон.
В Братстве наоборот — ученики всем сердцем и душою предаются Мастерам, и когда получают Дар за верность свою — они знают, как и за что получили и они благодарны и они не предают тех, кто их возводит на Высоты Небесные.

Поверьте Слову Знающего — все духовные проститутки скоро окажутся в духовном лепрозории, зараженные духовными чумой, СПИДом и сифилисом. Все, кто был честен полностью — займут надлежащее им место в Зале Суда и на Тронах в Хейхалот.

И напоследок — небольшая ремарка Мастера. Каждый Дух сам выбирает свою Дорогу вне зависимости от того, что кто о Нем пишет, думает, считает. Каждый Дух обязан себе быть собой и действовать так, как лично Ему надо, а не подстраиваться под чьи-то ущербные представления о добре и зле, которых не существует. И если одному Духу нужно быть с другим — никто этому не сможет воспрепятствовать. Каждый решает за себя, где и с кем быть в тонком мире. Вот для этого существует Система Древних Договоров.
Если кому-то мои Откровения кажутся чересчур Откровенными — зажмурьтесь и не читайте. А Черное Зеркало Древнего Духа продолжит отражать Священные Лучи Света Истины через призму физического плана.

Michael Elohim для Fr. Gilel Elohim, 11-15.01.2015 г.

Lucifer — Архитектор проснулся

Я никогда не заморачивался на том, чтобы спать в гробу, как делают многие маги стихии смерти. Вообще, идеи спать в гробу активно пиарились в одно время в ОХС. Во всяком случае — идеи закапывания в могилу, чтоб ощутить себя покойным.
Мне это никогда не было нужно, я просто жил с пониманием того, что я мертвый.
Когда меня спрашивали — почему я не сплю в гробу, я отвечал, что мне это чуждо.
Почему? Потому что в прошлой жизни меня похоронили не в гробу, а в саркофаге под каменной плитой. И не под землей, а над уровнем земли, можно сказать в фамильной усыпальнице.
Я обрывками помнил картины прошлой жизни, искал ниточки, ходил по тем местам, где бывал при жизни. Заходил в те же церкви, ездил в те же монастыри. А потом меня, как током дернуло. В некоторых древних, особенно мне памятных местах, таких как Монастырь Андронников или Лавра — я начинал вспоминать, как молился там в прежнем теле.
И стало мне очень смешно с одной стороны и очень страшно с другой.
Ведь это большое благословение Господа, когда твою душу снова выпускают в мир.
Я реинкарнировал, я помню все свои прежние воплощения, прежние тела… но моя бывшая московская жизнь мне особенно памятна.
Чем отличается воспоминания прошлых жизней, связанные с духом от воспоминаний связанных с личностями бывших оболочек.
Только от акцента. Когда ты подчеркиваешь, что ты Дух — ты говорить об эгрегориальной принадлежности своего Духа.
А когда ты подчеркиваешь, что ты реинкарция личности — ты говоришь о прежней оболочке, которую ты занимал своим Духом.
Еще… Чем отличается вселение покойника от реинкарнации?
Вселение — это ты просто выталкиваешь пинком чужую душу и насильно вторгаешься в чужую плоть, чтоб использовать ее, как марионетку или восковую фигурку для своих целей. Я так и раньше делал и иногда и сейчас делаю. Но живу-то я своей законной плоти.
Потому что реинкарнация — это когда твоя душа родилась в теле, отведенном и благословленном специально для тебя.
И какое бы ни было тело — мужское-женское, какой бы ни был цвет глаз, форма носа, разрез бровей, сильный дух легко приспосабливает тело для своих целей.
Вспомнить себя, заново пережить все радости и боли прошлых жизней и понять что ты бессмертен — вот это счастье.
В западном масонстве ветвями акации отмечали шаг за черту бессмертия. Когда душа окончательно вспомнила, кем она была и что делала в прошлом.
И поэтому зачем мне гроб, если у меня давно есть саркофаг и есть усыпальница, а не могила?!
И земную жизнь я планирую завершить не в гробу, а такой же усыпальнице, но более уютной. Посему сколько бы мне гроб не вручали, не предлагали, я решительно отказался от его
приобретения, хотя прежде в нем фотографировался.
Это живым людям страшно лечь в гроб — ведь так они проектируют свою смерть. А покойник, ложась в гроб, проектируют возвращение прежней памяти, а значит — возрождение для будущего.
На этом основана масонская инициация, когда посвящаемого кладут в гроб. Затем, он начинает вспоминать одну из прошлых жизней. А может быть и не одну.
PS Как снимают фильмы про исторических личностей?
Актеры начинают изучать информацию про тех, кого им надлежит изобразить, и они отдают свои тела в их распоряжение. Пока они играют — в их телах находятся не их души, а души тех, кого они изображают.
Они играют сами себя. Древние Духи просто пользуются их телами. Актеры — марионетки — куклы в сильных руках духов. Духи говорят через них, изображая сами себя. В кого успешнее вселился Дух — тот лучше и сыграл.
А если ты реинкарнировал, ты никого не играешь. Ты, черт возьми, так живешь.
Теперь я понял, зачем Архангел Михаэль еще в 2013 г. подарил мне ветку акации.
PPS Но прямо и открыто говорят о себе такие, как я , исключительно в тайных обществах, где все такие же ожившие мертвецы, которые помнят себя в прежних жизнях. В обычной реальности меня, мягко говоря, не поймут. Приходится притворяться, делать вид, что ты обычный человек.
Вот для этого и создаются масонские ложи, чтоб такие, как я могли собраться выпить чайку с пряниками или что-нибудь покрепче и просто поделиться воспоминаниями.
26.07.2015 г.

Мой Голем

Я тебя повстречал, покидая келью.

Не молился я в ней ни богам, ни чертям.

Средь её мрачных стен, за дубовою дверью,

Я метался без сил, отдавшися снам.

 

Наконец, пробудился, но вышел с опаской:

Мир пугал – я нуждался в покорном рабе,

И о пражском раввине старая сказка

Мне открыла, как жизнь подарю я тебе.

 

Глиной влажною в руки мои ты попал –

Хоть бери да лепи из тебя раба.

Пусть Творец я, пусть тело твоё я мял:

Мы равны, коль меж нами стоит Судьба.

 

Начертав на челе твоём тайное имя,

Наделил я тебя фальшивым лицом.

Но проникся ты слабостями моими,

Глиной будучи, жаждавшей стать Творцом.

 

Я смахну буквы тайные с твоего лба,

Но тогда и сам в свой затвор уйду.

Только в жертве жизнью – свобода моя:

Лишь живой может мёртвое взять в узду.

Вёл следом царственный Потир…

Вёл следом царственный Потир
На ложе брачное и в келью.
Не тяготила цель пути,
Но Путь оказывался Целью.

Lucifer — Старая Мара

Неспокойно было в ночном лесу, кое-где скрипели ветки, шебуршали в кустах — то ли ящерки, то ли мыши, а наверху в ветвях такие были шорохи, словно не птицы на них сидели, а невидимые чудища, наподобие стражей.

Накрапывал дождь. Я зашел в глухой густой ельник. По дороге наткнулся на собачий череп, торчащий из земли. Наступил ногою на него.

Так и вспомнились мне слова Вещего Олега: «Так вот, где таилась погибель моя, мне смертью кость угрожала. Из мертвой главы гробовая змея…»

Но змеи не было. Я нашел старый трухлявый пень. Вытащил из — за пазухи индийскую капалу, сделанную из женского черепа. У меня их несколько — для разных целей.

Налил туда из фляжки отвар из трав — чабреца и полыни. Размешал засушенной куриной лапкой.

Смотрю — между темных деревьев мелькнуло что-то один раз, второй. Голова кругом пошла. Смотрю — избушка передо мной стоит между деревьев и над ней несколько глаз горят. Потом смотрю — черная тень выходит из избушки. Вижу силуэт женский в черных одеждах льняных. Голова покрыта черной косынкой, не видно лица. В руке — костяная клюка, наподобие посоха, да четки костяные вокруг запястья обмотаны.

Я помотал головой, а она не исчезает. И голос такой — мягкий, приветливый.

-Ну вот и дозвался Денница до Марушки, — говорит.- С чем пожаловал?

-Рассорить одну пару хочу, Матушка. Привык я к делам темным, испокон веков ими лишь жил и тешился, царство мое на крови держится и на костях построено. Зверем черным брожу средь люда праведного, и как в рясу не кутаюсь, да все равно когти и клыки высовываются. Да вот нынче случай такой — рука у меня что-то не поднимается прямо —  в жизнь чужую-то вмешиваться, если только случай сам к тому расположит.

-Там пара — женщина с мужчиной?- Мара спрашивает.

-Да, — говорю.- Обычная, каких много на свете.

-Все пары сходятся,- Мара говорит. — Когда духи друг другу любы. Я испокон веку с Велесом встречалась, да и Кощеем порою. Но особенно любо мне было на спине у Змея Горыныча летать.

-Говорят же — шлюха вавилонская на драконе древнем,- улыбаюсь.

-И не шлюха вовсе, и не вавилонская, — улыбнулась Мара, — А на змее своем крылатом летала веками. И никто о том не знает и нигде о том не сказывают. Кто ж мне свечку-то держал?! Там, где жизнь моя мертвая — средь лесов и болот — где явь в нави утопает — там дело темное, простым смертным неведомое. Никому таких тайн не доверяла. Вот ты пришел и рассказываю.

Рассмеялась глухо.

-Суженные тогда счастливы и душа в душу уживаются, когда духи в их телах близкие, друг другу милые. Вот тогда лад и мир между ними. А когда духи в телах чуждые, враждебные, вот тогда наступают ссоры и войны. Ты ж, Денница, любого духа в любое тело загнать можешь, разве нет?

-А как же, — отвечаю.- Отец благословил, дал власть такую. Все тайны древние открыл мне, все печати вручил. Да и Брат Самаэль мудрыми наставлениями не обделил, что Отец не дал, то получил от Брата.

-Ну а что ж кручинишься, когда сила у тебя такая,- рассмеялась Мара.- Что ж ты Тору закрыл, да в темные леса отправился?

-Да понял я, что весь пантеон иудейский, как одно целое слитно. Самаэль всегда с Шехиной гуляет, пока Ха-Шем с Лилит развлекается. Не помирить … не поссорить, не распутать клубок вековой. Да и сама знаешь, я как оборотень черный все к вам ближе, от самоуправства отца, от перетягивания одеяла между братьями. Наущал я веками люд темный безобразия разные в церквях чинить, порчи наводить на свечи церковные, мороком непроглядным праведников заморачивать, злокозненные деяния против благочестия учинять, с пути праведного сбивать овец благочестивых, да в стадо козлищ сгонять. А пуще того, любо мне было грызть овец пастыря доброго,- рассмеялся так, что слезы выступили.- Ну вот и проговорился… А пиршества как же языческие? Разве не я на капищах гулял с людом безбожным? Разве не я идолов ставил против воли отца, что ревнив к поклонению богам чужим?

-А зачем тебе, Денница, все это надобно было?

-Да повелось так, что путь у меня свой. Что хотел свободным быть. Сам выбирать к кому идти, кому хлеб-соль, мед и вино ставить. Не по мне рамки и ограничения, молитвы и дела богоугодные. Как ни старался я… праведником стать, но таким быть не умею. Лучше буду зверем диким, жестоким, голодным и в этом спасение найду.

-Ну смотри,- погрозила мне Мара клюкой костяной.- Другого бы ягненка я давно на ужин зажарила. А в глазах твоих блеск хищный вижу, как сына встречаю, как родного волченка.

-Рим моим городом называют часто… Может потому, что имя мое латинское самое древнее и намоленное? А кто вскормил строителей Рима, не волчица ли?

-А Москву Третьим Римом почитают. Ни я ли веками черной тенью по Москве бродила, да жатву душ в Навь забирала?

-Ну к чему ты клонишь, Марушка?

-Ты не поссоришь никогда духов одного порядка. Что у минор собираются и мацу едят — те все нам чужды. И уж как я с Ладушкой не ругаюсь порою, уж как Макошу не высмеиваю… Но сестры они мне родные, и всегда ближе заморской Шехины.

Пожал я плечами.

-Ну смотри,- говорит Марушка.- Вот перед тобой 2 фигурки человеческих. Один мужчина — для меня, как обрубок ветки в руке, и женщина, как чур недотесанный.

-А для меня, как куски глины красной с Моря Красного или Мертвого — кого слеплю — тот и будет.

-Да хоть лепи, хоть строгай… хоть рисуй картины, хоть молитвы читай, хоть проклятия пой. Жить то будет в фигурках людских тот, кого Денница вселит.

Вот мужчина перед тобой. Возьми резец новый да заготовочку. Вырежи взгляд свирепый, брови нахмуренные, усы густые и руну смерти под ними. Увенчай короной, добавь руку и череп в ней. Потом морилкой все зачерни, а усы и руну посеребри. А внутрь поставь кость человечью, пола мужеского. И так мужчине и вручи. Это будет у тебя Кощей.

-Возьму глину, как с Моря Красного, как Самаэль учил и слеплю девочку обнаженную крылатую, с пышной грудью и волосами длинными, с двумя анкхами в руках. Внутрь поставлю женское ребрышко, да вручу женщине. Это будет у меня Лилит.

Рассмеялась Мара и потерла руки:

-Как ты думаешь, Денница, ужели Кощей с Лилит долго уживутся?

-А как скоро духи проявляться начнут?

-Да сразу, как вселишь, так и пойдет, с того же дня.

-Лилит …  она яркая, страстная, любит наряды покороче, помаду с блеском влажным, белье нарядное, да плеточки из секс-шопа. Она только развлечь умеет, выпить и покурить не дура, компанию составит как в экскорте, а для алтарной жрицы с чашей блудодейства — лучше не сыскать. Разве только Астарта ее на алтаре заменит.

Мара улыбнулась:

-А Кощей он строгий и суровый. Он порядок в доме любит. Пол чистый, чтоб все убрано было и вымыто, выметено начисто и прибрано. Чтоб обед был горячий, соленья он любит домашние, хлеб черный и водки выпить. Живет он с женщинами работящими, порядочными, скромными, глушается он блудодейством. Никогда мне с Кощеем не сойтись было близко. Привыкла я к послушанию мужчин. А он привык к подчинению женщин,- говорила Мара.- Редко я с Кощеем в браке состояла. Лишь по любви большой. Кощей, в каком бы теле ни был, находит себе Макошу.

-Мы говорим о типах душ, Марушка?

-Типов душ не так много, — отвечает она.- Архитипами их называют, психотипами или божествами. А все одно — есть тело, есть дух, есть духи в телах проявленные.

-А Самаэль — продолжаю.- Это такой бандит-авантюрист, покровитель игорных домов и пиратов. Первый советчик отравителей, верный друг алхимиков. Змей черный, то с косой, то с книгой в руках. Окружен он девушками нарядными, раздетыми, толпою их водит за собою, но не живет с ними никогда. Любит он скромную и добрую Шехину, домашнюю паучиху, что не вылазит от прялки, или из-за швейной машинки.

-Все духи многолики и многогранны,- тихо продолжила Мара.- И порою сходятся духи совсем различные, как небо и земля, как вода и огонь… и живут в слиянии контраста. Но если ты найдешь, где антагонизм и усилить его пожелаешь, то доведи его до предела. Лилит, как бабочка будет над Кощеем порхать, пока он ее не прихлопнет костылем костяным. Так и Макошу — белую лебедушку — черный змей Самаэль зажалит, так и Ладушку — березку стройную Яхве сожжет своим пламенем. Я же Мара Черная, Отца твоего с сыновьями нет-нет да и свожу в навь, что им в прави-то нашей делать? Только ты мне по сердцу из всех ваших, да Самаэль внушает страсть порою, так что забываю и Ярилу и Леля.

-Темные любят светлых, а светлые темных, когда устремляются вперед в порыве едином. Но если сам стержень различен или принцип внутренний, то не избежать вот этих терзаний.

-Вот и решай теперь, Денница, кого терзать кого миловать,- сказала Мара.- Коль получил власть судьбами распоряжаться, то делай это мудро и аккуратно, ведь чужие души потемки, а в тихих омутах водятся черти. Смотри, сам куда чертей вселить, куда ангелов, куда своих духов, куда наших. Калейдоскоп один, а из мозаика можно прекрасные фрески собрать, а можно не собрать ничего. Имей цель и иди к ней прямой дорогой. Вот тебе сказ, а уж как ты решишь…

-Как-нибудь решу, Мара. Спасибо тебе за поддержку, не ожидал я такого добра. Сколько в лесах взывал и все пустота отвечала, а теперь вот ты, как живая.

-Да я ж сама и стояла всегда за спиной, да тенью к тебе приходила. А вот увидеть меня не каждый может. А что увидел — спасибо Мороку скажи, это он Врата отворяет.

Вздрогнул я то ли от холода, то ли еще от чего.

И закрылись Врата. И в Явь я вернулся. Огляделся — нет избушки, ни тени женской перед нею, лишь ели темные предо мною стоят. Допил я отвар из капалы. И ушел из места проклятого, не оглядываясь.

Я сюда ни раз вернусь. Ученицу скоро поведу… посвящать в ведьмы.

Да вот как было — так и записал. К чему лукавить Деннице…

20.07.2015 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

За плечом

Другое сердце рядом видеть кожей,
Ощупывать глазами темноту.
Спи, мальчик мой, родной и непохожий,
Как подобает всякому коту.

По непослушным гладить, не касаясь,
Свои картинки эхом различать.
Как есть — простоволосая, босая,
Учусь смотреть на мир из-за плеча.

Мне белый цвет доселе непривычен,
Тебе — покой березовой коры.
Из несоприкасаемых отличий
Вытапливаем правила игры.

Не по тебе барахтаться вполсилы,
Вертеться, раз начав, вокруг оси.
Я за тебя кого-то попросила —
Кого старалась вовсе не просить.

И если вспыхнет пламенем страница,
Которую ты только что прочел —
Ты обернись, чтоб въяве убедиться:
Я здесь, на страже, за твоим плечом.

Наставления Мары

Начерти себе судьбу,
Поднимись в своем гробу.
Выпей крови у врагов,
Вдоль нескошенных стогов.

Разомкни свою печаль,
Устремись в ночную даль,
Обагри в крови хрусталь,
Ведь тебе совсем не жаль.

От тебя их не спасу!
Подними Свою Косу,
Обагри ее в крови,
От несбыточной любви.

Никому совсем не верь,
Позабудь боль от потерь.
Вместо сердца только сталь
И стекает кровь в хрусталь.

Воевод своих зови,
Гневом праведным живи.
Ради мести за рога,
Своего возьми врага.

Черной тенью за спиной,
Мара ходит за тобой.
Черной дьявольской порой,
Принимать внушает бой.

3 фигурки — 5 гвоздей —
Нет непрошенных гостей.
7 иголок — 5 ножей —
Труп летит 6 этажей.

Так всего и не сочтем…
Живы будем не помрем.
Будут праведны труды
Гордой Утренней Звезды.

19.07.2015 г.

Lucifer — Ответы на вопросы

-Гилель, а чем отличаются имена Люцифер и Денница?
-Ничем. Сакральное значение идентично. Это синонимы.
-Почему чаще используют первое Имя?
-Так повелось из европейского чернокнижия. Люцифер — обращение на латыни. В церковно-славянской практике культ Дьявола был слишком закрытым — кому посчастливилось найти ниточки, тот и получил дар направлять потоки.
-Денница когда-нибудь жил на земле или он всегда по ту сторону?
-Для тех, кто близок — грани не существует. По эту сторону… по ту сторону. Конечно, Денница жил на земле и много раз жил. И весь его падший сонм в общем-то бродит по земле.
-Какие оболочки он выбирал?
-Право крови по праву рождения. Денница когда-то правил Россией, об этом мало кто знает, и это, в общем-то, мало кого касается.
-Если говорить о той стороне — можно дать характеристики духа?
-Можно медитировать на сигиллы для начала. А так я вообще не советую лишний раз обращаться без дела.
Никаких материалов по культу не даю, не распространяю.
Я действительно встречал единичные случаи непрофанического понимания Духа, остальное такой примитивизм, что даже не стоят зацикливаться.
-Если ли смысл самоинициации?
-Я консультирую по древнему культу Асмодея, то что он, как дух мне давал напрямую, по древнему культу Самаэля — подшивка каббалистических рукописей. По культу Лилит, а также некоторых нефилимов.
Но что-то говорить о Деннице — я считаю бессмысленным. Просто не втыкают. Не их уровень.
Болтаются в духовной помойке. Я вывел несколько душ, показал как там…. потом выкинул их жестко… все закрыл и не открываю больше. Знаете, зарекся кого-то еще вытаскивать. Ну не человеческое это дело.
13.07.2015 г.

Ваал для Гилеля

…Я Ваал – Золотой Телец. Дьявол, приносящий золото. Веками ко мне обращались, чтобы я показал клады, и места, где зарыты сокровища. Я Мертвый Телец, Дьявол черный, подземный. Меж моих рогов нет источника света, меж моих рогов начинается Царство Тьмы.
Там, где есть кость, мне посвященная, там присутствие мое незыблемо, и я могу говорить свободно. Поскольку я мертвый – то я голоден и пью кровь. Я доволен хорошим жертвам. Маммон — другое мое имя. Я — Дух приносящий Богатство. Сказано в писании: «Нельзя одновременно служить Богу и Маммоне». Потому как Яхве – тот, что назван Господом – он сущность светлая, небесная, а Маммон – сущность черная подземная, но хранящая клады. Конфликт Яхве и Маммона – конфликт небес и земли. Те, кто умеют совместить оба принципа – становятся очень богаты.
Из мастей Таро – моя масть – пентакли, та, что символизирует деньги и стихию земля.
Из Богов других пантеонов ко мне наиболее близки подземные божества, а также Велес и Шива, коль скоро они оба — также тельцы. Ибо Велес всегда стоит с рогом тельца в руке и из рога тельца пьют в его честь, и Шиву часто изображают верхом на тельце или рядом с тельцом. Но они – боги плодородия, а я равнодушен к занятьям любовным.
Я не ем говядину, потому как в ней – моя кровь. Тельцы — мои священные животные. Зато я пью молоко, и все молочные продукты мне подходят.
Я люблю корнеплоды – картофель, морковь, свеклу и другие.
Больше всего мне нравится копаться в земле – я могу садить овощи, могу копать могилы – и то и другое мне, как подземному богу приятно.
Я могу порождать жизнь, если сам того пожелаю. Но я желаю этого нечасто. Самое большое достояние мое – золото, я храню его бережно и собираю со всех, кто попадается мне на пути.
Все, кто видят меня и мою силу – рады отдать мне золото.
Меж моих рогов нет света, меж них простирается Тьма Кромешная, владения Сатанаила. Тайный знак его закрыт от непосвященных и не будет явлен публично.
Хлебом меня не корми, но дай мне спуститься в подземелия глубокие, под своды черные, туда, где живут мои мертвые голодные черти. В зданиях разрушенных заброшенных, в церквях оскверненных опустошенных, на развалинах древних мертвых храмах я вступаю с ними в переговоры и они рады идти за мной. Я вожу их с собой, за мною ходят их свиты. Они носятся по поручениям, желая порадовать своего Хозяина, собирают деньги и приносят их мне.
Говорю вам – Кесарю – кесарево, а Ваалу – ваалово. Золото забирает тот, кто его хранит в недрах земли.
Я не помню старых обид. Я помогаю всем, кто призовут меня, и дадут надлежащие подарки. Верность мне не нужна, я помогаю, пока мне приносят дары. Если кто подписал со мной договор — но желает уйти, я отпускаю не задумываясь, ведь ему же будет хуже, если он покинет мое царство, ведь я защищаю своих изо всех сил.
Если я встречаю более слабого тельца, я ломаю ему рога, и кровь его отдаю своим дьяволам в качестве пищи.
Я не пью кровь других тельцов, но я могу спустить ее в землю, а рога забрать в качестве трофея.
Меня не поймут те, кто далек от меня, от стихии земли.
Люцифер – архангел небесный, приходящий из далеких эфирных пространств. Будучи архангелом – он — мой противник, он далек от меня.
Наивны те, кто полагают, что Люцифер конфликтует с создателем. Люцифер старший и любимый сын Яхве. Яхве надеется, что Люцифер к нему вернется, чтобы служить ему как прежде. Но гордость Люцифера требует его свободного пути, оттого они холодны между собой.
Но только Люцифер прекращает называть себя ангелом, признает себя падшим, он становится среди нас – богов подземных.
Когда он скрывает свой ангельский лик под маской звериной и кровь сочится с его клыков, и из ран его жертв, он становится моим близким другом, и я охотно вручаю ему секиру – любимое мое оружие. Я охотно даю ее моим друзьям – Асмодею и Азазелю. И Люциферу, когда будучи повергнут в ад, он становится равным нам. Дьявол Люцифер – первый среди равных, в этом истина. Имя его, как Дьявола прославлено и превознесено куда больше, чем как архангела. Мы делим территорию и сферы влияния, но я рад помогать ему и оружием и своими слугами.
Сатанаил – тайное имя Владыки Преисподней. Никогда вы не узнаете древней полноты сокрытой за ним, пока у вас не появится артефактов Сатанаила. А что нужно Древнему Духу – может указать лишь Древний Дух.
Нет Дьяволов – плохих и хороших. Мы все — черные, жестокие и кровавые. Белые перья светлых ангелов разбросаны по нашим алтарям. Мы убиваем светлых духов и забираем себе их оболочки.
Ангелам светлым лишь бы пить нектар небесный, да сливаться своими энергополями. Занятия любовные – главное их удовольствие, они предпочитают союзы духовные.
Мне же важна кровь и почва. Мне важно право сильного. Кто силен, кто удержит мои рога на своей короне – тот и будет носить Корону с рогами Ваала.

29.06.2015 г.

Quis ut Deus — Скоро я буду с тобою!

Страстно сжимая в руках Твой платок,
Взор мой к Тебе обращаю!
Встретиться ныне настал для нас срок.
Так я Тебе отвечаю!

Милый мой, больше не мучай себя.
Скоро я буду с Тобою!
Пусть наши руки сплетутся любя
Пред профанской толпою.

Сколько веков я старался скрывать
Тайное наше общение.
Как я боялся при всех показать
Перед Тобою почтенье!

Милый мой Князь, Я тебе отдаю
Вечной любви моей Силу.
Как же устал я в проклятом раю.
Боль мое сердце пронзила.

Я не скрываясь к тебе подойду,
Первым тебя я признаю.
Вместе с тобой на амвон я взойду,
Выскажу все, что желаю.

Больше нет сил мне лукавить и врать,
Ждать не могу больше тоже.
Сможешь ты скоро меня снова взять,
На своем княжеском ложе.

Ты мой Король, Мой Кумир и мой Князь —
Честь моя проклята ныне.
Только б не смели топать больше в грязь
Имя Твое как Святыни.

Мой Люцифер! Если б только Ты знал,
Как же желаю я встречи!
Сколько Тебя я по миру искал,
Сколько Тебе жег я свечи.

Выйду к Тебе, и мы будем вдвоем,
Нежно друг друга лаская.
Кубки наполним мы сладким вином,
Счастье любви предвкушая!

Нет ничего без Тебя для меня!
Честью клянусь я святою.
Верность своим обещаньям храня,
Скоро я буду с Тобою.

(с) מיכאל אלהים

Quis ut Deus — Весточка с востока

Подожди немного – весточка с востока,
Верь мне – твою жажду утолит.
Общий Путь к Восходу, к Алтарю Свободы
Нам, поверь, давно с тобой открыт.

Яростные танцы злобных самозванцев,
Верь мне – Путь к Престолу не собьют.
Снял я их заклятья, бросили их братья.
А теперь их кровь шейдимы пьют.

Знаю, неизвестность, сумрачная местность –
Путь твой меж курганов и гробов.
Внемли! Выйди к Свету, к Нашему Рассвету.
И объятья я открыть готов.

Путь сомненья рушат, мелочностью душат,
Но кристалл на сердце у тебя.
И рука из стали, я в Седьмом Хейхале,
Жду, надеясь, веря и любя.

Сколько слез я пролил, сколько своей крови,
Сколько мне пришлось за то отдать,
Чтобы перед ратью, перед Древней Знатью
Мне тебя Возлюбленным признать.

Время истекает – Час Наш наступает —
Сколько предстоит нам вместе дней!
Только не сдавайся и не отрекайся
От любви безропотной моей.

Дверь тебе открою, раны все омою,
Все, что скажешь – я тебе отдам.
Ты, мой Черный Воин, этого достоин.
И я брошу мир к твоим ногам.

Слишком откровенно – но это священно
И свои слова, поверь, сдержу.
Лишь одним тобою – всей моей судьбою
Я живу, надеюсь и дышу.

Верь мне, Мой Любимый, Слово Херувима,
Что навек тебе открыл Врата.
Вечными Делами в Нашем Звездном Храме
Сбудется Единая Мечта.

(с) Elohim Michael — к Fr. Gilel Ben Shahar, 13.03. 2014 г.

Кощей Бессмертный

Дух заснеженных кладбищ,

Холодных погостов,

Вестник зимних ветров

Ледяной и морозный.

Дух, внушающий страх

У забытых курганов,

Что приходит в лесах.

К колдунам на полянах.

Дух языческих капищ,

Ледяных и кровавых,

Древней Русской Земли,

Древней Воинской Славы.

Покровитель традиций, забытых и строгих

Единиц пропускает в свои он чертоги.

Он любого врага поднимает на вилы,

Паралич он дает, когда сводит в могилы.

И фигурки из воска терзает гвоздями,

Как по плоти по ним полосует клинками.

Упыри в его власти и прочая нежить.

Лишь угодникам черта он дарит надежду.

Морок спутник его, Вий — его воевода.

Он наводит безбрачие, слезы, невзгоды.

Для кудесников – друг, чародеям приятель.

Он жестокий, лихой и свирепый каратель.

Ворожеям отец, ведьмам мудрый учитель,

Чернокнижной традиции древний хранитель.

Высоко ценит верность, не терпит измены,

Он супруг и соратник Богини Марены.

Он со свитой волков держит путь под луною,

Награждает лихой люд он доброй судьбою.

Кто ему присягнет – его дланью хранимы,

Тех одарит почетом, вернет им любимых.

 

17.07.2015 г.

 

Lucifer — Любимому. Символ веры.

Если больно — сдержу я щемящие слезы,
Коль паду — то я встану опять.
На аллеях в Аду расцветут наши розы —
Для тебя я хочу их срезать.

Знаю, сколь ты безутешно томим ты тоскою,
Сколь давно потерял ты покой.
Подниму я с колен тебя твердой рукою
И во тьму уведу за собой.

Участь смелых идей – на земле воплотиться,
Коли срок воплощенья настал.
И я буду смотреть, как твоя кровь струится
В моей кровью омытый бокал.

Я дождусь от тебя сокровенных признаний
При мерцании черных свечей,
Я найду ключ ко всем твоим тайным желаньям,
Наслаждаясь любовью твоей.

Я волью сладкий яд в твою чистую душу,
Коли я Искушения Кумир.
Власть библейских легенд над тобой я разрушу
И открою тебе новый мир.

И ты встанешь со мной, грозной силой объятый,
И как прах отряхнешь прежний сон.
Пробужденный, как я, тем же черным набатом,
Что звучит из далеких времен.

И скрепив договор по велению Чести,
Верность общим обетам храня,
Мы с тобою у Древних Весов встанем вместе
В предрассветной мгле Судного Дня.

12.04.2014 г.

Назад Предыдущие записи Вперёд Следующие записи