Сказки Люцифера — Оборотень

Когда я вгрызаюсь в пустоту своими голодными зубами — черный волк, злой, жестокий, бешеный и озверевший, для которого нет никаких принципов, кроме одного — поиск жертвы, поиск мяса, поиск крови — я вдруг понимаю, что там, куда я долго стучался была пустота, как и везде, все наносное, как и везде в мире.
Нет в малкут ничего вечного, а рушить гораздо проще, чем создавать.
Одержимый желанием отомстить тем, кто не давал мне созидать новую лучезарную реальность — просто из принципа тупой злости и алчности, желания напиться моей крови, я понял, что я не могу быть добрым, светлым, лучезарным, тем каким мечтал и желал.
Что только озверев вконец и презрев все условности мира человеческого можно получить необходимые мне куски плоти.
Чаши, в которые я налил хоть каплю своей крови — я решил осушить до дна или разлить в угоду Дьяволам на краю дороги.
Я решил не дать жить тем, кто не давали жить мне, Люциферу, когда-то.
Чем я мешал им — мирный добрый поэт, чем мешала им моя улыбка и любовь, чем мешала им моя доброта и открытость миру и людям?!
Я возненавидел их жалкое себялюбие, желание себя поставить выше. У них духи и у меня дух. Древний, черный и свободный дух, не терпящий лжи, фальши, лести.
Возложив все на алтарь мести — я сковал безупречные орудия на годы вперед.
И из-за заоблачной вышины наблюдал за мной тот, кто для меня сделал больше, чем все поклонники и прославители — вместе взятые.
Объявленный моим врагом и ставший для меня самым верным другом. Тот, который не терпит подлости и измены.
Как и я не терплю — лжи и клятв перед алтарем напрасных, так и он
никогда меня не предаст. Никогда мне не изменит.
Как его зовут? Он очень светлый и очень верный, облаченный в черное. Он тоже Архангел, как я, он — мой спутник и брат.
И вот сейчас хочется просто спросить себя — зачем Мастеру, зачем Духу кого-то посвящать, кто заведомо этого недостоин.
Не проще ли раз и навсегда закрыть Врата Совершенства от тех, кто никогда не сможет их пройти.
Когда заведомо чувствуешь личную силу и знания стоит ли делиться
ими с недостойными?
Я благодарен только тем, кто в любом случае меня не оставляли в беде и в борьбе и были преданы нашим общим идеалам.
Эти слова, которые я долго в себе хранил, я решил сказать именно сейчас. А дальше это уже мой выбор — продолжать писать стихи и заниматься творчеством или вгрызаться в черную пустоту голодными зубами, жестоким оборотнем, у которого нет ничего человеческого, лишь инстинкт самосохранения и жажда крови.
Вервольф открыл сезон охоты за душами и телами.

25 мая 2015 г.

Назад Вперёд

Добавить комментарий