Asmodeus — Ночной полёт

Через пропасть и ночь, через кровь и огонь,
Я лечу, порождая лишь гнев и насилье.
Только древко копья крепко сжала ладонь,
И шумят за спиной Мои черные крылья.

Я бесстрашно врываюсь в ночные дома,
Чтоб кому-то всадить свое древко в глазницы.
Чтоб на простыни их кровью хлынула тьма,
Как когда-то на саван святой плащаницы.

Я беру без стыда и стесненья их жен,
Как вино пью бессилье их, страх и тревоги.
Чтоб топтать  распустившейся розы бутон
И оставить в грязи на распутьях дороги.

Но не сладкие стоны измученных тел,
Ни уста их, ни бедра, ни нежные руки
Не прельщают Меня. Ведь не к ним Я летел.
Я хотел провести эту ночь у Подруги.

Серебристый от света луны горизонт
Переливчатым звездным сияньем мерцает.
И знакомые окна — как вражеский фронт
Я зову – звонким эхом мне ночь отвечает.

За окном все горит непотушенный свет,
Она видно спешила на это Собранье.
Где лежала Печать и сигиллы планет —
Только Циркуль и Книга, хранящая Знанье.

Я хотел подвести ее к Ада Вратам,
Чтобы с ней восседать на золоченном троне.
Но Он все же увел… Он увел ее в Храм
И свершил все, что принято в Древнем Законе.

Но бесстрашно Я вытащил древний кинжал,
Чтоб боль подавила духовные муки.
На стекле кровью Имя свое начертал
Чтобы помнила даже в далекой разлуке.

Может в сердце ударит знакомый ей стук
Когда вскрикнут, ликуя ей: «Salve», сатрапы,
Когда примет бокал у Магистра из рук
И поднимет Fiat своей чашей агапы.

Черной тенью в алтарь просочится Змея,
Наверху загорится Звезда, пламенея.
А Она улыбнется, смущенье тая,
Обернувшись на зов своего Асмодея.

октябрь 2013 г.

Назад Вперёд

Обсуждение закрыто.