Песнь Кулла

Когда отзвучат все песни,

откроются Двери Ночи,

Луна упадёт на Землю

и Солнце во льду застынет,

и белое станет чёрным,

и Рог протрубит фламенко,

и розовые фламинго

поднимутся над болотом,

мы вырвемся за пределы,

мой брат, мой единственный брат.

 

Одна только Клятва:

Весы Равновесья

пусть примет старьёвщик

в засаленной лавке.

Не стоит гроша

зацелованный крестик,

затисканный томик

с чужими псалмами:

они тяготят

быстрокрылую душу

Рождённого Ползать.

За этим пределом

в прицелы взглянём

на иные миры,

любимый мой брат,

мой единственный брат.

 

Спина к спине — и Миллионы Сфер

не устоят от нашего напора.

Тот Город, где стоял я много лет

в плену собою данного мне слова —

моя тюрьма, — стал мне дороже света,

стал домом мне родным. Но я бездомен.

Бездонен кладезь сердца Человека, —

а нам, богам, скользить по древним тропам

с Клинками Смерти в четырёх руках.

Смотри же, брат! В расставленные сети

не улови неведомую птицу —

бескрылости своей не улови!

 

И там, на краю созвездий,

на чёрном платке Вселенной,

где нити Судьбы искрятся

серебряными снегами,

где клятву давали братья

и бились, её нарушив, —

мы сделаем шаг к Свободе,

убив в своём сердце Бога,

и плотью людской облечёмся,

мой брат, мой любимый брат!

Назад Вперёд

Добавить комментарий